Алишер Еликбаев: Cоциальные сети породили большое количество мошенников

Алишер Еликбаев / Фото со страницы в Facebook
Алишер Еликбаев / Фото со страницы в Facebook

Всегда ли можно доверять информации, выдаваемой известными блогерами?

Должны ли блогеры нести ответственность за информацию, которую они размещают, как взрослым максимально уберечь себя от уловок мошенников и возможно ли оградить детей от негативного контента – об этом в интервью Informburo.kz рассказал специалист по коммуникациям Алишер Еликбаев.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Informburo.kz (@informburo.kz)

Алишер, недавно жертва финансовой пирамиды пошла на крайнюю меру – самоподжог. В социальных сетях она возложила вину на представителя департамента полиции Алматы, а ранее обвиняла вайнеров, рекламировавших эту пирамиду. Какова ваша позиция по данному вопросу?

– Я желаю той девушке выздоровления. Никакие денежные потери не стоят того, чтобы поджигать себя. Ей надо беречь себя. Надеюсь, всё будет в порядке.

Блогеры, публичные люди должны нести ответственность за рекламу, которую они показывают. Но стопроцентной ответственности на них быть не может, особенно когда дело касается финансовых институтов.

К примеру, пару дней назад несколько банков объявили, что они продают депозитарные ноты, которые дают 15–20% дохода в тенге, забыв упомянуть, что эти ноты не защищены Фондом гарантирования вкладов. Это означает, что вы покупаете их на свой страх и риск.


Читайте также: Уголовную ответственность блогеров за рекламу финансовых пирамид хотят ввести в Казахстане


Сами люди, которые покупаются на рекламу про золотые горы в социальных сетях, не должны освобождать себя от ответственности.  

Очень часто они хотят снять с себя ответственность за то, что хотели быстро разбогатеть. Когда вам говорят: "Вы сейчас один миллион принесёте, я вам за три дня сделаю два миллиона" – у нормального человека всегда должна возникнуть мысль, откуда его собеседник возьмёт эти два миллиона?

Для заманивания могут сослаться на криптовалюту, на очень умное слово NFT, которое недавно появилось, могут сказать, что они покупают ноты каких-то вьетнамских банков, которые нереально растут в цене. Но если вы сами в этом не разбираетесь, если вы сами догадываетесь, что что-то не так, не несите вы туда свои деньги. Лохотрон, финансовая пирамида обычно пахнут за три версты.

И наоборот, финансовые структуры, которые дают небольшую доходность в годовом выражении, теряются среди этих финансовых пирамид.

Алишер Еликбаев / Фото со страницы в Facebook

– Бытует мнение, что пользователи социальных сетей больше доверяют блогерам, чем СМИ. Какой тренд сложился?

– Тенденции менялись постепенно, достаточно долгий период было большое доверие к радио, ТВ и газетам.

Самой большой финансовой пирамидой в истории бывшего Советского Союза является МММ, которая рекламировалась по всем электронным и печатным СМИ, но когда выяснилось, что это финансовая пирамида, вопрос об ответственности газет, журналов, радиостанций и телеканалов даже не стоял.

Сейчас с появлением социальных сетей и с усилением цензуры в СМИ люди стали приходить за правдой в социальные сети, мнение инфлюенсеров и лидеров общественных мнений стало возрастать.

Но если в СМИ есть редакторы и рекламные отделы, которые всю информацию проверяют, у блогеров часто такой возможности нет. Они тоже люди и часто сами могут попасться на уловки тех же самых мошенников.

Надо помнить, что мошенники очень быстро втираются в доверие и очень легко обводят вокруг пальца любого доверчивого человека. В том числе блогера, вайнера.

Иногда блогеры подспудно понимают, что имеют дело с лохотроном, но своеобразная гонка между собой, кто сколько заработал, приводит к тому, что они пропускают всю рекламу.

Если человек вас смешит, если он классный актёр, вы можете ему верить, если он рекламирует актёрские курсы. Но если вдруг он стал специалистом по финансам – пожалуйста, будьте с ним аккуратны.

Если я завтра скажу, что научу вас, как заработать миллион тенге за два дня, не прикладывая к этому усилий, никаких вложений с вашей стороны – пожалуйста, будьте аккуратны со мной. Скорее всего, меня подменили. Просто будьте аккуратны, вот и всё. У нас очень инфантильное общество.


Читайте также: Должны ли блогеры нести ответственность за то, что они рекламируют


– Как вы проверяете на благонадёжность рекламодателей?

СМИ – это зарегистрированное средство массовой информации, редакция. А блогер – это любой человек, у которого есть пять, десять тысяч или миллион читателей. Но это просто человек, и многое зависит от его личной позиции.

На долгий период проверить никого невозможно. Ты можешь рекламировать банк, который может разориться через три года, либо в компанию, которая была очень крутой в сфере услуг, через год приходит нерадивый руководитель и снижает её показатели. А люди могут предъявить тебе претензии по поводу этой компании.

Поэтому мы рекомендуем по принципу "здесь и сейчас". И если у меня какая-то компания вызывает вопросы, я просто не беру эту рекламу. Потому что в принципе денег на рынке и рекламы столько, что я могу себе это позволить.

Но есть большое число ребят, у которых рекламы не так много, и они будут рекламировать всё, что им приносят. Думаю, многие, кто рекламирует букмекерские конторы, понимают, что это зло.

Что касается финансовых пирамид, я очень внимательно слежу, читаю про них и чаще всего, в 90% случаев, просто отказываюсь. У меня есть рекламодатель, который в системе онлайн-сервиса по покупке акций. И я договорился с ним, что не рекламирую его, а вложив 30 тысяч долларов, каждый раз информирую подписчиков, что сегодня я в убытках на миллион тенге, а завтра – в прибыли на два миллиона. Я призываю инвестировать, но не говорю, куда конкретно, просто делюсь своим опытом.


Читайте также: В МВД проведут служебное расследование из-за самоподжога жертвы финансовой пирамиды


Я путешествую по миру, видел, что в США люди, которые начали инвестировать 30–40 лет назад, сейчас неплохо живут. Но большая часть нашего населения должна себе отдавать отчёт о рисках. Если кто-то тебе предлагает удвоить в короткий срок твои вложения, это первый сигнал о том, что туда не надо лезть, чтобы потом не возникало ситуации, когда люди выходят на площади и просят простить им кредиты.

Тебя за руку никто не тянул, ты пошёл и сам взял кредит, и поэтому должен прочитать условия. Я сам попадаюсь на том, что не читаю условий, и потом оказывается, что по факту должен заплатить больше. Но я никогда ни на кого не перекладываю ответственность.

Три года назад я купил недвижимость, увидев рекламу жилого комплекса у своего друга блогера. Мне её до сих пор не отдали. У меня есть ощущение, что меня обманули, но при этом я не иду к своему другу выяснять отношения и упрекать его в том, что я поверил в его рекламу.

В целом нужно понимать, что социальные сети породили большое количество мошенников.

В день мне пишут 50–60 людей, которые просят о помощи. Недавно мне написал отец-одиночка, попросил оплатить аренду времянки. Он говорил, что раньше таксовал, а сейчас сломал ногу и ему нечем платить, а он один воспитывает ребёнка. У меня были слёзы на глазах, я отправил ребят проверить, где он живёт, но они не нашли его по указанному им адресу. У него нет карты, на которую я мог был перевести деньги.

Если у человека карта заблокирована, это первый признак того, что вы можете иметь дело с мошенниками.

Обвести вокруг пальца можно легко и меня, и Мейржана (вайнер, по версии следствия, связанный с финансовой пирамидой Mudarabah Capital. – Ред.), и кого угодно. Поэтому здесь нельзя стопроцентную ответственность возлагать на блогера. Ответственность за ваши деньги лежит и на вас.

Для себя я принял решение, что не хочу рекламировать букмекеров. Эти ребята готовы были платить мне огромные деньги, чтобы я начал рекламировать очень известные в мире букмекерские конторы. Я отказался. Но находятся те, кто берётся за это и считают, чем они хуже футбольной команды первой лиги, которая тоже рекламирует букмекерскую контору.


Читайте также: Почему финансовые пирамиды действуют через социальные сети


Я ипохондрик и рекламирую лекарства, которые сам принимаю. И если вижу, что эффект есть, рекомендую их. Иногда заходят фармацевтические компании с рекламой витамина С. Ну это же известный витамин, понятное дело, что он безвредный. Если же мне предложат панацею, лекарство, которое лечит рак, я понимаю, что это, скорее всего, "фуфломицин", и отказываюсь.

Алишер Еликбаев / Фото со страницы в Facebook

– То есть вы рекламируете только товары и услуги, которые опробовали на своём личном опыте?

– У меня такое количество рекламы, что я не способен попробовать всё. И потом не всё, о чём пишу, является рекламой.

К примеру, я употребляю дорогой алкоголь, и иногда он появляется у меня в аккаунте, потому что мы собираемся с друзьями, жарим мясо, отдыхаем, выпиваем. Я привык всё показывать, и когда по выходным у меня спрашивают, какой алкоголь вы пьёте, я не вижу смысла скрывать. Является ли это рекламой?

Уверен, что продажи коньяка, который я пью на протяжении последних десяти лет, сильно возросли от того, что люди увидели его у меня в аккаунте, но я ничего от его производителя не получил.

Если я лечу в США, это не значит, что мне Америка заплатила, я делаю это за свои деньги. И в этом отношении если будут какие-то поправки в законы, как ты будешь в налоговых органах и где-то объяснять, что здесь я просто пил алкоголь на даче, а там алкогольная компания заплатила мне за рекламу? Пока никто не знает, как это разделить. А так в принципе я против рекламы алкоголя.

Ко мне часто обращаются рекламодатели, и я действительно не успею всех проверить, но  реагирую на обратную связь.

Если моя аудитория мне пишет, что человек, которого я рекламирую, не выплатил ему зарплату и с ним нужно быть аккуратным, я стараюсь дальше с этим человеком не работать. Мой институт репутации работает так. Но это не значит, что завтра не появится хитроумный человек, который не обведёт меня вокруг пальца. Я же тоже доверчивый, кучу денег отдал людям, которым доверять не стоило.

– Растёт новое поколение казахстанцев, которые осваивают гаджеты раньше, чем начинают разговаривать. Как обезопасить их от информации, которая может им нанести вред?

– Мы контролируем наших детей, которые заходят в социальные сети, мы ограничиваем их по времени, но нежелательная информация всё равно прорывается. По себе знаю, раньше, когда родители пытались мне что-то запретить, это немедленно становилось жизненно необходимым. 

Считаю, что в первую очередь методом разговоров нужно выстаивать взаимоотношения с детьми так, чтобы они доверяли и рассказывали о том, что происходит в их жизни.

У меня есть 12-летняя племянница, ей стал оказывать знаки внимания строитель, который работал у нас на стройплощадке. Он нашёл её в социальных сетях и начал ей писать. Я ей объяснил, как нужно разговаривать с парнем, как нужно ему правильно объяснить, что присутствует третий человек, который следит за их перепиской, так как она несовершеннолетняя, и что лучше оставить её в покое. Очень вежливо, корректно, без какой-либо агрессии.

Очень надеюсь, что мои дети будут доверять мне и будут мне о подобных ситуациях рассказывать, чтобы я смог им помочь.


Читайте также:


Новости партнеров