Что не так с правом на мирные собрания в Казахстане, и как это собираются изменить

Фото informburo.kz
Фото informburo.kz

В Казахстане действует закон о митингах, принятый ещё в 1995 году. Общественники подготовили новый проект закона, но он решает далеко не все проблемы

15 июня 2019 года, через три дня после инаугурации, Касым-Жомарт Токаев в интервью Euronews заявил, что в Казахстане начнут разрешать уличные демонстрации и будет принят новый закон о митингах.

"Согласно Конституции, наши граждане обладают правом свободного волеизъявления. Если мирные акции не преследуют цель нарушения закона и покоя граждан, то нужно идти навстречу и в установленном законном порядке давать разрешение на их проведение", – заявил Токаев позднее, выступая с первым Посланием к народу Казахстана в должности президента.

Почему именно сейчас?

2019 год отметился резким ростом количества протестных акций, а на выборах кандидат от несистемной оппозиции набрал 1,5 миллиона голосов. Впервые. По словам Ермухамета Ертысбаева, политолога и экс-советника Первого Президента, новоизбранный президент идёт на уступки в вопросе закона о митингах, чтобы показать протестной массе, что политическая система готова меняться.

"Избирательная компания для Токаева сложилась непросто. Протестный электорат сформировался в лице Амиржана Косанова (набрал 16,23% на президентских выборах 2019 года). Но полтора миллиона граждан проголосовали не против Токаева, а против той системы, которая была построена и которая нуждается в модернизации. Поэтому Токаев этими шагами хочет расширить социально-политическую базу, укрепить свой президентский электорат и, в хорошем смысле, переманить на свою сторону граждан РК", – заявил Ермухамет Ертысбаев

Запрещать митинги в Казахстане начали с 1995 года с момента принятия закона, регулирующего мирные собрания. Закон подразумевает разрешительный характер проведения публичных мероприятий. Это значит, что для проведения митинга или иного публичного мероприятия необходимо получить разрешение у местных властей, которые, пользуясь законом, стали жёстко ограничивать выдачу разрешений. Граждане в ответ стали реже запрашивать это разрешение.

В дополнение к тому, что более двух десятков лет практически невозможно было получить разрешение на проведение мирного собрания, маслихаты городов самостоятельно регламентировали порядок проведения митингов. Обычно регламент состоял в том, что митинги разрешалось проводить только в определённых местах на отшибе населённого пункта. Гражданский активист Альнур Ильяшев судился с маслихатом Алматы за ограничение права проведения митингов в городе. Суд отказал активисту, сославшись на то, что регламент несёт рекомендательный характер и обжаловать его можно было только в течение 3 месяцев с момента принятия в 2005 году.

Согласно опросам КМБПЧ, организаторы акций обычно не пытаются идти на контакт с чиновниками, так как не верят, что получат разрешение, или принципиально не хотят подчиняться недемократическому закону. В 2018 году ни одна из известных правозащитникам демонстраций не была санкционирована властями.

Журналистов на заседание маслихата, на котором утвердили новое место для мирных собраний, не пустили. Председатель общественного совета и депутат маслихата Алматы Рахман Алшанов, отвечая на вопрос о мотивах выбора именно Парка Ганди, заявил, что обсуждать что-то поздно.

"Обсуждали многие варианты. Что сейчас обсуждать? Решение уже принято. Есть поручение президента, акимат и маслихат его выполнили, определив второе, более-менее оптимальное место", – сказал депутат Алшанов.

В сентябре 2019 года Департамент полиции Алматы заявил о создании диалоговой полиции, которая должна решать вопросы взаимодействия полиции, местных исполнительных органов и общества во время митингов. Правозащитники провели трёхдневный семинар для неизвестного количества сотрудников полиции и управления общественного развития Алматы, на котором были проработаны основные предложения. Но проект так и не реализован.

В ответе на официальный запрос informburo.kz Министерство внутренних дел не смогло разъяснить принципы работы диалогового полицейского, предоставить план обучения, количество обученных полицейских, а также – когда и в каких городах планируют запустить пилотный проект.

В письме от 8 января 2020 года говорилось только о том, что работа ведётся в плановом режиме и на данный момент всё ещё ведется проработка предложений.

Поделиться:

Читайте также