Ещё в начале октября в СМИ появилась информация, что многие трейдеры в Соединённых Штатах Америки и Европе ожидают значительный рост цен на нефть уже в ближайшие месяцы. The Bell писал, что в 79% январских контрактов на нефть марки Brent указана цена выше 100 долларов за баррель.

Подобные ожидания могут показаться хорошей новостью для стран с сырьевой экономикой, к числу которых относится и Казахстан. Informburo.kz поговорил с экспертами и предположил, что может случиться при возвращении высоких цен на нефть и поможет ли это экономическому росту страны.

Экспортируемая и нестабильная

Последние 10 лет цены на нефть не показывали стабильности и неоднократно совершали "крутое пике" на биржах. Цифры говорят сами за себя.

К июню 2008 года за один баррель нефти по фьючерсам (сделки с исполнением через определённое время в будущем) давали почти 140 долларов, а уже к началу 2009-го – меньше 40 долларов. К весне 2011-го цена выросла до 125 долларов и двигалась в коридоре 100-120 долларов до лета 2014 года, но потом начала падать и достигла "дна" в районе 30 долларов в 2016-м.

Позже нефть начала понемногу расти, а осенью 2018-го даже выходила за планку в 80 долларов. Сейчас фьючерсы на нефть Brent торгуются чуть выше 70 единиц американской валюты.


Динамика фьючерсов на нефть марки Brent

Динамика фьючерсов на нефть марки Brent / Скриншот с сайта investing.com

Цены на нефть сильно связаны с ситуацией в мировой экономике, а в отдельных странах их падение влияло на экономический рост. Относится это и к Казахстану.

"Но сегодня реальность такова, что сжатие деловой активности в мире привело к снижению спроса на нефть и металлы. А это основа экспорта Казахстана. За год цена на нефть упала почти в четыре раза, на металлы – почти в два раза", – отметил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Послании народу 6 марта 2009 года.

Заметно влияние нефти на экономику нашей страны и со стороны. Этому, в частности, посвящена одна из последних публикаций Всемирного банка – "В поисках новой модели роста: Срочная необходимость экономической трансформации". В документе говорится, что темпы роста реального ВВП Казахстана ускорились с немногим более 1% в среднем в 2015-2016 годах до около 4% в 2017 году. Динамика сохранилась и в первом квартале 2018 года, когда ВВП вырос примерно на 4,1%. И связано это непосредственно с нефтяной отраслью.

"Укрепление экономических показателей вызвано главным образом улучшением результатов в нефтяной отрасли, связанным с увеличением производства на нефтяных месторождениях, не включённых в планы ОПЕК по сокращению добычи нефти. В сочетании с более благоприятными условиями торговли это произвело положительный эффект на ненефтяные отрасли – обрабатывающую промышленность и сектор услуг", – сказано в докладе Всемирного банка.

Если упростить, то хорошие результаты в отдельной, нефтегазовой, отрасли поддержали рост экономики в целом. И влияет здесь как рост добычи, так и постепенный подъём цен на чёрное золото.


Железнодорожные цистерны для перевозки нефти

Железнодорожные цистерны для перевозки нефти / Фото informburo.kz

Эксперт аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Мерей Исабеков оценивает вероятность роста цены на нефть до 100 долларов как низкую. Однако если он произойдёт, то в среднесрочной перспективе это повлияет на экспортную выручку и импорт в сторону увеличения.

К примеру, в первые шесть месяцев 2007 года цены на нефть были на уровне 63,2 доллара, а в аналогичный период 2008-го выросли до 109,2 доллара. При этом импорт увеличился на 16,2%, а экспорт – на 60,4%.

Кроме того, рост нефтяных котировок приведёт к росту смежных отраслей, связанных с нефтегазовым сектором, – это грузоперевозки, нефтесервис, нефтепереработка и прочее. Впоследствии, по мнению собеседника Informburo.kz, усиление экономической активности поддержит рост в других секторах и экономике в целом.

"Рост нефтяных котировок позитивно скажется на макроэкономических показателях Казахстана, однако не стоит ожидать, что это решит все экономические проблемы и вызовы страны", – подчеркнул Мерей Исабеков.

А воспользоваться получится?

Директор по развитию компании ARUM Capital Константин Жуковский считает, что рост цен до 100 долларов за баррель, если он произойдёт, может позитивно сказаться и на динамике тенге, и на поступлениях в бюджет, и на инфляции.

По мнению эксперта, последняя спустя 3-4 месяца начнёт снижаться и к концу 2019 года может достичь около 5%. Также можно ожидать увеличение объёмов экспорта. В совокупности с ростом цен это приведёт к увеличению поступлений от нефтегазового сектора в Нацфонд.

"Гипотетически, это может стимулировать рост финансирования социальных проектов и стимулирования малого бизнеса, фактически ведя к повышению благосостояния населения. Гипотетически", – отметил Жуковский в разговоре с журналистом informburo.kz.

Действительно, в Казахстане очень много говорят об эффективности, а вернее о неэффективности использования сверхдоходов от нефти в так называемые тучные годы, когда цены были высокими. Гипотетический рост нефтяных котировок вполне сможет показать, научился ли госаппарат использовать "сырьевые" деньги эффективнее, чем раньше. Но здесь всё зависит от того, насколько сильно и как долго будут расти цены.

"Думаю, госаппарат будет постепенно наращивать умение правильно использовать недра и доходы от их продажи. Однако, чтобы он показал, чему научился, нужен рост цен на нефть на протяжении 2-3 кварталов, а это маловероятно", – прокомментировал финансовый консультант Расул Рысмамбетов.


Морской порт Актау

Морской порт Актау / Фото informburo.kz

Финансовый аналитик компании FXPrimus Арман Бейсембаев напоминает, что есть убедительная статистика, которая показывает прямую связь падения цен на энергоносители с кризисными явлениями в Казахстане.

"Рост цен на энергоресурсы – это прямой вопрос макроэкономической стабильности страны. В периоды роста цен на нефть улучшаются потребительские настроения, растёт кредитование при снижающейся процентной ставке, растёт деловая активность и уверенность в бизнес-среде, растут доходы бюджета, а государство более активно пополняет свои валютные запасы", – отметил Бейсембаев.

По мнению собеседника Informburo.kz, сама "сырьевая" экономическая формация приближается к пределам исчерпания и больше не может показывать былые темпы роста, которые временами достигали двузначных цифр.

"Это хорошо видно из статистики, где, несмотря на увеличение объёма ВВП в тенге, в долларовом эквиваленте он падает с 2012 года, а увеличение тенгового эквивалента связано с перманентным обесценением национальной валюты. Темпы роста ВВП также падают непрерывно с 2012 года, несмотря на достаточно высокие цены на нефть в те годы", – подчеркнул финансовый аналитик.

Сегодня, по словам Армана Бейсембаева, сложилась ситуация, когда пропала корреляция между тенге и долларом с нефтью. При дорожающей нефти можно наблюдать дешевеющий тенге и намерение Нацбанка повышать процентную ставку. В целом, отмечает Бейсембаев, это выглядит как попытка поддержать экономику с убывающей эффективностью: при таком подходе неизбежно растёт инфляция и падает покупательская способность населения из-за высокой доли импорта в экономике.

"На краткосрочном горизонте эта мера способна решить локальные проблемы в системе, но для поддержания роста экономики хотя бы на уровне нынешних 3% нам понадобится нефть по цене, существенно превышающей 100 долларов за баррель. Так что рост цены на нефть до 100 долларов, который мы, возможно, и увидим, поможет нарастить поступления в Нацфонд и пополнить бюджет страны. Это вопрос именно макроэкономической стабильности, но он не будет способствовать росту и развитию экономики", – подытожил собеседник Informburo.kz.

Противоречие в курсе

Первое, на что обращают внимание при росте нефтяных цен, – это слабая их связь с курсом тенге. Обычно прямой зависимости не наблюдается, и чаще уже берут во внимание движение российского рубля. Об этом informburo.kz писал ранее.


Читайте также:
Почему курс тенге зависит от курса рубля?

Однако прецеденты заметного усиления позиций тенге к доллару уже были. Финансовый консультант Расул Рысмамбетов напоминает, что было укрепление со 150 тенге до 120 тенге за доллар. Но тогда это совпадало с благоприятной ставкой Федеральной резервной системы США, а не только с ростом цен на нефть.

"В случае повышения цен на нефть Президент, Правительство и Нацбанк будут стоять перед сложным выбором: краткосрочно укрепить тенге, что будет немного популистским решением, или ограниченно вмешиваться в рынок и держать курс на привычных уровнях", – говорит Рысмамбетов.

Эксперт отметил, что при долгосрочном росте цен на нефть против укрепления тенге будут такие факторы, как рост ставки ФРС и укрепление доллара, а также тот факт, что нефтяные доходы будут откладываться в Нацфонде, а не пойдут в экономику. Кроме того, Казахстан давно не продаёт нефть напрямую на рынок по спотовым ценам: более половины сырья уходит по долгосрочным контрактам.

Поэтому, по мнению Расула Рысмамбетова, укрепление тенге будет краткосрочным и спекулятивным.


Атырауский нефтеперерабатывающий завод

Атырауский нефтеперерабатывающий завод / Фото informburo.kz

В свою очередь, директор по развитию компании ARUM Capital Константин Жуковский считает, что рост цен до 100 долларов за баррель позитивно скажется на динамике нацвалюты. Котировки пары тенге-доллар могут достичь отметки в 330, которую казахстанцы уже наблюдали в мае 2018 года.

Эксперт аналитического центра АФК Мерей Исабеков также отмечает, что в краткосрочной перспективе рост цен на нефть, если он случится, укрепит тенге.

"Однако фундаментальные факторы поддержки могут оказаться не такими явными, и, следовательно, заметное укрепление нацвалюты в среднесрочной перспективе маловероятно. К тому же не стоит забывать о "Голландской болезни" – Правительство по умолчанию не заинтересовано в снижении конкурентоспособности отечественных производителей", – подчеркнул собеседник Informburo.kz.

Нацфонд растёт без оглядки на цену

Крупнейшими производителями, судя по налогам, остаются компании нефтегазового сектора. Они обеспечили 38% всех налоговых поступлений в консолидированный бюджет в 2017 году. Поступления от "нефтянки" идут напрямую в Национальный фонд и составляют его финансовую основу. О том, как этот фонд работает и на что тратится, Informburo.kz уже писал.

Если коротко, то в Нацфонд идут налоги от организаций нефтяного сектора, приватизации республиканской собственности и активов нацхолдингов, инвестиционные доходы от управления фондом и прочие.


Читайте также:
На что государство тратит деньги из Национального фонда?

Деньги из него главным образом используют в виде гарантированного и целевого трансфертов в бюджет. Целевые трансферты обычно идут на помощь экономике и "тушение пожаров". К последним относится, конечно, спасение банков.

Аналитик центра прикладных исследований "Талап" Аскар Кысыков отмечает, что трансферты в республиканский бюджет постепенно сокращаются в объёмах. Последний целевой трансферт был в 2017-м для оздоровления банковской системы, а в 2018 и 2019 годах их вовсе не планируют.

"В 2019 году гарантированный трансферт планируют в размере 2,45 трлн тенге. При текущих ценах на нефть доходы Нацфонда примерно равны расходам. А если цены на нефть вырастут, то будет чистое накопление. Тогда фонд будет увеличиваться, и это очень хорошо", – говорит Кысыков.


Доходы и расходы Нацфонда в 2017-2021 годах

Доходы и расходы Нацфонда в 2017-2021 годах / Инфографика центра прикладных исследований "Талап"

Эксперт аналитического центра АФК Мерей Исабеков также напоминает, что Правительство работает над снижением зависимости республиканского бюджета от трансфертов из Нацфонда.

"Инициатива по снижению зависимости от трансферов, вероятнее всего, приведёт к тому, что потенциальные сверхдоходы от нефтегазовой отрасли будут генерироваться на счетах Нацфонда", – отметил Исабеков.

Тем временем в проекте бюджета на 2019-2021 годы предусмотрено плавное снижение размеров трансфертов. Так, гарантированный трансферт в 2019-м предлагается на уровне в 2,45 трлн тенге, в 2020-м – 2,3 трлн, а в 2021-м – 2 трлн тенге.

О том, как будет изменяться объём Нацфонда при таких трансфертах, 5 ноября в Сенате рассказал первый вице-министр нацэкономики Руслан Даленов.

"Чистые поступления в Нацфонд в 2019 году, разница между тем, сколько мы отправим в Нацфонд, и в виде гарантированного трансферта изымем, составляют 593 млрд тенге, в 2020 году – 746 млрд тенге и в 2021 году – 1 трлн 106 млрд тенге. То есть гарантированный трансферт изымаем меньше, поступления в Нацфонд увеличиваем, чистые сбережения увеличиваются", – сообщил вице-министр.

Говоря другими словами, даже при текущих прогнозах Кабмина и без существенного изменения цен на нефть Нацфонд продолжит наполняться. Только если мировая экономика не внесёт в эти планы свои коррективы.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter