Астанчане годами обитают на дачах в ожидании сноса. Как они выживают

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

На дачах Нур-Султана живут тысячи людей

Власти и частные застройщики начали сносить дачи с первых лет строительства новой столицы Казахстана и продолжают избавляться от них до сих пор, застраивая сады и огороды в основном жилыми комплексами и инфраструктурными объектами. Сначала под снос ушли дачные сообщества в черте города, затем дело дошло и до окраин. Но не везде их успевают сносить и большинство дач за эти годы превратились в жилые массивы и деревни, где живут тысячи людей, в основном приехавшие в столицу из регионов в поисках лучшей доли. Сегодня в стране уже выросло целое поколение молодых людей, родившихся и по-прежнему проживающих на дачах, где раньше можно было прописываться. 

Жители дач в столичном районе Есиль / Фото Informburo.kz

Корреспондент Informburo.kz изучил, как около пяти тысяч людей живут в девяти садоводчествах (ПК СДУ "Полёт", "Черёмушки АТП-1", "Тюльпан", "Гвоздика", ВРЗ-3, "Вишенка", "Черёмушки-2", "Керамик-2", "Сельхозхимия"), расположенных вдоль проспекта Кабанбай батыра и строящихся линий ЛРТ по пути в столичный аэропорт. Это буквально в 10 минутах езды от объектов ЭКСПО-2017.

Дачи примыкают к каналу Нура-Есиль и ограждены от автотрассы высоким забором из оцинкованного профлиста. Будто их стесняются, потому как открывающийся вид за оградой явно не вписывается в пафосную атмосферу столичного левобережья.

Гости Нур-Султана, едущие в аэропорт или обратно заметят лишь едва виднеющиеся за оградой крыши двухэтажных коттеджей, успевших вырасти на месте бывших дачных домиков. И вся эта четырёх-пяти-километровая вереница домов за забором параллельно с недостроенным ЛРТ, прозванным в народе "памятником коррупции", тянется аж до жилого массива Пригородный, упирающегося почти в аэропорт. 

Хлеб в долг

Проём в оцинкованном заборе направо сразу после канала и есть въезд на дачи. Здесь же находятся автобусные остановки маршрутов 10,12 и 51. В ненастье понадобится всего несколько минут ходьбы по дачным проулкам, чтобы вся обувь была в грязи. Даже по центральной частично асфальтированной улице, делящей два общества "Полёт" и "Черёмушки", пешеходы из-за отсутствия тротуаров идут по жиже на проезжей части, рискуя быть обрызганными снующими туда-сюда машинами. Тут нет названий улиц. Дома просто пронумерованы. 

Фото Informburo.kz

Заглядываем в первый встретившийся продуктовый магазин "Ак ерке". За прилавком стоит мужчина лет сорока, который представляется Такеном Бегимбетовым. В поисках лучшей жизни он приехал с семьёй в столицу из Кызылорды в 2004 году и с тех пор не один год скитался по квартирам и работал в разных местах, пока несколько лет назад не взял кредит и не купил недостроенный домик здесь за 7 млн тенге. 

"Небольшой зал, две спальни и маленькая кухня, – коротко описал своё жилище Такен. – Кредит за дом выплачивать ещё пять лет. Хорошо хоть старшая дочка-студентка учится на гранте". 

Год назад Такен взял в аренду магазин и теперь зарабатывает торговлей. На вопрос о трудностях проживания на дачах он в первую очередь говорит о дороговизне угля.

"Уголь страшно подорожал в этом году. Сразу на зиму закупить возможности нет. По 2,5 тонны на ГАЗели привозят. На зиму мне нужно минимум 7 тонн. Если в прошлом году по 12-13 тысяч тонну покупали, в этом уже по 16,5 тысячи. Плюс доставка – ещё 10 тысяч. И тысячу погрузчик берёт", – пожаловался житель столицы.


Читайте также:


Ещё Такен говорит, что в последнее время на дачах стали часто воровать:

"В прошлом году обчистили дом, пока нас не было. Не торопясь, средь бела дня, украли ковёр, шубу, телевизор, микроволновку, посуду, немного денег. Так и не нашли и вряд ли найдут. А около месяца-полтора назад утащили со двора комплект зимних шин на легковушку".

Это не единственный материальный ущерб, причинённый семье. Из-за слабого напряжения в сетях недавно сгорел холодильник. Пришлось взять новый в кредит. 

Из плюсов Такен Бегимбетов отмечает, что пожарные и "скорая" на вызовы приезжают быстро. Если есть работа в городе, то ехать тоже недалеко. Только вот такси на дачи заряжают минимум 2-2,5 тысячи. Поэтому большинство дачников стараются ездить в основном на автобусе.

Такен Бегимбетов / Фото Informburo.kz

Пока мы разговариваем продавец успевает обслуживать клиентов.

Четвёртый подряд покупатель берёт один и тот же продукт – относительно дешёвую чесночную колбасу. 

"1250 тенге", – насчитал Такен за две упаковки китайской лапши, тюбик сгущёнки и коротенькую колбаску.

Покупатель, мужчина лет пятидесяти, перед тем как взять в руки пакет с продуктами, звонит, по-видимому, жене и просит, чтобы та закинула сумму продавцу на карточку, благо мобильный интернет здесь работает хорошо. 

"В баню ходим мыться в "Полёт" (соседнее садоводческое общество). 600-700 тенге в час с человека. Вода с местных скважин до того солёная, что глаза щипет, когда моешься. Но постепенно привыкаешь. Питьевую таскаем из двух колонок в Пригородном. Зимой возле них большие очереди. Бывало в мороз по часу стоишь, чтобы воды набрать. Для стирки и ежедневных нужд солёной пользуемся, – прокомментировал ситуацию с водой продавец магазина. 

В это время в магазин забегают двое мальчиков лет семи, один из которых просит дать десяток яиц и палку колбасы. Выгребает всю мелочь из кармана, отдаёт продавцу. Не хватает 125 тенге. 

– Занесу, ага, – обещает он Такену. 

– Точно занесёшь? Я же тебя не видел ни разу. 

– Вы Жанар знаете? (называет номер дачного домика)

– Только не забудьте, а то ты будешь должен. Тебя-то я знаю, — обращается Такен ко второму мальчику, который держит в руках самодельный деревянный нож, обмотанный скотчем.

– Кстати, зачем тебе нож? – смеётся над ним Такен. 

– Просто ношу…

Продукты, по словам Бегимбетова, местные частенько берут в долг под запись. Он ведёт толстую общую тетрадь. 

"Пенсионерам в долг смело даём, – поделился Такен. – В общем надёжным, кто возвращает. А так и кидалова тоже много. Видели, пенсионерка заходила? Вот она хлеб в долг постоянно берет от пенсии до пенсии. Хотя дома сын взрослый лежит, не работает. Я таких не понимаю". 

О возможном сносе дач слухи до хозяина магазина доходили.

"Говорят, что несколько улиц в "Черёмушках" весной могут уйти под снос. Якобы улица Мангилик ел там будет проходить. Ждём. Куда нам идти? Слышали, что если акимат будет сносить, компенсацию дают меньше, а если частный инвестор, то на 4-5 млн больше. Желательно, чтобы инвестор взял. Но мы же не знаем, кто возьмёт", – резюмирует он на прощание. 

"Неопределённость тревожит"

На узеньких поперечных улицах, где не разъедутся два автомобиля, попадаются как советские аккуратные кирпичные дачные домики, современные хибары, построенные из подручных материалов, так и добротные особняки и коттеджи. Чаще всего на улицах встречаются бесконтрольно шастающие дети и бродячие дворняги. Многие заборы обклеены объявлениями об услугах: "Вспашка участков", "Уголь", "Баня", "Сдам комнату", "Массаж" и "Продам участок".

58-летняя многодетная мать Куралай Сарбекова живёт на четвертой улице в "Черёмушках АТП-1" с 2004 года. Медик по образованию, много лет проработала в одном из исправительных учреждений. По её словам, больше 11 лет стоит в очереди на госжильё, но очередь практически не продвигается. 

Куралай Сарбекова / Фото Informburo.kz

Женщина выходила из дома, чтобы поехать в столичную мечеть Нур-Астана просить помощи с покупкой угля. Пенсии ей прокормить большую семью не хватает. 

"Сейчас на дровах сижу. Дома от холода в обуви ходим. Ещё воду за четыре километра приходится таскать", – рассказала она, еле сдерживая слёзы.  

Куралай, как она сама признаётся, местные и, в частности, соседи недолюбливают за её нетерпимость к беспорядку и чрезмерную ворчливость. 

"Я честно о местных проблемах всегда говорю, что нет питьевой воды, что слабое напряжение, о том, что бесконтрольно бросают мусор на улицу, алкашей разгоняю, которые везде валяются, и меня за это не любят. Не понимаю, что за народ пошёл! Стоят при детях курят, пьют, матерятся, плюются, и я не могу без замечаний пройти. Нас так воспитывали – уважать других, а сейчас у людей менталитет совсем другой. Никакой культуры! И все молчат", – сокрушается Куралай. 

Женщина говорит, что устала здесь жить и хотела бы, чтобы дачи побыстрее снесли. 

"Хочется в квартире жить, не мучиться с углём, водой, электричеством и устроиться на работу. Медиков, вы знаете, везде не хватает", – сказала она.

Виталий Дудкин с сыном Игорем задумчиво разглядывали свежезалитый фундамент под будущую дачу размером шесть на три. Участок они купили недавно. 

"На свой страх и риск залили. Хотим строиться. Ещё местных проблем толком и не знаем. Но неопределённость немного тревожит", – сказал Виталий.  

"В будущем хотим постоянно жить, но слухи о сносе периодически ходят. Хотелось бы определённость какую-то иметь. Потому что при сносе, как мы понимаем, компенсацию дают как за дачное строение, хотя строишь ты дачу или дом – по стройматериалам одинаково дорого выходит", – добавил Игорь. 

Виталий Дудкин / Фото Informburo.kz

82-летний пенсионер Аскар Таханов живёт на дачах с 2005 года. Тогда он купил участок за 3,5 тысячи долларов. Переехал в столицу из Ерейментау, из-за того что нужно было лечить младшую дочь, у которой сахарный диабет.

Аскар Таханов / Фото Informburo.kz

Ездить постоянно в областной центр в больницу было трудно, и семья решила перебраться в Астану. Стоял в очереди за бесплатной землёй от государства с 2007 года, но, замучившись ходить по кабинетам чиновников и выпрашивать, плюнул и решил сам построить здесь с детьми дом. Со временем дом благоустроили, провели воду, канализацию. 


Читайте также: Без воды и тепла: как выживают люди в 150 км от столицы. Фоторепортаж из Ерейментау


"Картошку сажаем, огурцы, помидоры. На зиму запасаемся. Воду питьевую только покупаем. Дети на работе, некогда таскать и далеко. Воздух тут хороший, в городе жить нам, старикам, трудно. Наверное, отсюда и вынесут нас (смеётся). Как решат власти, так и со всеми вместе примем судьбу общую", – сказал пенсионер. 

Пожить на дачах, чтобы вырастить детей

33-летний уроженец Челябинской области Досхан Исмагулов подростком приехал жить в Казахстан с матерью и братом в 2003 году.  В статусе оралманов они получили от государства подъёмные, дом и землю в селе Шортанды в 100 км от столицы. Жили там до 2006 года, затем переехали в Астану, построили дом в районе железнодорожного вокзала. Досхан выучился на слесаря, отслужил, женился. Брат купил квартиру и стал жить отдельно, а построенный совместно дом в 2019 году пошёл под снос. Досхан с женой, матерью-пенсионеркой и шестью детьми остались без жилья. Дружно набрали кредитов по миллиону, ещё два дали родственники жены, и решили на имеющиеся средства купить дачный дом. На другое жильё денег у семьи не хватило. С февраля стали жить здесь, а в марте 30-летняя супруга Досхана умерла от сердечной недостаточности. 

"За пять миллионов мы ничего другого купить не могли и были вынуждены на этом варианте остановиться. Подумали, это лучше, чем по квартирам скитаться. При покупке нас предупреждали, что при сносе мы можем ничего не получить, так как землю, на которой стоит дом, мы арендуем у государства. Но учитывая, как долго всё у нас происходит, кто знает, сколько здесь ещё проживём. Тут один мужчина так же здесь десять лет прожил. Детей вырастил и говорит дачам рахмет", – рассказал Досхан. 

Сейчас он работает слесарем на одном из железнодорожных предприятий. За детьми, старшему из которых семь, а младшим – близнецам по полтора года, присматривает его мать. Госпособие за детей от государства составляет 142 тысячи, зарплата Досхана за вычетом налогов – 160-170 тысяч и пенсия матери – 70 тысяч,  половина пенсии уходит на погашение кредита. В общем, денег хватает тютелька в тютельку, чтобы кормить и одевать детей. 

Досхан Исмагулов с детьми / Фото Informburo.kz

"На зиму как минимум 10 тонн угля надо по 19,5 тысячи за тонну. За свет в этом месяце 10 тысяч заплатили. Сейчас вот тёплый пол электрический сделали, ждём с тревогой счетов. Три литра в день молока надо минимум. Это 30 тысяч в месяц. Ещё на столько же раз в месяц фарш покупаем. Памперсы, питание детское, сладости и фрукты детям. Короче, в день в среднем, если малыши дома находятся, 3-4 тысячи нужно", – поделилась расчётами мать Досхана Батима Исмагулова, которой предстоит выплачивать кредитный миллион на покупку дома ещё четыре года.   

"Сложностей как таковых нет. Здесь даже условия лучше для детей, чем в районе вокзала. Раньше в садик и школу сами возили, а здесь автобус школьный развозит", – оптимистично настроен Досхан. 

Его планы на жизнь предельно ясны и просты:

"Детей бы вырастить, хотя бы немножко, чтобы близнецы хотя бы в садик пошли, и дальше возвращаться на свою прежнюю должность, в своё русло. Я же до этого мастером работал. Ответственности было больше, но и зарплата выше".

Про возможный снос он тоже слышал, но, как показал опыт проживания в районе вокзала, этот процесс может затянуться на десятилетия. 

"Про снос там говорили с 2006 года, а случился он только в 2019 году. То есть 13 лет ждали. Сюда переехал, и тут тоже говорят, снос будет. С учётом того, как наши деньги делают, это тоже может надолго затянуться", – считает многодетный отец. 

"Всяко бывает", – немногословно реагирует его мать Батима на вопрос, не жалеет ли, что когда-то приехала с детьми в Казахстан. 

"В бюджете мы не заложены"

С Бахытгуль Нысанбаевой, председателем садового общества ПК СДУ "Полёт", включающего 408 земельных наделов, и Маржан Ержановой, председателем АТП-1 "Черёмушки", где числится 417 участков, половина из которых, по данным председателя, заброшены, мы беседуем в дачном доме Ержановой. 

По их словам, на дачах есть "зимники" – те, кто проживают здесь круглый год, и "летники" – те, кто появляется здесь только в дачный сезон. Основной контингент здесь – переселенцы из южных регионов страны. Зимников, к примеру, в "Черёмушках" – 260 домов, а в "Полёте" – 180, но летников в "Полёте" больше, чем в "Черёмушках". В среднем один земельный надел – это стандартные шесть соток. Всего, по данным председателей, в девяти сообществах насчитывается примерно пять тысяч жителей. 

Сумма ежегодных членских взносов в каждом обществе разная, она зависит от ежегодных затрат на обслуживание дач и обговаривается на общем собрании. Сумма колеблется от тысячи до полутора тысяч тенге за одну сотку земли. 

Тариф за поливной сезон (5 месяцев) составляет 9 тысяч тенге. В эту сумму входят подача воды для полива, затраты на электричество для насосов, материалы для ремонта труб, зарплаты сварщика, казначея, бухгалтера, председателя, налоги и так далее. 

Председателя выбирают члены сообщества на общем собрании путём открытого голосования. 

Всё лето, по словам председателей, они занимаются в основном ремонтом проржавевших труб. 

Дети на игровой площадке на дачах в районе Есиль / Фото Informburo.kz

Главное положительное изменение на дачах за последние несколько лет – это запуск с 2019 года по центральным улицам дач бесплатных школьных автобусов для развозки детей, большинство из которых учатся в несколько смен в единственной школе №24 в соседнем жилом массиве Пригородный. 

"Депутат парламента Ирина Смирнова посодействовала. Десять лет ходатайствовали и добились, чтобы нам выделили "бэушный" асфальт на центральные улицы, чтобы автобусы могли ездить. Мы сами его стелили. Акимат в этом году должен был помочь нам с "бэушным" асфальтом, чтобы дыры на центральной улице закрыть к первому сентября. Всё лето просили подождать. В итоге к учебному году улица с огромными ямами осталась", – рассказала Бахытгуль Нысанбаева. 

Акимат, по её словам, по мере возможности помогает, если остаются средства в бюджете. 

"А если нет, то не могут помочь, потому что в бюджет мы не заложены, – пояснила Маржан Ержанова. – Каждый год мы при встречах просим: заложите нас в бюджет, чтобы мы не мучились. Но всё равно не внимают и не закладывают.

Ни в отчётах, ни в СМИ про нужды дачников не говорят. Нас вообще как будто нету, будто мы не существуем. Однако когда выборы депутатов, например, проходят, бегут к нам за голосами.

Все наши проблемы решаются по остаточному принципу. После того как в городе все сделают, к нам приходят. Сами мы в этом году деньги на асфальт собрать не успели. Народ скидывается, кто сколько сможет. Кто десять, кто две тысячи, кто пятьсот тенге, а кто вообще не даё. За каждую копейку отчитываемся. На следующий год надо будет опять ремонтировать дорогу. Заранее договариваемся, у кого старый асфальт купить. Надеемся, что весной в городе какой-то ремонт будут делать и остатки мы будем покупать. Зимой чистят от снега только центральные улицы, где автобусы школьные ездят. А для очистки поперечных улиц мы сами нанимаем погрузчиков. Игровые площадки для детей тоже своими силами делали. В Пригородном ставили новые, а нам старые переломанные отдали. Вообще это неправильно!".

Жители дач в районе Есиль / Фото Informburo.kz

"Наши жители работают в столице во благо города и страны. Как и все, платят налоги. По Конституции мы все – равные граждане Казахстана, но почему одни должны бесплатно получать блага цивилизации, а другие за свой счёт дополнительно платить и дороги ремонтировать? Почему городскому жителю есть помощь от государства, а дачнику не помогают? Люди ведь не от хорошей жизни здесь живут, а вынуждены здесь жить" – считает председатель "Полёта" Нысанбаева.

Слухи о сносе дач, по словам председателей, идут аж с 2007 года. Но конкретных сроков власти не обозначили. На последнем ежегодном отчёте акима столицы дачникам ответили, что пока не нашёлся инвестор.

Доступнее, чем акимат

Так как целевое назначение дачной земли – садоводство, на дачах в связи с изменениями в законодательстве не прописывают с 2017 года. 

"В данный момент, например, родители прописаны здесь, а детей, родившийся после 2017 года, уже не могут вместе с собой прописать. Бегают по городу, ищут, где бы прописать. Это время, деньги. Статус многодетной семьи теряется, соответственно, тяжело на госпособия или госжильё рассчитывать. По закону все должны вместе жить, поэтому проблем в связи с отменой прописки много возникает. Хорошо было бы, если бы прописку восстановили, чтобы воссоединение семей было", – подчеркнула Бахытгуль Нысанбаева. 

Женщина на дачном участке качает воду из скважины / Фото Informburo.kz

Председатели подтверждают существование проблем, о которых рассказали жители дач, – доступность питьевой воды, слабое напряжение электричества, плохие дороги и участившееся воровство. Они просят содействия у властей в решении этих вопросов. Например, установить ту же колонку в самих дачах и камеры, чтобы воровства не было – разумеется, по мере возможности, с учётом того, что это дачи, а не жилой массив или посёлок.


Читайте также:


"Если развивать дачи согласно их целевому назначению (садоводство), то, конечно, можно было бы их оставить, но не как жилой массив. Потому что у жилого массива совсем другие жилищные запросы", – прокомментировала ситуацию председатель Нысанбаева. 

И всё же у жизни на дачах есть свои преимущества: отсутствие суеты, чистый воздух и возможность выращивать натуральные овощи и фрукты. Огородом, уверяют председатели, тут реально можно не только прокормиться, но и зарабатывать, если, конечно, не лениться. 

Caption

"У моей соседки два парника. Рассаду и зелень продаёт с весны. А летом овощи сажает и вот до последнего помидоры продавала. Заготавливает салаты, варенья и соленья. Уголь и дрова сама купила, мужу помогает с кредитами расплачиваться. Много здесь тех, кто в аренду участки берёт, нанимает рабочих и огородом зарабатывает. Скот держать здесь не положено, но птицу люди держат", – сказала Бахытгуль.

"Мы, как большая семья, стараемся помогать друг другу, если у кого-то беда случается, – добавила Маржан. – Дом там сгорел или кто-то умер. Сразу скидываемся, кто сколько может. В любой момент, и днём, и ночью могут люди позвонить нам с проблемой. Стараемся реагировать быстро, если даже в кассе денег нет, где-то в долг работаем. Мы доступнее и ближе, чем акимат, потому что сами на дачах живём".

"Рано или поздно, но возможности пока нет" 

Главный инспектор акима района Есиль Куттымурат Шамшиев говорит, что о сносе данных дач в ближайшее время речи нет. 

"В генплане столицы показано, где какой участок на какие годы запланирован. По закону дачные участки являются местом для временного сезонного проживания. Дома там называются не жильём, а временным строением. Люди за годы независимости начали активно со всех регионов подтягиваться к Астане и там застроились, потому что там дёшево", – рассказал по телефону Шамшиев.

По словам главного инспектора, из-за юридического статуса дач и целевого назначения земель вкладываться в развитие дачной инфраструктуры власти по закону не имеют права, да и нецелесообразно это, с точки зрения расходования бюджетных средств. 


Читайте также:


"Как инфраструктуру туда тянуть, если это временные строения? Председатели скидываются и за счёт этого проблемы решают. Я их понимаю, им выгодно, чтобы государство там всё делало, потому что своих денег не хватает. Но вся загвоздка в том, что там проживают круглый год и хотят жить наравне с остальными жителями столицы. Мол, мы тоже люди, нам тоже дайте асфальт и так далее.

Законных оснований закладывать их в бюджет нет. Как государство будет выделять туда деньги, если это временные строения?

Представьте, что там асфальт положат, канализацию проведут, а через пять лет всё это под снос пойдёт", – разъяснил Куттымурат Шамшиев. 

По его словам, имеются факты стихийного несанкционированного застраивания дач, и власти всё равно идут дачникам навстречу. 

Колонка в жилом массиве Приречный в районе Есиль / Фото Informburo.kz

"Официально там четыре тысячи дачных участков, и сколько там точно живёт человек, сами председатели сообществ не знают. Прибыль и убыль населения очень активная. Там есть и коттеджи, есть и трущобы, как в Индии. Кто во что горазд строят. Где-то сами хозяева живут, кто-то в аренду сдают, заброшенных и перепроданных много, хозяева кто в Германию, кто в Россию уехали, конца-края и хвостов не найдёшь. Знаете, сколько там мороки и головоломок! С нашей стороны за счёт спонсоров отсыпаем дороги инертным материалом. В аэропорту, когда старый асфальт снимают, просим, чтобы нам дали. За последние три года около семи километров отсыпали. Но, конечно, всё это не выход, – признал инспектор. – Рано или поздно государство должно зайти на дачи, но возможности пока нет. Строить жильё для всех прибывающих в столицу просто не успевают. Миграция очень высокая. Всё от этого зависит". 

Численность населения Левого берега, по данным главного инспектора Шамшиева, ежегодно увеличивается примерно на 40-50 тысяч человек. Если в 2018 году официально в Есильском районе было 265 тысяч жителей, то к 2021 году население района увеличилось до 320 тысяч человек. 


Читайте также:


 

Поделиться:

informburo.kz в Facebook:

подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Новости партнёров