Последние предпраздничные дни – 19 и 20 марта – стали для Казахстана по-настоящему поворотными. 19 числа Президент страны Нурсултан Назарбаев заявил о прекращении своих полномочий. Пост главы государства перешёл к спикеру Сената Парламента Касым-Жомарту Токаеву, который уже 20 марта принёс присягу народу Казахстана.

Нурсултан Назарбаев стоял у руля республики с 1991 года, с момента распада Советского Союза. Ставшее независимым государство было командно-административным в экономике, рублёвым в валюте и с почти полным отсутствием частного предпринимательства среди населения.

С тех пор прошло почти 30 лет, за которые экономика Казахстана претерпела значительные изменения. Какой принимает её в управление новый глава государства Касым-Жомарт Токаев, разбирался Informburo.kz.

Номинальный ВВП в тенге рос постоянно, с учётом инфляции – с переменным успехом

О состоянии экономики проще всего судить по основным макроэкономическим показателям, таким как, например, ВВП, уровень инфляции и безработицы.

Валовой внутренний продукт – это показатель, который показывает рыночную стоимость всех произведённых в стране товаров и услуг. В 2018 году этот показатель в Казахстане составил 58,8 трлн тенге и по сравнению с 2017-м вырос на 4,1%. В тенговом выражении, если судить по данным Комитета по статистике Миннацэкономики, показатели ВВП безостановочно росли все годы независимости.



Реальный рост, то есть за вычетом инфляции, двигался разнонаправленно: из "минусов" в 1990-е ВВП рос до двузначных цифр в 2000-х, а затем замедлился в 2010-х. Изменение динамики связано в первую очередь с экономическими кризисами: азиатским кризисом 1997-1998 годов и дефолтом в России в 1998-м, затем мировым экономическим кризисом, начавшимся в 2008-м, и падением цен на нефть в 2014-2015 годах. В последних двух случаях проблемы в экономике преодолевали с помощью масштабных вливаний в экономику и запуска госпрограмм, таких как "Дорожная карта занятости", "Дорожная карта бизнеса" и "Нұрлы жол".

Другой вопрос – это то, как рост ВВП влияет на доходы отдельного гражданина. Прямая связь между ними пока не так сильна. И в послании Нурсултана Назарбаева народу в октябре 2018 года об этом говорилось отдельно – нужно повышать доходы казахстанцев. Они к тому времени снижались уже два года подряд.

Интересная тенденция прослеживается в структуре валового внутреннего продукта. В 2018 году производство товаров дало стране 38,3% всего ВВП, а производство услуг – 54,4%. Остальное – налоги на продукты.

При этом ещё в 2002 году производство товаров составляло 43,8%, а услуги – 50,5%. В 2010-м доля товаров подросла до 45,1%, но в 2014-м вновь упала – до 37,6%. Примерно на этом уровне она и остаётся сейчас.

Другими словами, услуги разного плана – торговля, ремонт автомобилей, операции с недвижимостью, финансы и страхование – дают стране больше добавленной стоимости, чем реальное производство. Последние годы тенденция сохраняется.

Официальная безработица в Казахстане с 2001 года (откуда начинаются данные комитета по статистике) по сей день стабильно снижается. И это при том, что рабочая сила в стране растёт.

Однако эксперты часто обращают внимание на то, что "положительные" результаты по безработице в Казахстане достигаются особенностями системы подсчёта. Людей, которые официально не стоят на учёте как безработные, выводят в статистике как самозанятых. Они, как отметил в 2018 году Нурсултан Назарбаев, "не платят налогов, находятся в тени". Чаще всего под самозанятыми понимают тех, кто не работает по трудовому договору либо ведёт бизнес без регистрации.

В 2002 году среди казахстанцев таковых было чуть менее 2,7 млн человек при всей рабочей силе в 7,4 млн, то есть около трети. По последним данным Комитета по статистике, количество самозанятых снизилось до 2,078 млн при 9,5 млн рабочей силы. Соотношение упало, но всё ещё превышает 20%.

Чтобы вывести эту категорию трудящихся из "тени", в Казахстане ввели "единый совокупный платёж" – специальный режим, по которому самозанятые могут участвовать в системах государственного соцобеспечения. Правда, к марту ЕСП выплатили только 28 тысяч казахстанцев.

Сохранение части экономики в "тени" – по некоторым оценкам до трети от всего ВВП – ведёт к недостатку налоговых поступлений и, соответственно, влияет на дефицит республиканского бюджета. А последний в Казахстане стабильно дефицитен в течение последних лет.

В 2018 году дефицит бюджета составлял 1,1% от ВВП, в 2019 году планируется около 2%. Покрывают дефицит обычно за счёт трансфертов из Национального фонда. Превышение расходов государства над доходами эксперты объясняют необходимостью выполнять свои социальные обязательства перед населением.

Следующий показатель – это инфляция. Национальный банк последние годы её планомерно снижает с помощью инфляционного таргетирования. Благодаря снижению ликвидности на рынке через выпуск нот показатели падают.



Тенге девальвировал в 80 раз

С введением инфляционного таргетирования новый этап регулирования открылся не только для инфляции, но и для курса тенге – в августе 2015 года нацвалюту отправили в свободное плавание. Тогда средний курс с порядка 190 тенге за доллар вырос до 322 тенге к концу года. И 22 марта 2019 года, согласно сайту Нацбанка, курс нацвалюты к доллару составил 378,17 тенге.

Всего же с ноября 1993 года, когда тенге ввели в обращение, национальная валюта ослабла к американскому доллару в 80 раз.


Читайте также: История трёх девальваций: тенге подешевел к доллару в 80 раз

Между тем именно с курсом тенге многие казахстанцы напрямую связывают своё благополучие. Осенью 2018 года в макроэкономическом отчёте инвестиционной компании Halyk Finance отмечалось, что у населения наряду с инфляционными ожиданиями растут и девальвационные ожидания. В сентябрьском опросе они возросли до 70,7% против 66,9% в августе. Эксперты при этом отмечают, что в 2019 году нацвалюта ослабнет ещё на 3%, но курс в 400 тенге за доллар маловероятен.

Закрома Родины

Другие, не менее важные показатели – это долг и "закрома" страны. К первому относится, естественно, внешний долг Казахстана, а ко вторым – внебюджетные фонды, к примеру, Национальный фонд или Единый накопительный пенсионный фонд.

Внешний долг, куда входят и долг госорганов, и Национального банка, и межфирменная задолженность, вырос с цифры, немногим меньшей 137 млрд долларов в 2013 году до 161,4 млрд в октябре 2018-го. Основной рост тут показали инвестиции.


Из графика видно, что банки сокращают свою внешнюю задолженность, а вот инвестиции и заимствования органов госуправления постепенно растут.

Прямые иностранные инвестиции для Казахстана – это один из важнейших приоритетов в экономической политике. По статистическим данным Национального банка, с 2005 по 2018 годы объём прямых иностранных инвестиций в страну составил 265 млрд долларов. И это 70% от всего показателя на Центральную Азию.

К октябрю 2018 года в статистике Нацбанка в графе "иностранные инвестиции: межфирменная задолженность" было записано 102,8 млрд долларов.

"Елбасы взял курс на привлечение инвестиций в экономику. Благодаря этому Казахстан стал лидером всего постсоциалистического пространства, включая Центральную Европу, по объёму прямых иностранных инвестиций на душу населения. В нашу страну поступило более 300 млрд долларов прямых иностранных инвестиций", – сказал Касым-Жомарт Токаев на совместном заседании палат Парламента после принесения присяги народу.

Для привлечения иностранных инвесторов в Казахстане предпринимают самые разные меры: обслуживают по принципу "одного окна", дают преференции в специальных экономических зонах, создали специализированную нацкомпанию Kazakh Invest, при каждом посольстве РК за рубежом назначили ответственных за привлечение инвестиций.

В 2018 году в столице был открыт Международный финансовый центр "Астана" с отдельной юрисдикцией и биржей. Пока на последнюю вышла, правда, только одна компания – "КазАтомПром". Но уже в текущем году к ней могут присоединиться другие нацкомпании.

Государственный долг составляет лишь часть от всего внешнего долга, и на него установлен лимит: нельзя превышать величину Национального фонда. Однако в конце 2017 года этот индикатор приблизился к предельному значению: суммарный долг страны составил 55,5 млрд долларов, или 96,2% от всех валютных активов Нацфонда – 57,7 млрд долларов. Тогда прогнозировалось, что к концу 2018-го лимит может быть исчерпан.

Из-за этого Правительство изменило методику подсчёта рисков по долгу, исключив оттуда внутренние займы кабмина. Показатели долгового индикатора снизились с 96,2% в конце 2017 года до 63% на 1 октября 2018-го. Правительство теперь может занимать ещё.

Внимательнее в этой связи можно посмотреть и на внебюджетные фонды. Первый из них – Национальный фонд, который ещё называют "мягкой подушкой" или "фондом будущих поколений".


Атырауский нефтеперерабатывающий завод. Нефтегазовая отрасль - главный источник поступлений в Национальный фонд

Атырауский нефтеперерабатывающий завод. Нефтегазовая отрасль - главный источник поступлений в Национальный фонд / Фото informburo.kz

Создавался Нацфонд, к слову, во время работы Касым-Жомарта Токаева премьер-министром – в 2000 году Президент Нурсултан Назарбаев подписал соответствующий указ. В январе 2001 года в нём было 660 млн долларов, а сейчас – 59,35 млрд. Пик пришёлся на октябрь 2014 года, когда в фонде накопилось 76,84 млрд долларов.

"Казахстан сумел аккумулировать в Национальном фонде крупные финансовые ресурсы, что позволяет решать первоочередные задачи социально-экономического характера в кризисных ситуациях", – отметил Касым-Жомарт Токаев в выступлении после принесения присяги.

Informburo.kz уже писал, на что государство тратит деньги из Нацфонда: сейчас это в основном гарантированные трансферты для покрытия дефицита бюджета. Но бывают и целевые трансферты для государственных программ или помощи банкам, например.


Читайте также: На что государство тратит деньги из Национального фонда?

В ближайшие три года из Нацфонда дополнительные средства будут выделять на социальные инициативы Нурсултана Назарбаева, объявленные на XVIII съезде партии "Нур Отан" в феврале 2019-го.

Осенью 2018 года эксперты высказывали мнение, что при сохранении нынешних цен на нефть при гарантированных трансфертах из бюджета Нацфонд всё же будет постепенно наполняться. С последними тратами он, скорее всего, будет сжиматься.

Единый накопительный пенсионный фонд был создан в 2013 году объединением всех имевшихся на тот момент частных и одного государственного пенсионных фондов. И к началу марта 2019 года в нём накопилось почти 9,5 трлн тенге отчислений казахстанцев.

Что интересно, в ЕНПФ сейчас более 10,4 млн индивидуальных счетов, но не по всем из них поступления идут регулярно. Летом 2018-го в СМИ появилась информация, что 5-6 из 9 млн трудоспособных казахстанцев делают отчисления хотя бы раз в год, а все 12 месяцев платят всего 1,4 млн.

Другой вопрос по пенсионному фонду касается использования его средств. Только с начала 2019-го ЕНПФ заработал инвестициями 24,5 млрд тенге, но нередко деньги идут на проекты, вызывающие вопросы. Например, в октябре 2018 года стало известно о выделении 85 млрд тенге ЕНПФ на строительство газопровода "Сарыарка", а в ноябре – об инвестициях фонда в 150 млн долларов в ценные бумаги нацкомпании "КазАтомПром". Последняя, к слову, выходила на биржу в рамках приватизации, а в итоге часть акций купил фонд под управлением государства.

Приватизация и квазигосударственный сектор

За прошедшим IPO национальной атомной компании "КазАтомПром" вскоре должны последовать "Казахтелеком", Air Astana и "Казмунайгаз". Вывод части государственных пакетов акций на рынок – это продолжение политики приватизации, которая была запущена Нурсултаном Назарбаевым для развития экономики.

Разгосударствление – это в целом для Казахстана история продолжительная, поскольку с него, помимо прочего, началось строительство рыночной экономики после распада СССР. Приватизация "первой волны" проходила в четыре этапа, и за 1991-2005 годы коснулась более 39,8 тысячи объектов госсобственности. Доходы государства превысили 334 млрд тенге.


"Казахтелеком" по планам должен выйти на IPO уже в 2019 году

"Казахтелеком" по планам должен выйти на IPO уже в 2019 году / Фото informburo.kz

Затем в 2011 году была принята программа "Народное IPO", по которой казахстанцы могли купить акции нацкомпаний, первыми из которых стали оператор электроэнергической системы KEGOC и оператор магистральных нефтепроводов "КазТрансОйл".

Всего в программе приняли участие 76 тысяч физлиц вместо запланированных 160 тысяч. В итоге в 2015-м программу свернули, а в Счётном комитете заявили, что поставленные цели достигнуты не были.

В конце того же года был принят комплексный план приватизации, в рамках которого и предстоит проводить новые IPO. Однако не все смогут пройти в срок в силу разных причин. Informburo.kz ранее уже писал о ситуации с железнодорожным оператором "Қазақстан темір жолы", выход акций которого на биржу могут перенести. В том числе из-за долгов и возможного роста цен на перевозки.

Через два года после запуска программы приватизации участие государства в экономике оставалось значительным. Например, в октябре 2017-го около 47% всех крупных предприятий Казахстана находились либо в полной государственной собственности, либо с частичным госучастием. И тогда это был самый высокий показатель с 2007 года.



При этом компании квазигосударственного сектора нередко работают в одних отраслях с частными структурами, как, например, "Казмунайгаз" в нефтегазовом секторе или Air Astana в авиаперевозках. Но первые, в отличие от вторых, могут рассчитывать на некоторую поддержку в случае финансовых неудач. Один из ярких примеров – покупка Национальным банком РК в 2015 году 10% акций "Казмунайгаза" из-за трудностей компании.

Параллельно с этим у квазигосударственного сектора сохраняются большие долги. По итогам 2018 года фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" сообщил о выводе компаний "Казмунайгаз" и "Самрук-Энерго" из "красной зоны финансового риска". Как они там оказались – отдельный вопрос.

Да и в самом "Самрук-Казына" всё не так просто. В 2014 году, когда председателем правления был Умирзак Шукеев, в фонде стартовала программа трансформации с главной целью – повысить экономическую эффективность портфельных компаний фонда. Однако в феврале 2019-го, когда во главе "Самрук-Казына" стоял уже Ахметжан Есимов, уже саму программу трансформации стали трансформировать, потому что "выгоды от трансформации не покрывают затрат, которые понёс фонд".

Мы вывозим нефть, нефть "вывозит" ВВП

Во внешней торговле Казахстана лидерство по-прежнему удерживает нефть и прочее сырьё. В исследовании портала Energyprom в 2017 году говорилось, что за год доля нефтяного экспорта в его общем объёме выросла с 59% до 62%.

Именно следствием того, что экономика страны до сих пор сохраняет зависимость от экспорта нефтегазовой отрасли и прочего сырья, стала отставка кабинета Бакытжана Сагинтаева.

"Рост ВВП в основном обеспечивается за счёт сырьевых ресурсов", – отмечалось в заявлении Нурсултана Назарбаева по поводу отставки правительства 21 февраля 2019 года.


Нефтеналивные железнодорожные цистерны

Нефтеналивные железнодорожные цистерны / Фото informburo.kz

Об этом говорят и цифры. Валовой внутренний продукт в Казахстане за 2018 год вырос на 4,1%. Годом ранее – в 2017-м – показатель вырос на 4%, а в 2016-м – на 1%. При этом ВВП Казахстана имеет интересную связь с изменениями цен на нефть: на 2016 год пришлись минимумы по котировкам на чёрное золото – цена опускалась ниже 40 долларов за баррель. Однако в 2017 и 2018 годах цены на нефть начали постепенный рост – вплоть до 70-80 долларов, и ВВП пополз вверх.


Читайте также: Что будет с экономикой Казахстана, если нефть снова вырастет до 100 долларов?

О связи экономических успехов страны с движениями цен на нефть Informburo.kz уже писал. Если коротко, то углеводороды во многом помогают экономике, но не во всём. Например, даже если нефть будет стоить 100 долларов за баррель, курс тенге едва ли сильно укрепится.

Зависимость экономики от нефти – это структурная проблема, и проявляется она во многом. Например, в 2017 году компании нефтегазовой отрасли выплатили 38% всех налогов в стране. 10 крупнейших из них внесли 32,7% налоговых поступлений, и всего одна – "Тенгизшевройл" – выплатила 19,4%, или почти пятую часть.

Индустриализация, результатов от которой ещё ждут

Побороть "нефтяное проклятье" должна была помочь индустриализация. Первую попытку – Стратегию индустриально-инновационного развития от 2003 года – уже в 2010-м сменила Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития. С того момента в соответствии с нею, в процессе потерявшей слово "форсированная", в строй ввели 1 250 проектов. Среди них в разрезе отраслей больше всего предприятий агропромышленного комплекса, строительной индустрии и машиностроения.

При этом не всё шло гладко: есть ряд проектов, которые либо закрылись, либо простаивают по разным причинам. Про них казахстанские СМИ писали неоднократно: это, например, запущенный в 2011 году завод по выпуску планшетов в Актау или в том же году открытое производство отечественных самолётов в Карагандинской области. Ни одного образца продукции эти предприятия так и не выпустили.


Фото пресс-службы Казахстанского электролизного завода

Нет пока заметного влияния и на структуру экономики. Но связано это с тем, что в Казахстане традиционно силён сырьевой сектор, который не стоит на месте и развивается параллельно с обрабатывающим. Потому и ждать быстрой отдачи от индустриализации пока не стоит, считают эксперты.

В 2020 году стартует уже третий этап программы индустриализации, на сей раз шестилетний – до 2025-го. Приоритет сохранится в развитии обрабатывающей промышленности, но будет усовершенствована система поддержки предприятий.

Сельское хозяйство – драйвер?

Сельское хозяйство остаётся для Казахстана одной из стратегически важных отраслей экономики, в том числе и потому, что на селе проживает порядка 42% казахстанцев.

Интересно, что сельское хозяйство показывает стабильную динамику роста – с 2013 года показатели здесь опускались ниже 1% в год. По итогам 2018-го индекс физического объёма в этой отрасли вырос на 3,4%.

Однако и здесь есть много вопросов. В 2017 году разгорелся скандал вокруг недостачи зерна и зерновых расписок с приписками. Тогда в дело вмешалась Генеральная прокуратура.


Читайте также: Что делает холдинг "КазАгро", и зачем ему нужны государственные деньги?

Большой общественный резонанс зимой 2018 года вызвало выделение 60 млрд тенге из Государственного фонда социального страхования на выкуп у фермеров зерна. Также Министерству сельского хозяйства ещё предстоит наращивать экспорт мяса. В начале 2010-х бывший тогда главой холдинга "КазАгро" Асылжан Мамытбеков заявлял о планах поставлять за рубеж 60 тысяч тонн мяса. Уже будучи ответственным секретарём МСХ, в январе 2019-го Мамытбеков сообщил, что в текущем году ожидается порядка 25 тысяч тонн мясного экспорта.

Большой головной болью для отраслевого министерства остаются аграрные холдинги "Алиби", "Иволга" и "Казэкспортастык", которые погрязли в долгах. Проблема не решается долгое время, и она, возможно, стала причиной для проблем уже у Цеснабанка, который был крупнейшим участником госпрограмм по финансированию агропрома.

Спасение утопающих банков – дело не банков

На спасение Цеснабанка было направлено более 1 трлн тенге, в итоге почти 100% его акций были проданы новым владельцам. За последние годы государство выделило уже несколько триллионов тенге из разных источников в помощь финансовым институтам, и в 2017-м даже запустило отдельную программу оздоровления банковского сектора.



"Объёмная" поддержка была оказана Казкоммерцбанку при слиянии с Народным банком, до этого – БТА банку. Но помогали не всем банкам. В одном только 2018-м были лишены лицензий сразу три банка: "Банк Астаны", Эксимбанк и Qazaq banki. К слову, государство было крупнейшим вкладчиком "Банка Астаны", но спасать его не стало.


Читайте также: Банки Казахстана: что с ними происходило последние 10 лет. Объясняем в графиках

При том, что Нурсултан Назарбаев неоднократно требовал банкротить "плохие" банки, этого не происходило: Правительство и Национальный банк выделяли новые средства на "латание дыр" в балансах банков. Эксперты связывают появление всё новых и новых проблем в банковском секторе с проблемами в надзоре за ним со стороны Нацбанка.

Население растёт, а за ним и соцрасходы

К 1 февраля 2019 года в Казахстане проживало 18 415 501 человек, при этом более 58% – в городах и 42% – в сёлах. На заре независимости – в 1991-м – соотношение горожан и сельчан было почти таким же, но вот численность была на 2 млн меньше.

Заметный рост населения вкупе с внутренней миграцией привели к росту городов: "миллионниками", помимо Алматы, за годы независимости стала Астана, а затем и Шымкент. Такой тренд породил ряд социальных проблем по части доходов граждан и обеспеченности их жильём. Вскрылись эти вопросы зимой 2019 года, когда многодетные матери в крупных городах стали требовать от властей повышения качества жизни своих семей.


Читайте также: За последние 10 лет из Казахстана уехали более 300 тысяч человек. Почему так происходит?

В дополнение к уже действующим социальным и жилищным программам были добавлены новые. О новых мерах поддержки, в частности, было заявлено на XVIII съезде партии "Нур Отан": это и повышение зарплат работникам бюджетной сферы, и дополнительная поддержка многодетных семей, и допсредства на строительство арендного жилья.


Читайте также: "7-20-25 сознательно убыточна". Как госпрограммы влияют на рынок жилья, и что происходит с ценами?

Теперь государство обязалось направить ещё больше средств в социальную сферу. И это при том, что в республиканском бюджете уже порядка 45% всех расходов приходится именно на социалку.

Все перечисленные показатели и тренды Нурсултан Назарбаев неоднократно – на расширенных заседаниях Правительства и публичных выступлениях – подчёркивал и требовал от Правительства их решения. И именно из-за отсутствия продвижений в этом направлении был отправлен в отставку кабинет министров Бакытжана Сагинтаева. Теперь же Касым-Жомарту Токаеву в качестве нового главы государства предстоит продолжить линию Назарбаева в экономике. Поможет ему в этом кабинет Аскара Мамина, который уже заявил о планах стать правительством "реальных дел".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter