Продавать технологии борьбы со смогом стало модным увлечением для многих изобретателей. 39-летний голландец Даан Розегаарде называет себя "художником". На улицах Роттердама, Амстердама, Кракова и Пекина уже появились его семиметровые башни Smog Free Tower. Принцип работы оборудования – положительная ионизация частиц смога PM-2,5 и PM-10: потоком воздуха их засасывает в этот "пожиратель смога", и они оседают на стенках устройства. За 41 день тестовой работы башня, работая на энергии ветра, очистила более 30 млн кубометров воздуха, захватив миллиарды вредных частиц размером от 2,5 до 10 мкм. Стоимость семиметровой башни – $54 тысячи: это, к примеру, четверть от стоимости всех арт-объектов, запланированных акиматом Алматы к появлению на улицах мегаполиса в нынешнем году.



Воздух китайского города Сиань (провинция Шэньси) очищает ещё с 2016 года 60-метровая башня ценой в $2 млн – это 1% от стоимости планируемого городского курорта "Кокжайлау" в Алматы. Informburo.kz рассказывает, как городские власти и граждане пытаются решать эту проблему и не могут объединить усилия.

Как борются с загрязнением воздуха в Алматы?

Алматинцам для начала пришлось упорно доказывать скептикам очевидный многим факт дискомфортности жизни в мегаполисе. Informburo.kz уже рассказывал про работу исследователей из Казахского национального медицинского университета имени Асфендиярова по установлению взаимосвязи между нарастающим экологическим неблагополучием и ухудшающимся здоровьем алиматинцев. Эксперты анализировали данные по загрязнению атмосферного воздуха мегаполиса за 2009-2016 годы и оценили уровень его загрязнения как "высокий". Ведущий научный сотрудник отдела медицинских программ РГП "Ғарыш-Экология" Арман Баймухамедов резюмировал работу коллег так: "Загрязнённый воздушный бассейн города представляет большую опасность для здоровья населения города".

Самый загрязнённый район города разные источники идентифицируют по-разному. Например, недавно своим удивлением на заседании Общественного совета Алматы поделился с алматинцами руководитель Управления природных ресурсов и регулирования природопользования Алматы Асет Масабаев:

"Для получения исходных данных в 2017 году мы провели работу по установлению целевых показателей "Качество окружающей среды Алматы". Впервые в результате комплексных специальных исследований и наблюдений получены данные о состоянии компонентов окружающей среды. Это воздух, вода, почва, растительность. В рамках проекта разработаны мероприятия на 2021-2025 годы по улучшению атмосферного воздуха Алматы, которые будут включены в программу развития "Алматы-2020". Мы были удивлены, когда делали целевые показатели. Самый загрязнённый участок в Алматы мы обнаружили в Каменке – Тастыбулак, Чапай. Вроде горная местность, есть ветра южные. Это говорит либо о транспорте, либо о розе ветров, либо это здания, которые там стоят".

Другие источники отмечают снижение загрязнения "в целом по городу", но превышение токсичности в два раза на перекрёстке проспекта Райымбека и улицы Наурызбай батыра. Эти специалисты подчёркивают наличие зон с очень высоким загрязнением. "По итогам мониторинга выявили зоны загрязнения: микрорайоны Айгерим-2, Акбулак, Шанырак-1, Шанырак-5, район "Халык Арены", посёлок Отеген батыра, пересечение Сейфуллина – Райымбека, улица Бокейханова.

К примеру, посёлок Отеген батыра: там влияние ТЭЦ-3, местным властям необходимо на это обратить внимание", – об этом говорила директор департамента науки и аналитических исследований ТОО "Экосервис-С" Наталья Яковлева. Её компания проводила исследование также по заказу уже упомянутого Управления природных ресурсов и регулирования природопользования.



Решения этой проблемы предлагались и реализовывались самые разные. Активно обсуждается переход алматинской ТЭЦ-2 на газ: это приведёт к 30-кратному снижению выбросов в атмосферу, но и тарифы на теплоэнергию взлетят, угрожая социальной напряжённостью. Для жителей частного сектора отопление газом порой не по карману: здесь топят высокозольным углём, мазутом, а иногда и старыми автопокрышками. Тем не менее до конца текущего года городские власти обещают перевести частный сектор на газовое отопление.

Муниципальные власти добиваются перехода автобусных парков на газ, вытесняют частный автотранспорт, стимулируя алматинцев пересаживаться в автобусы и троллейбусы, курсирующие по специально выделенным bus-lane, но в то же время такой экологический чистый вид транспорта как трамвай в южной столице перестал существовать. О необходимости ограничить въезд иногороднего автотранспорта в Алматы говорил ещё Ахметжан Есимов в бытность свою акимом Алматы. Специальные программы уже после прихода Бауыржана Байбека на пост главы городской администрации посвящали сохранению и развитию зелёного фонда.

Были и креативные подходы. Министерство здравоохранения РК пересмотрело прежние и утвердило новые СанПИНы по формальдегиду, значительно смягчив требования к чистоте атмосферного воздуха. В итоге предельно допустимые концентрации выросли втрое – и формально, на бумаге, уровень загрязнения воздуха в мегаполисе снизился с 11 единиц до 6. Это последнее новшество возмутило очень многих: горожане уже самостоятельно замеряли чистоту окружающего воздуха и делали уверенные выводы об экологической катастрофе в Алматы. Так появились проекты AUA и AirKaz.org. В основу последнего лёг принцип работы софта "Яндекс.Пробки": в онлайн-режиме уже сами алматинцы, без поддержки со стороны государства, стали устанавливать у себя дома пылемеры и собирать данные для интерактивной карты загрязнения воздушного бассейна Алматы. В мегаполисе было установлено более 20 датчиков загрязнения атмосферного воздуха частицами PM2,5 и РМ10.

В ходе затяжного противостояния РГП "Казгидромет" и AirKaz.org чиновники даже приходили вместе с участковым полицейским к Павлу Александрову, автору проекта. Кстати, Павел установил у себя в квартире систему вытяжной вентиляции, значительно облегчив дыхание своей семье в пределах отдельно взятой квартиры. Прессинг алматинцев, рискнувших скрупулёзно оценить качество атмосферы в мегаполисе, стал поводом для инспекции мегаполиса представителями Ассоциации экологических организаций Казахстана. Айгуль Соловьёва, председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана, встречалась с алматинскими чиновниками и гражданскими активистами, чтобы понять, насколько объективно оценивают в мегаполисе качество воздуха. В итоге данные гражданских пылемеров включили даже в официальную отчётность государственных метеорологов. Пылемеры откалибровали, внесли в госреестр, гражданам разрешили замерять уровень загрязнённости самостоятельно.

Городские власти вводят свою инновационную повестку

Нынешним летом чиновники из Управления туризма и внешних связей Алматы уже вполне открыто предложили юным алматинцам сделать замеры алматинского воздуха и прочую "зелёную" тематику сутью своих мобильных приложений. Хакатон (состязание программистов) Kok Zhailau Challenge стал пятым в серии хакатонов: участники должны были разработать smart-решения для экологии всесезонного горного курорта "Кокжайляу".

Впрочем, каждый участник условия состязания понял по-своему. По словам Рашида Сулейменова, руководителя центра Almaty Travel Lab и члена жюри, всем командам дважды рассказали про то, что такое "Кокжайляу" и какая новая концепция у этого проекта: "Люди это тяжеловато воспринимают или слушают одним местом – трудно понять, почему так происходит".

Обаятельная Айсана Аскарова из команды Need More Coffee предлагает зарабатывать на свадьбах "по-шымкентски". Как инициатор проекта она будет работать напрямую с администраторами крупных банкетных залов, чтобы те предложили молодожёнам пустить на своё торжество иностранцев. Заморские гости за отдельную плату получат столик на тое, обретут возможность снимать на фото и видео праздник души, а самим молодожёнам тойхана даст за такое разрешение скидку. Зарабатывать Айсана будет на процентах.



Ребята из команды "Андерстуд" предлагают приобщать западных гостей "Кокжайляу" к местной национальной культуре, включая охоту беркутчи. Напил Күлтегін признался, что экологическая тема была не в интересах его и его товарищей: цель его проекта – развить туризм.

Когда ребята заканчили своё выступление, Наиль Нуров, глава ТОО Almaty Mountain Resorts (компания разрабатывает ТЭО курорта), весьма эмоционально рассказал о заповедном урочище. По его словам, никакой охоты там быть не должно. Даже растения любители флористики и лекарственных настоев там собирают только с разрешения администрации Иле-Алатауского ГНПП, после покупки соответствующего билета. Этот опыт проведения хакатона Kok Zhailau Challenge говорит Наилю Нурову, разработчику ТЭО курорта, что молодёжь можно призвать поговорить об экологии, но она говорить об этом не станет.

Обсуждать тему экологии с ними – всё равно что кричать ребёнку из окна: "Петя, надень шапку!". С таким же успехом можно и проблемы долголетия с молодыми поднимать."Им это неинтересно! Это не работает, – настаивает Нуров в своём комментарии для Informburo.kz. Они пришли, и говорят: "Экология нас на Кокжайляу не интересует. Нас интересует, какие сервисы мы можем получить на "Кокжайляу", что там можно поесть, что там можно послушать, что там можно увидеть, как можно туда добраться, кто будет рядом со мной, могу ли я вступить в чью-либо команду, чтобы подняться туда".



Нам нужны безумные идеи, подтверждает Нуров, но на хакатоне в Алматы ему всё же пришлось рассказать молодёжи вкратце об особом статусе заповедного урочища. Впрочем, молодёжь – только часть, большая, но часть нашего общества: зрелых и пожилых людей очень интересуют вопросы экологии, подтверждает Нуров.

Эту оценку члена жюри в адрес юных участников хакатона журналист Informburo.kz попросил прокомментировать Фатиму Сартай, автора проекта Eko Jailaý. Expedition quest. Девушке 21 год, она учится в университете Седжонг (Сеул) по специальности "бизнес-администрирование" (BBA). Сам хакатон она охарактеризорвала как "странное мероприятие". Она не согласна с мнением Наиля Нурова, но гнева или возмущения такая оценка у неё не вызывает. Фатима говорит, что нейтрально относится к этому высказыванию. Очевидно, что кому-то выгодно, чтобы так думали о молодых людях.

"Молодёжь не станет говорить об экологии? Это неправда. Молодёжь интересуется вопросами экологии, даже больше чем старшее поколение. Мы выросли, зная английский язык, и смотрели на опыт Запада. Там вопрос экологии – это серьёзная проблема для каждого. Многие мои друзья точно так же беспокоятся о нехватке питьевой воды и глобальном потеплении. Конечно, они будут против неэкологичной застройки и уничтожения экологии. Многие любят ходить в горы, но им вовсе не обязательны удобства, так как они хотят провести время на природе и знают, чего ожидать".

Тем не менее один из участников (а всего представлено было 26 команд) всё же предложил проект, максимально соответствующий ожиданиям организаторов. В отличие от большинства состязавшихся Мирас Долаев уже не школьник и даже не студент. Управляющий партнёр компании Geek Partners и её главный исполнительный директор, Мирас сотоварищи разрабатывает IT-решения для всемирно известных брендов. Этим участникам и достался главный приз хакатона – за счёт организаторов мероприятия они отправятся в Сингапур изучать инновации в области туризма (Singapore Startup Trip).

Бизнесмены предложили сделать "Кокжайляу" первым технологичным курортом. Они предлагают мониторить качество воздуха, воды, предупреждать о лесных пожарах и землетрясениях, вести учёт потребления электричества и воды. Пылемеры вдоль канатной дороги помогут анализировать и сравнивать качество от самой низкой точки на Медео до самой высокой – на Кокжайляу.

Журналист Informburo.kz поинтересовался, как именно участникам сообщали о хакатоне. Организаторы не смогли предоставить ссылку на анонс мероприятия в СМИ или на своих сайтах, но уверили, что объезжали алматинские вузы – те, которые открыли факультеты и специальность "Туризм". Однако победителем стал преуспевающий бизнесмен.

Почему про столь профильный хакатон не узнали разработчики самых известных проектов AirKaz.org и AUA?

Павел Александров из проекта AirKaz.org назвал хакатон "секретным", читатели его странички в социальных сетях раскритиковали состязание. По словам Асии Тулесовой, руководителя проекта мониторинга качества воздуха AUA, она и её команда вовсе не против IoT (Internet of Things), но ребята выступают против прикрытия ими проектов вроде горнолыжного курорта.

"Я считаю, что нет никакой необходимости в уничтожении урочища Кок-Жайляу и строительстве горнолыжного курорта только для того, чтобы начать внедрять IoT-решения для мониторинга загрязнения окружающей среды. Мониторинг вести можно и нужно; строительство в национальном парке – нет. Мы поддерживаем внедрение IoT-решений и сами используем сенсоры Libelium. По нашим предварительным данным, загрязнение в городе уже превышает любые допустимые нормы во много раз. Открытые данные должны помогать людям принимать более взвешенные и продуманные решения, а не быть прикрытием противоречивых проектов", – считает Асия.

Её поддерживает и директор Молодёжной информационной службы Казахстана Ирина Медникова. Она думает, что хакатон – это попытка городской администрации вовлечь в противостояние по застройке Кок-Жайляу молодёжь и креативный класс и тем самым подкрепить свои позиции. Иногда молодёжь, вовлекаясь в такие темы, не владеет вопросом, не имеет гражданской позиции и сама не понимает, кому и в чём подыгрывает.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter