Статистика Covid-19 в Казахстане: Заразились: 926 534 Умерли: 11 907
Коронавирусная пневмония: Заразились: 78 596 Умерли: 4 996

Как экс-министр Биртанов защищал в суде коллегу, обвиняемого в срыве поставок защитных костюмов

Елжан Биртанов дал показания от защиты в суде по делу экс-главы "СК-Фармации".

В столичном суде первой инстанции допросили бывшего министра здравоохранения Елжана Биртанова по делу о срыве поставок средств индивидуальной защиты (СИЗ) для медиков. Он дал показания в качестве свидетеля защиты и заступился за обвиняемого экс-председателя правления ТОО "СК-Фармация" Берика Шарипа

  • Берик Шарип обвинён в злоупотреблении должностными полномочиями и в незаконном хранении оружия. Следствие считает, что срыв поставок СИЗ для медиков произошёл из-за действий Берика Шарипа. В конкурсе на поставку защитных костюмов участие хотели принять несколько компаний, которым комиссия под председательством Шарипа отказывала. Предпочтение глава "СК-Фармации" отдал ТОО "Inkar", чьи комплекты даже не подходили под требования тендера. Это не стало проблемой, потому что Шарип переписал тендерную документацию под эту компанию. МИД рекомендовал не сотрудничать с ненадёжными поставщиками из Китая, но контракт всё же был подписан. Обещанные СИЗ в Казахстан вовремя не поступили, самолёты два раза возвращались из Китая пустыми.
  • Главное судебное разбирательство проходит в онлайн-режиме через Zoom под председательством судьи Есильского районного суда столицы Каната Дуйсембиева.
  • Берик Шарип подключён к онлайн-процессу через Zoom из СИЗО, он с 12 августа 2020 года находится под стражей. По данным постановления суда, экс-председатель правления "СК-Фармации" работает заместителем генерального директора ТОО "Emdeu Group" (группа компаний, в которую входит несколько медцентров), принадлежащего зятю бывшего главы государства Нурсултана Назарбаева Тимуру Кулибаеву. В этой же компании работает директором Елжан Биртанов, которого тоже подозревают в коррупционных преступлениях. 

Фото и видеосъёмка судебного процесса запрещена судьёй.

Informburo.kz коротко рассказывает, о чём говорил в суде экс-министр здравоохранения. Публикуем выдержки из выступления Биртанова с минимальными правками.  

О запрете на экспорт СИЗ: "В других странах и не хватало сырья для производства"

"Информацию о распространении коронавируса получили ещё в конце декабря 2019 года. Уже с начала января наша санслужба приступила к соответствующим мероприятиям. Первая пресс-конференция уже 6 января была проведена. С февраля активно проводилась работа на уровне республиканского штаба при МЗ РК. В конце февраля была создана МВК по борьбе с коронавирусной инфекцией на уровне правительства под руководством заместителя премьер-министра.

На начало пандемии СИЗы, в частности перчатки, маски, одноразовые и многоразовые костюмы, в плановом "довоенном" объёме производились в Казахстане. Эти поставки осуществлялись на основании долгосрочных договоров с отечественными товаропроизводителями, и обычный спрос удовлетворялся внутренним производством.

Мы понимали, что идёт распространение, в штабе ежедневно мониторили всю ситуацию по миру, прежде всего в Китае, давали сводки по заболевшим в разных странах. Стало понятно, что не хватит того объёма производства СИЗов, который мы закупали. Заводы исчерпали свои возможности.

В первую очередь в феврале вопрос стоял по маскам. Причин было несколько: мощности производства наших заводов недостаточны, экспорт из Китая материалов для производства масок, костюмов практически был остановлен. Мы проводили много совещаний с участием вице-премьера, компании говорили, что у них нет тканей для производства масок. Практически все ткани, которые были в наличии в Казахстане, были использованы для производства масок.

Мы пытались по-разному этот вопрос решить. Когда в марте даже некоторые клиники были вынуждены самостоятельно шить костюмы, неоднократно поднимался вопрос перед правительством и МИИР, которому поручено было производство. Но, к сожалению, вопрос не был решён. Россия и Китай приостановили экспорт тканей. Уже стоял вопрос закупки готовой продукции.


Читайте также: Дело экс-главы "СК-Фармации": представитель Минздрава не даёт внятных ответов, судья пригрозил допросить Алексея Цоя


Отечественные производители отказали нам в поставках. У "СК-Фармация" были заключены годовые контракты по поставке костюмов и масок по фиксированной цене. Свой отказ производители мотивировали тем, что поднялась цена на сырьё, и отказывались заключать договоры на дополнительные объёмы, отказывались поставлять по той цене, которая была ранее. Она была очень низкой. В конечном итоге правительство пошло навстречу, и госкомиссией была утверждена новая цена на маски.

Уже в феврале-марте мы начинали смотреть откуда можно привезти, если нельзя произвести в стране. Непосредственно "СК-Фармация" вела эту работу, но в конце февраля некоторые страны ввели запрет на экспорт. Все были вовлечены: "СК-Фармация", ККБТУ, Центр экспертизы лекарственных средств.

Проблема была в том, чтобы что-то найти. В январе-феврале серьёзная проблема была и в самом Китае. У них в январе уже вспышка была. К нам неоднократно обращались наши китайские партнёры с просьбой оказать содействие в приобретении СИЗов в Казахстане, поскольку у нас тогда пандемии не было. Было много срывов поставок из Китая по всему миру. Был форс-мажор, многие партии, произведённые для другой страны, изымались и отправлялись для внутреннего пользования.

Наши производители пострадали, у нас был дефицит масок. Я помню, была такая проблема, ажиотаж начинался среди населения. Мы просили взять контроль над производством и запретить экспорт. К сожалению, законных оснований не было для этого, и нам не разрешили. Потом экспорт всё-таки запретили, производителей мы не могли взять под контроль. Некоторые производители, вместо того чтобы поставлять на внутренний рынок, поставляли за рубеж. Потом уже правоохранительные органы ловили на границе и возвращали нам.

В марте, когда пошёл спад, китайцы начали активно подключаться. Мы прорабатывали выделение средств из резерва правительства, и поиск шёл практически параллельно.

С середины марта пошли предложения от Китая. Для "СК-Фармации" была поставлена задача проверять качество СИЗов, поскольку много новостей выходило о бракованных поставках.

В конце марта было принято постановление о выделении средств из резерва. МВК поручило "СК-Фармации" сделать централизованную закупку. На том этапе не обсуждалось, что мы как-то могли отказаться от этого. МЗ всю потребность по всем регионам знала.

Уже режим ЧП был объявлен, и нужен был особый порядок закупок. Была создана МВК, в которой мы согласовывали на адекватность цены закупаемых товаров".

О грузе из Китая: "Пилот госавиакомпании "Беркут" не дождался"

"В послании Президент чётко сказал, что мы должны быстро принимать решения без волокиты, кто не хочет работать и рисковать, должны были освободить свои места. Мы всё время бежали впереди паровоза. Мы вынуждены были принимать решения на ходу, с листа. Берик Шарипович к нам обращался, советовался, переживал по этому поводу. Я говорил не бояться, потому что Президент дал команду. Просил все решения выносить на заседание штаба. Штаб практически ежедневно проводил совещания с регионами, в течение дня подключали штаб на уровне министерства.

Уже начался процесс закупок, "СК-Фармация", получив соответствующую команду, приступила к закупке. В начале апреля была выбрана компания, заключён контракт на поставку 2 млн комплектов. Здесь была проблема с логистикой, поскольку заказывали из Китая.

Берик Шарипович поднял вопрос: надо часть товара привезти, поскольку нехватка есть. Я обратился к министру обороны, в МВД, оказалось, что нет самолётов для перевозки грузов в режиме ЧП. Такие самолёты были у "Беркута", я обратился в управделами Президента, затем отдал номер Шарипу и сказал, чтобы договорились, оплату брал на себя поставщик.

Поставщик информировал о готовности, но возникли проблемы с растаможкой, мы были в контакте. Шарип докладывал, что есть проблемы с таможней, были видео, как идёт загрузка.

Но, к сожалению, борт торопился, был следующий заказ, он должен был везти груз для акимата ВКО. Мы просили подождать, я выходил на акимат ВКО, МИД и посла Китая: обещали помочь.

В тот момент, когда груз привезли на взлётную полосу, капитан отказался грузить. Он сказал, что у него другой заказ через 20 мин, он не успеет, и борт улетел. У него был следующий груз, который нужно было доставить.

Я не специалист в этой сфере, как это всё регламентируется, я знаю, что была просрочка и простоял борт лишнее время. Мы просили подождать, и они ждали сколько смогли. Если бы они ещё час подождали, я думаю, что костюмы бы были. С моей точки зрения как министра здравоохранения, я бы подождал. Фотографии были, что груз стоял в аэропорту. 

На мой взгляд, все предприняли максимальные усилия для этого. Мы понимаем, что есть воздушное пространство и нельзя когда захотел, тогда и улетел. К сожалению, нам на высшем уровне не удалось разрешить эту ситуацию.


Читайте также: Журналиста Informburo.kz удалили из Zoom с открытого заседания по делу экс-главы "СК-Фармации"


В связи с тем, что в сроки не исполнялось, контракт был расторгнут. Закупку местным исполнительным органам отдали, сами закупали. Как оказалось, так было лучше, потому что свои объёмы могли чартерными рейсами вывозить. У нас объёмы большие, и в основном можно было вывозить железной дорогой.

О тех объёмах запрета экспорта я говорил, об этом в правительстве знали. Мы докладывали информацию главе государства и премьер-министру. Этой ситуацией владели все. Вопрос был такой, что фактически на тот момент единственной возможностью была поставка из КНР. Не только покупки, но и гуманитарной помощи. 

В марте или апреле мы провели закупку около 350 аппаратов ИВЛ хорошего европейского производства. Мы уже подписали контракт и оплатили. Эти аппараты начали приходить осенью и в конце 2020 года. Говорилось, что МЗ и "СК-Фармация" не закупали, на самом деле всё закупалось. Логистика не работала. Запреты на экспорт, границы закрыты были, самолёты не летали. Это были объективные ситуации".


Читайте также:


О заражении врачей ЦГКБ в Алматы: "Не нужно больницу превращать в "Алмазную принцессу"

"Я точную дату не помню, было несколько комиссий. Есть стандартная процедура при вспышках инфекций в медорганизациях. К тому моменту была не первая вспышка. Первая вспышка была у нас в Нур-Султане: в кардиохирургическом центре заболели сотрудники лаборатории, в центре онкологии и трансплантации заболели. В Алматы, в детской инфекционной, была вспышка до этого. В ЦКГБ была самая крупная вспышка среди медорганизаций.

Изначально проверки проводились территориальным ДККБТУ. Насколько я помню, занос инфекции был 30 марта, в начале апреля. Комиссии проходили, потом с МЗ направлена была комиссия. Там сразу возникла какая-то конфликтная ситуация. Недоверие к результатам местной санслужбы, поэтому мы направили представителей из министерства, республиканских организаций. Мы даже подключали свои подразделения, отвечающие за безопасность, службу безопасности, поскольку началась политизация, подключли блогеров, СМИ, раздували из этого скандал, как-то связано было с кодексом, который активно обсуждался в тот момент. Врачи начали бастовать, отказывались подчиняться, в самой больнице устраивали мини-митинги, из карантинных госпиталей выходили в прямые эфиры, вынужден был отправить туда вице-министра Надырова.

Я даже поручил подключить представителей международных организаций, в частности CDC – это центр по контролю заболеваний. Они активно участвуют, в Казахстане офис, например по вспышке СПИДа в ЮКО, помогали нам. Весь вопрос встал, откуда произошло заражение.

Комиссия тщательно изучила, результаты были подписаны всеми. Был ряд причин, которые непосредственно вызвали вспышку. Они ни у кого из членов комиссии не вызывали сомнения. Были нарушения самого процесса именно организации медпомощи. В частности, разделение потоков, создания безопасных зон и так далее.


Читайте также: "Нас кинули под танки". История массового заражения врачей в алматинской больнице


Я сейчас отчёт не помню, наверное, в деле есть. Насколько я знаю, нехватка СИЗ не указывалась как причина. Мне докладывали члены комиссии, что СИЗы имелись в больнице, ходили в этих СИЗах, возможно, не в достаточном количестве. Не было причины, чтобы их не было.

А причина была в том, что менеджмент управления здравоохранения Алматы принял неправильное решение открыть там приём ковидных больных, не уведомив санслужбу. Внутри эти процессы были организованы неправильно.

Мои коллеги, медработники были недовольны, они предполагали, что СЭС Алматы специально хочет сделать их виноватыми, всё это в СМИ выливалось. Я с ними встречался онлайн, слушал их и объяснял, и территориальный департамент выступал и говорил, что никто не говорит, что вина врачей. Говорилось, что неправильно организованы работа именно самой клиники. Это естественные базовые вещи инфекционной безопасности любой больницы и до пандемии, и во время пандемии, и сейчас. Это же не только коронавирус – может быть грипп, гепатит, есть чёткие стандарты и правила, их нужно соблюдать. Понятно, что в тех условиях было сложно.

Где-то в середине апреля мы в чате обсуждали, я требовал у УОЗ срочно остановить и зачистить больницу. Я приводил пример: "Не нужно больницу превращать в японский круизный лайнер "Алмазная принцесса". Если помните, была такая ситуация, на борту была вспышка, несколько больных. И что сделала японское правительство? Грубейшая ошибка. Они отбуксировали его в залив и оставили там, вывозили по очереди. В конечном итоге все заболели. И мы тогда требовали, и я просил МИД вывезти своих граждан, но не давали доступ. В конечном итоге под нажимом американцев и других начали вывозить, но вывозили уже заражённых. Мы также вывезли своих граждан (тоже была отдельная история) на самолёте, здесь на карантине продержали и убедились, что всё в порядке.

Я говорил: не устраивайте лайнер, иначе все будут заражены. Срочно нужно в таких случаях закрывать больницу, вывозить больных: заражённых – в инфекционную больницу, контактных – в провизорный стационар, остальных – на домашний карантин. То же самое с персоналом. Но этого не было сделано. Со второго или третьего раза, когда я уже дал прямое поручение председателю Комитета Людмиле Бюрабековой, закрыли больницу. Я требовал, после этого была закрыта больница. Люди уходят со смены, возвращаются обратно, общаются. Это крупнейшая круглосуточная экстренная больница в Алматы.

На видео вы видели, что в карантинном санатории выходили в коридор, когда бунтовали, без масок и без ничего. С ними встречаться поехал вице-министр Надыров. Он в коридоре с ними беседовал и в комбинезоне, в какой-то момент снял маску – и в итоге сам заболел. Я не знаю, из-за чего он заболел, это сложно установить.

Проблема с больницей тоже была, центральная вентиляция не работала, комиссия установила. Это тоже могла быть причиной распространения. Зонирования "зелёной" и "красной" зоны не было".


Читайте также: Суд по делу экс-главы СК "Фармации": свидетель заявил, что заражение медиков произошло не из-за нехватки защитных костюмов


О Берике Шарипе: "Никакого срыва поставок СИЗов не было"

"Я глубоко убеждён, что "СК-Фармация" и Берик Шарип никакого срыва не производили, тем более умышленного. Это был форс-мажор, это был срыв процессов в Китае. Китайская сторона нарушила условия контракта с казахстанской стороной. Соответственно, казахстанская сторона нарушила сроки поставки с "СК-Фармация". Это гражданско-правовые отношения, такое случается. Тогда СМИ писали о рекордном количестве срывов сделок в Китае.

Это была форс-мажорная ситуация. Заключив контракт, "СК-Фармация" сделала всё необходимое и более чем, чтобы ускорить эту поставку в Казахстан, и мы все были подключены к этому, включая премьер-министра. Но, к сожалению, по объективной ситуации именно на китайской стороне был срыв растаможки в Гуанджоу, и из-за этого был срыв поставки.

Если посмотреть другие контракты, то Берик Шарипович мог бы не рисковать и по установленному регламенту действовать по сроку 60 дней для местных и 90 дней для зарубежных товаропроизводителей. и у нас были такие контракты, но на тот момент это было неприемлемо, мы торопили, все послы искали ткань и маски по всему миру. Поэтому когда мы нашли и контрактировали, считаю что это никак не вина лично Берика Шариповича – наоборот, он сделал всё возможное, чтобы ускорить поставку СИЗ.

Если рассматривать исполнительную дисциплину и служебное рвение как попытку угодить и некий умысел, то тогда можно любого госслужащего обвинить. Если он в чём-то ошибается, госслужащие – тоже люди, ошибаются, и при этом в рамках исполнения своих функциональных обязанностей своевременно и качественно выполнить поручение своего руководства, как некий умысел с целью угодить – я не вижу здесь никакой логики, честно скажу. 

В чём был умысел Берика Шариповича? Я не знаю, была ли доказана следствием личная заинтересованность. Но зная его лично, уверен, что он не имел в угоду какой-то компании. Что касается угодить мне… нет никакого смысла угождать мне, я его непосредственный начальник. Так как наши отношения чётко прописаны и регламентированы. Это исполнительская дисциплина. Я даю поручения – их надо исполнять. В чём тут преступление, я не понимаю. С целью угодить мне? От того, что он угодил или не угодил, его личная жизнь никак не меняется. Я считаю его добросовестным сотрудником. Другие коллеги тоже могут подтвердить, что угроз с моей стороны, давления на психику тоже нет, или как там некоторые сейчас заявляют, такого нет. Все знают стиль моего руководства. Я никакой логики не вижу в этой части, что нужно было создать какие-то преимущество кому-то, чтобы угодить мне. Мне было и тогда, и сейчас всё равно, кто выиграл тендер.

Берик Шарипович два года был исполняющим обязанности. За это время миллиардные и многомиллиардные контракты заключались, ни разу не было случая, чтобы мы какие-то вопросы обсуждали, что какой-то компании нужно создать какие-то условия, как здесь предполагается, выгодные условия, предпочтение, – никогда такого не было. На мой уровень таких вопросов он не выносил. Никаких претензий от других компаний не было".

Допрос Елжана Биртанова не завершён и продолжится 23 июня.

Елжан Биртанов освобождён от должности министра здравоохранения РК 25 июня 2020 года. Сейчас он находится под следствием и под домашним арестом. 


Читайте также:


 

Новости партнёров