"Акимат здесь есть? Представители акимата?" – этот вопрос Айгуль Соловьёвой повисает в воздухе. Среди полусотни представителей алматинской общественности, экспертов, журналистов и командированных из Астаны чиновников исполнительная власть крупнейшего мегаполиса Казахстана никак не представлена. "Они должны были быть. Они сказали: "мы не будем выступать, мы будем участвовать". Они были. Ушли. По-видимому, никакого интереса нет", – констатирует председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана.

"Обсуждение оздоровления окружающей среды города Алматы" началось минута в минуту, но затянулось почти на пять часов вместо запланированных трёх.

Спикер так определила себе вопросы, требующие безотлагательного разрешения. Первый: насколько объективно проводится в Алматы мониторинг качества воздуха? "Чтобы не просто спорить: ты дурак, а тебя мы должны посадить, – а чтобы понять, как правильно и грамотно мы можем представить своё видение проблемы? Второй вопрос: с Кок-Жайляу разобраться".



Совсем недавно объективность самостоятельной оценки качества воздушного бассейна Алматы горожанами, без помощи государства, стала для чиновников поводом для обращения в полицию. Чистоту воздуха житель мегаполиса Павел Александров начал оценивать на собственные деньги, на свой страх и риск, и публиковать результаты замеров в Интернете. Мониторинг воздуха начался с пылемера, укреплённого за окном: он заказал прибор из Китая, собрал, укрепил, запустил. В онлайн-режиме данные по частицам PM2.5 доступны теперь не только жителям Европы и США (их даже дают бегущей строкой в новостях), но и казахстанцам – бесплатно. К алматинцам присоединились столичные жители, потом на интерактивной карте появилась Караганда.

После на пороге квартиры Александрова появились участковый полицейский и метеоролог – активность гражданина отметил таким образом алматинский филиал РГП "Казгидромет". Но Павлу уже на тот момент была известна печальная судьба приостановленного на несколько месяцев проекта AUA. Чтобы не повторить их судьбу и сохранить своё право знать, чем он дышит, Павел с помощью коллег из AUA добился внесения своего оборудования в реестр измерительных средств.

Про его деятельность начали писать казахстанские и зарубежные СМИ. Проект получил название AirKaz.org. С весны 2018-го в Казахстане уже и официально позволено любому желающему самостоятельно использовать гражданские пылемеры. Торжествовать победу здравого смысла Павел как человек опытный, впрочем, не спешит. За измерением реальной ситуации с загрязнением воздуха должны следовать действия по её улучшению, этого же пока не видно.

Имя алматинца Александрова даже значилось в программе встречи общественников астаны с городской общественностью и экспертным сообществом, но сам он попасть на встречу не смог из-за загруженности на основной работе.

По его словам, заинтересованную общественность чиновники стремятся занять бесконечными обсуждениями и круглыми столами, оттягивая таким образом принятие реальных мер. Александров скептически относится к таким мероприятиям. Чиновники поняли тему и наводняют эфир бесплодным, но отвлекающим внимание шумом на тему экологии. Чем больше разных ассоциаций, объединений и прочих тусовок, тем сложнее людям разобраться, что именно происходит. Но главное, экологическая тема для рядового казахстанца всё еще не является злободневной, уверен он. Многие люди заняты вопросами собственного выживания: они ищут возможность взять кредит или отдать его, пытаются разрешить вопрос с жильём.

Вопросы безопасности жизни отходят в этой ситуации на второй план. С ним солидарен и алматинец Константин Горожанкин, автор многих проектов в области IT-индустрии. Нынешнее мероприятие напоминает алматинцу другие такие же с участием государства: мы поговорили, мы разошлись – и мало что меняется. Мы очень много говорим и очень мало делаем, но ситуация критическая, подчёркивает Горожанкин.

Если основополагающие, фундаментальные вещи не будут приняты на законодательном уровне, соглашается с Константином Горожанкиным Айгуль Соловьёва, мы действительно можем обсуждать день и ночь. Она напоминает, что Казахстан подписал Парижские соглашения и взял на себя обязательство снизить к 2030 году выбросы парниковых газов на 15%. Мы не контролирующий орган и не надзорный, подчеркнула Айгуль Соловьёва. В пяти областях комплексный план по уменьшению углеродного содержания уже отработан, уверяет она. Представители ассоциации мониторят процесс и ежемесячно встречаются с представителями акиматов, чтобы сверить позиции: что выполнено, а что нет.

Соловьёва настаивает на том, что должна быть добрая воля акимата. Ледники над Алматы стремительно тают: мегаполис может остаться не только с грязным воздухом, но и без воды. Потому нынешняя встреча – первый шаг к тому, чтобы побудить акимат проявить добрую волю к работе с нами, разъясняет алматинцам г-жа Соловьёва. "Мы его можем призывать. Мы его, возможно, будем и принуждать каким-то образом как общественность. Но, с другой стороны, мы считаем: если акимат не хочет этого делать, там уже нужно по-другому вопрос ставить".

Горожанкин напомнил о Великом смоге в столице Британии в 1952 году, когда погибло 12 000 человек: это стало поводом для принятия Акта о чистом воздухе. В Алматы нас реально травят – наша ТЭЦ и наши автомобили. В нефтяном Казахстане, по его словам, до сих пор выпускается бензин стандарта "Евро-2" (в России – "Евро-5", в Европе – "Евро-6"). Каждый переход от одной степени очистки к следующей – это 25-процентное уменьшение выбросов в атмосферу. Но каждый год казахстанский парламент переносит дату очередного перехода к следующему стандарту. Власти прячут от нас проблему, а мы все молчим, всех абсолютно всё устраивает, констатирует Константин.

"Например, сколько людей болеют аллергией? У нас уже эпидемия на самом деле. Я приведу некрасивый пример, но он очень чётко показывает. Я часто езжу за рубеж. Бывая в Италии, в Германии или в Англии, я прошу прощения, когда козюлю вытаскиваете там из носа, она белого цвета. У нас она всегда чёрная. Я сегодня привёл пример с препарированной в Алматы девочкой трёх лет: лёгкие у неё оказались, как у курильщика. Это говорит о том, что у нас огромная проблема. Проект, который мы делаем, показывает: с октября по март лучше бежать из города", – резюмирует Константин Горожанкин.

Общественников на удивление терпеливо выслушивают и даже почти не перебивают. Более того, их аргументы неожиданно находят поддержку среди тех, кто ещё вчера жаловался на активистов в правоохранительные органы. Весьма откровенно рассказала про изменения в казахстанских СанПИНах Дана Аманбаева, начальник управления экомониторинга РГП "Казгидромет".

Если по формальдегиду старый СанПИН (2004 года) устанавливал среднесуточную предельно допустимую концентрацию (ПДК) в атмосферном воздухе населённых пунктов на уровне 0,003, то уже с 2015 года эта же ПДК определена уже на уровне 0,01 (втрое выше). И на бумаге сразу же изменились показатели алматинского смога: если по старому СанПИНу индекс загрязнённости алматинского атмосферного воздуха составлял в 2017 году 11 единиц (уровень загрязнения "Высокий"), то по новому СанПИНу – всего лишь 6. "Таким образом, требования к предельно допустимому содержанию формальдегида были смягчены, и снижение уровня загрязнения воздуха города Алматы вызвано завышением норм ПДК", – сообщила представитель РГП "Казгидромет".

Свои эмоции участники политкорректно сдерживали вплоть до доклада Томаса Хельма: директор представительства фонда им. Конрада Аденауэра в РК рассказал о "зелёных" технологиях в ФРГ и поспешил откланяться. Его уход открыл шлюзы.

Активисты возмущались перелицовыванием СанПИНов, рассказывали об истинных масштабах алматинского смога, об уничтожении зелёных насаждений в Алматы, о загаженных речках южной столицы, о вопиющих нарушениях Орхусской конвенции в ходе продвижения проекта строительства на Кок-Жайляу. Их высказывания сводились к одному: диалога с акиматом нет, их аргументы не слышат.

"Как вообще могли вывести из заповедной зоны эти земли?"

Для Informburo.kz председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьёва резюмировала свои впечатления от весьма непростого общения с алматинской общественностью. Она вылетела в Алматы по поручению Алии Назарбаевой, главы ОЮЛ "Ассоциация экологических организаций Казахстана". Алия Нурсултановна заинтересовалась обращением Мэлса Елеусизова, главы экологического союза "Табиғат", по поводу заповедного урочища Кок-Жайляу. Собственную позицию по скандальному проекту то ли горнолыжного курорта, то ли горного парка Айгуль Сагадибековна формулирует так:

"По проекту Кок-Жайляу я знаю то же, что и вы, поскольку я отслеживаю и мониторю те выступления и те позиции, которые высказывает общественность. Первое, что я вынесла для себя из сегодняшнего круглого стола: надо понять, как вообще могли вывести из заповедной зоны эти земли? И теперь разговор вообще принимает уже экономический оборот: насколько это правомерно? Это первое. Второе: у меня есть мнения экспертов, которые говорят, что это неудачно выбранная дислокация, причём единственная, которой не соответствует инфраструктура для организации такого проекта. Второе: здесь разрабатывается туристический кластер, который служит альтернативой. Я сейчас дам свои данные, запрошу информацию, нам нужно месяц-два поработать с этим.

Единственное, что меня смущает: акимат города не проявляет добрую волю, для того чтобы вступить в диалог с общественностью. У нас есть опыт работы с другими городами, с другими районами. В Темиртау было собрано 6 000 подписей, когда люди возмущались, но мы пришли, акимат вышел к нам, и мы вместе отработали комплексный план. Поэтому мы считаем, что мы должны не просто экспертным советом или общественной группой, а прямо отдельно сесть и разработать комплексный план для города Алматы, стратегию низкоуглеродного содержания.

Потому что мы подписали Парижские соглашения, и всё это нужно делать. Безусловно, если этот центр (имеется в виду горный парк/курорт. – Авт.) будет располагаться в этой неудачной точке, в Кок-Жайляу, я уверена, что это никак не будет способствовать снижению содержания (имеется в виду обязательство Казахстана снизить к 2030 году выбросы парниковых газов на 15%. – Авт.). И самое важное, если город не будет прислушиваться к экологам, к той общественности, которая консолидирована, которая конструктивна, которая здрава, то в конце концов они могут столкнуться с такими проблемами, что будет стоять вопрос о выживаемости города. Ледники на 40% уже исчезли и оставшиеся 20% мы нагоним быстро: город вообще не будет снабжаться водой, той, которая поступает с гор.

Если пренебрегать мнением общественности, то и международные инвестиции в город, и преимущества экономического характера для города, и конкурентоспособность города, где такой большой углеродный след, будут снижаться. На мой взгляд, акимат должен подсчитать, сколько он тратит на здравоохранение. Здесь, по-моему, 4-е место держат онкологические заболевания, заболевания органов дыхательных путей. Или акимат собирается лечить людей всё время, не соблюдая экономические нормы и лоббируя каких-то предпринимателей? Или всё так он хочет на долгосрочную перспективу отследить и посмотреть, что ожидает впереди?

Например, в Кызылординской области мы видели ситуационный центр, в котором чётко, через блокчейны показано, как меняется вся картина, если меняется только один показатель. Это просчитывается, и акиматы это делают. Алматы считается научным, образованным городом, лидером по развитию малого и среднего бизнеса. Я считаю, что акимат должен был первым выйти на нас: давайте сядем за стол и будем смотреть, учитывать, разговаривать. У меня призыв к городу, чтобы в соответствии с Орхусской конвенцией смог вступить в диалог с обществом и прислушаться. Потому что по закону, если проходят общественные слушания и не учитываются мнения, и нет достаточной информации, то, в принципе, это не соответствует тем международным договорам, к которым Казахстан присоединился".

– Есть шанс, что Кок-Жайляу вернётся в состав государственного национального природного парка или урочище останется в "землях запаса"?

Вы знаете, давайте мы посмотрим. До сих пор мы только наблюдали за ситуацией. Теперь мы в неё будем вмешиваться.



"Нұр Отан": "Вопрос Кок-Жайляу сейчас здесь не поднимается"

Все те чиновники горакимата, которых недосчитались на встрече со столичным десантом, собрались уже на следующее утро в офисе городского филиала партии "Нұр Отан" на совещании "О мерах по улучшению экологической обстановки в г. Алматы". Здесь был и руководитель Управления природных ресурсов и регулирования природопользования г. Алматы, и глава департамента экологии по г. Алматы Комитета экологического регулирования и контроля министерства энергетики РК, и сам глава АГФ РГП "Казгидромет". "Зелёных" представляли Мэлс Елеусизов, глава экологического союза "Табиғат", и председатель экологического общества "Зелёное спасение" Сергей Куратов.

Своё совещание 35-летняя Жулдыз Омарбекова, первый зампредседателя АГФ партии "Нұр Отан" открыла с почти 40-минутным опозданием. Всё это время пунктуальные участники совещания, тяжело вздыхая, терпеливо томились в полутёмном фойе: с диванчика в приёмной их попросили прочь, дабы начальство не тревожить. Аксакалы и карасакалы, что годятся Жулдыз Кажыкеновне в отцы, а то и в дедушки, покорно дожидались, когда позовут. За задержку второй человек в партии "Нұр Отан" приносить извинения не стала и сразу потребовала от собравшихся конструктивизма в обсуждении проблемы. С видимым благоговением председательствующая произносила имя Бауыржана Кадыргалиевича, акима Алматы, который "даёт поручения" и "ведёт жестокую борьбу с мусором, который мы никак не можем победить".

Жулдыз Кажыкеновна по очереди вызывала спикеров к плексигласовой трибунке и грациозно вращалась в кресле, закинув ножку на ножку, пока те навытяжку докладывали о наболевшем. Беспрепятственно позволено было выступить только чиновникам: но и тех по завершению выступления вчерашний журналист, а теперь политик журила игриво, по-отечески, даже пыталась подшучивать. "Я всегда говорю Асету Дуйсебековичу (Масабаев А. Д. – руководитель Управления природных ресурсов и регулирования природопользования г. Алматы. – Авт.) о том, что он третий начальник управления, который говорит "сделаю, сделаю, сделаю". Надеюсь, это будет последний начальник управления, который наконец-то всё это сделает." Аудитория реагировала гробовым молчанием, не смея ни перечить, ни одёргивать юного и перспективного представителя нового поколения.



Независимых экспертов-экологов девушка засыпала репликами и прерывала. Ещё в советские времена Мэлс Хамзаевич поднял и во многом решил проблему сточных вод Алматы (накопитель Сорбулак) – это было в те годы, когда нынешнему главе совещания ещё только-только доводилось впервые осваивать букварь. Сегодня сточные воды и очистка озёр – по-прежнему головная боль для элит: из-за них снимают акимов и сажают под арест вице-министров.


Мэлс Елеусизов: "Это надо знать, здесь я ничего плохого не говорю, это нужная для руководящего состава информация". Фото Руслана Минулина.

Мэлс Елеусизов: "Это надо знать, здесь я ничего плохого не говорю, это нужная для руководящего состава информация" / Фото Руслана Минулина

Нагрузке на инфраструктуру Алматы Елеусизов уделил особое внимание. Экологическая ёмкость города была определена ещё учёными Академии наук СССР. Она составляет лишь 700 000 человек. Фактически сегодня здесь проживает почти 3 миллиона. Эколог призывает "Нұр Отан" заняться ограничением строительства: под застройку вырубаются деревья, водных ресурсов уже остро не хватает, нагрузка на инфраструктуру растёт. Уроженка Алматы и в своё время даже заместитель акима Наурызбайского района, где расселилось большинство внутренних мигрантов, Жулдыз Кажыкеновна весело перебивает и со знанием дела комментирует: "Это не мы всех зовём, они сами приезжают сюда". 68-летнему Елеусизову приходится терпеливо упрашивать 35-летнюю Омарбекову дослушать его до конца: "Это надо знать, здесь я ничего плохого не говорю, это нужная для руководящего состава информация".

Если в пригородах Алматы строят где и как попало рядовые казахстанцы, то на особо охраняемых природных территориях застройку ведёт уже государство. Елеусизов настаивает на сохранении нетронутым урочища Кок-Жайляу. Он напоминает о разбросе цены проекта от $1,6 млрд до $0,2 млрд: ни старый, ни новый проект застройки урочища не нужен, он совершенно не подходит, там не выйдет никакого курорта. Едва услышав про урочище, председательствующий обрывает эксперта: "Вопрос Кок-Жайляу сейчас здесь не поднимается!"

"Это проблема Алматы, идёт большая борьба, вся общественность города против этого, – настаивает эколог. – Дослушайте, я же очень коротко говорю, два слова..."

Характеризуя Мэлса Елеусизова, Жулдыз Омарбекова просвещает собравшихся о том, что он – очень уважаемый в нашей стране эколог, проводит очень много полезных, хороших акций. "Сейчас я буду обвинять, наверное, немножко неправительственные организации: они всегда говорят много-много-много-много критики. Когда им говорят: что надо? Мне нужно пять миллионов (смеётся.) для своего мероприятия. И сразу вся его критика заметно утихает. Это путь, по которому мы много-много-много лет идём".

Это было первое заседание алматинских партийцев по "зелёной" тематике, а через два месяца руководство городского филиала ждёт уже "все планы и экспертизы, которые есть", чтобы собрать рабочую группу, которая даст рекомендации и замечания. План будут презентовать председателю партии – акиму Алматы.

"Невежественные заявления можно услышать от многих чиновников"

Сергею Куратову, руководителю экологического общества "Зелёное спасение", удалось выступать на партийном совещании считанные минуты, и от него потребовали лишь рекомендации. Однако он успел сказать, что он с соратниками ведёт десять судебных процессов в отношении различных государственных структур – госслужащие не предоставляют экологам запрашиваемую информацию или предоставляют недостоверную. И многие суды уже выиграны. Жулдыз Кажыкеновна в ответ посетовала на дополнительную нагрузку на аппарат партии "Нұр Отан" – ведь люди им пишут и звонят. А это нагрузка и на экологию, потому что тратится бумага. Чтобы люди не писали и не звонили, разрабатывается площадка – Центр развития Алматы. Рекомендации экологов незамысловаты: госорганы должны выполнять решения судов. Они их зачастую игнорируют, в том числе и Верховного суда.


Сергей Куратов: " Или мы все задохнёмся в этих наших смогах, отбросах, выбросах. Или здравый смысл победит, – и мы начнём действительно менять ситуацию". Фото Руслана Минулина

Сергей Куратов: "Или мы все задохнёмся в этих наших смогах, отбросах, выбросах, или здравый смысл победит, и мы начнём действительно менять ситуацию" / Фото Руслана Минулина

Корреспондент Informburo.kz спросил Сергея Георгиевича, какие впечатления у него остались от общения с чиновниками и партийцами на совещании по профильной для него теме. Такое отношение чиновников встречается, к сожалению, достаточно часто, такие невежественные заявления можно услышать от многих чиновников, даже очень высокого уровня, с сожалением констатировал эксперт. Бюрократия, которая сейчас существует в области экологии, в значительной степени создана тем, что чиновники некомпетентны во многих областях, скрывают информацию. В результате экологам приходится идти в суд, чтобы получить самые простые сведения. Тот факт, что чиновники не выполняют порой и постановления Верховного суда ("Мы считаем, что Верховный суд неправ"), говорит об очень низком уровне чиновников. Тем не менее он не прекратит своё участие в таких встречах.

"Надо бороться, надо добиваться, надо действовать. Потому что другого выхода нет. Или мы все задохнёмся в этих наших смогах, отбросах, выбросах, или здравый смысл победит, и мы начнём действительно менять ситуацию. Экологические проблемы – это не только проблемы птичек, мусора. Это проблемы благосостояния людей. Это их здоровье, это продолжительность их жизни. Это доступ к отдыху, это доступ к нормальному интеллектуальному развитию. Бедность во многом зависит от того, какая окружающая среда вокруг нас.

Как показывает история, в развивающихся странах Азии и Африки значительная часть разрушения окружающей среды происходит потому, что бедная часть населения вынуждена просто выживать, а самые зажиточные слои населения во многих странах используют природу только как объект развлечения и удовлетворения своих амбиций. Это общемировые процессы, они всегда шли и практически ещё продолжают доминировать в стране. Но, с другой стороны, наблюдается очень сильный откат, понижение уровня элементарной культуры самих жителей, уровня образования. Ещё в советское время люди знали, что мыть нужно руки перед едой, что мусор из окон выбрасывать по крайней мере вредно для здоровья, что нельзя сжигать у себя в бане покрышки и химические отходы.

Уровень экологического образования, дисциплины, культуры упал катастрофически. Именно отсюда вырастает огромное количество проблем. Люди многие вещи просто не понимают и не видят связи между своим благосостоянием и состоянием окружающей среды. Огромное количество заболеваний раком и туберкулёзом. А какая связь между ними и загрязнением окружающей среды? Где-то печатается эта информация? Только в материалах ВОЗ для других стран мы можем найти, что они устанавливают эту связь. А у нас в широкой прессе этого мы не видим".

Не видит ли Сергей Куратов схватку элит на теме экологии: одни экологов послушают, другие проигнорируют, поиграют с темой, внутриэлитные вопросы решат и будут двигаться дальше?

Не только в Казахстане, но и во многих странах экология стала разменной монетой, популистской темой, на которой можно себе сделать имидж и заработать политические преференции. Но объективно ситуация настолько сложная, что общая мировая тенденция склоняется к тому, чтобы делать реальные шаги по улучшению экологической ситуации. Куратов думает, что Казахстан всё равно будет втянут в орбиту реальных изменений. Под давлением объективных обстоятельств – и международных конвенций, и мнения своего народа, своих специалистов и учёных – чиновничий аппарат будет вынужден склоняться в сторону реальных изменений.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter