В Казахстане исчезают соколы-балобаны. Их продают арабам за большие деньги

Иллюстрация с сайта Depositphotos.com
Иллюстрация с сайта Depositphotos.com

Почему редкая птица оказалась под угрозой исчезновения.

В мировом орнитологическом сообществе Казахстан известен как одна из главных территорий обитания соколов-балобанов. Это редкий вид хищных птиц, относится к семейству соколиных. Балобаны занесены в Красную книгу. 

Ещё недавно этих птиц можно было встретить практически по всей стране. Однако в последние годы балобан встречается всё реже. Причина – в его популярности на чёрных рынках по продаже охотничьих птиц. В естественных условиях сокол-балобан охотится преимущественно на грызунов, однако охотники успешно натаскивают птицу на более крупных жертв, таких как дрофа-красотка. 

Свой "вклад" в сокращение популяции внесло развитие линейной инфраструктуры. Воздушные линии электропередач (ВЛЭ) малой и средней мощности (6-20 кВт) до сих пор становятся причиной гибели многих птиц, в том числе и балобанов. Орнитологи говорят, что в период миграции птиц именно на некоторых участках ВЛЭ можно едва ли не машинами отгружать птичьи тушки. 


Читайте также:


Но ещё одной из причин сокращения популяции соколов-балобанов в Казахстане является браконьерство. Птиц отлавливают прямо в местах их гнездования и продают. На соколов высокий спрос на арабских рынках. При этом цены на диких птиц превышают стоимость выращенных в питомниках соколов. 

"До середины 90-х всё было нормально, балобан был вполне обычным видом, – поделился воспоминаниями директор Центра прикладной биологии РОО "Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия" Сергей Скляренко. – Но уже в середине 90-х, когда люди стали достаточно свободно туда-сюда ездить, после открытия границ началось массовое браконьерство. На балобанов устойчивый спрос в арабских странах – для соколиной охоты. Птиц хорошего качества можно сбыть за хорошие деньги. Сотни лет балобанов используют для соколиной охоты, но исторически в основном птиц ловили на путях миграции. И это огромная разница. Потому что там отлавливались в основном молодые птицы. Взрослые или непригодные птицы не отлавливались, их выпускали там же, на месте.

А когда пошёл отлов в Казахстане, ловить стали всех подряд, на гнездовых участках. В этот "бизнес" кинулись все, и ловили, не умея это делать, потому больше калечили. Потом птицы гибли на передержке, при перевозке. И в результате произошло резкое, в несколько раз, снижение популяции". 

Известный орнитолог Игорь Карякин (Россия) вспоминает, что ещё по состоянию на 1990 год численность балобана в Казахстане оценивалась в 4,8-5,6 тысячи гнездящихся пар. Уже в 2010 году – в 1,8-2,1 тысячи пар, а к 2015 году – около тысячи. 

"Современная численность ещё меньше, но насколько, неизвестно, может быть, несколько сотен пар. По сути Казахстан утратил ресурс этого вида. Причин столь катастрофической ситуации две: нелегальный отлов для нужд арабской соколиной охоты, который стимулируют арабский истеблишмент, и гибель на ВЛЭ от поражения электротоком", – сказал он. 

Казахстанские специалисты соглашаются с такой оценкой, добавляя, что последняя официальная оценка проводилась в стране ещё в нулевых годах. С тех пор популяцию не только соколов-балобанов, но и вообще хищных птиц в стране никто не считал. 


Читайте также: Ассоциация сохранения биоразнообразия: Семиреченский лягушкозуб находится на грани исчезновения


"Государственного финансирования на эти работы нет. И последний учёт в 2000-х – это вообще был последний раз, когда государство потратилось на учёт хищных птиц. Ежегодный государственный учёт делается у нас только по сайгакам и редким копытным (кулан, бухарский олень, архар, джейран). Вот их считают каждый год. По всем остальным – денег не выделяется", – отметил Сергей Скляренко. 

На сокращение популяции соколов-балобанов пытаются обратить внимание государства общественные организации. Исполнительный директор Общественного фонда "Центр изучения и сохранения биоразнообразия", член Общественного совета при Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов Нурлан Онгарбаев с 2017 года ведёт переписку с чиновниками, однако конструктивного диалога пока не получается. 

"С 2017 года мы провели много круглых столов, совещаний и презентаций для министерства, уполномоченного комитета, а также других заинтересованных сторон, на которых опытные эксперты разъясняли текущие проблемы, связанные с популяцией балобана и гибелью птиц на ВЛЭ, а также пути их решения. Но ответных инициатив или намерений мы не дождались. Проект поправок в НПА по вопросам предотвращения гибели птиц на ВЛЭ, направленный в уполномоченный орган в 2019 году, до сегодняшнего дня не принят и статус по нему неизвестен. Тем временем в Казахстане ежегодно продолжают гибнуть тысячи краснокнижных птиц, в числе которых значится и сокол-балобан", – посетовал Онгарбаев. 

Орнитолог Ральф Пфеффер (бывший казахстанец, сейчас проживает в Германии) поделился воспоминаниями: ещё в начале 90-х годов он предлагал признать балобанов ценным восполняемым природным ресурсом страны. По словам эксперта, государство уже тогда должно было взять популяцию данного вида под свой контроль с целью рачительного управления ею, в том числе с возможностью частичной продажи птиц в официальном формате. На практике же, посетовал учёный, государство сняло с себя обязательства, что в итоге привело к тому, что балобан стал товаром на чёрном рынке. 

"Я предвидел эту ситуацию. Ведь до побережья Персидского залива долетает только незначительная часть мигрирующих соколов. Большинство балобанов, которые зимуют в Казахстане, прилетают из Сибири, из некоторых районов Монголии, а также здесь есть свои оседлые популяции. То есть здесь гораздо больше соколов, гораздо больше выбора", – подчеркнул он. 


Читайте также: В России разрешили добычу краснокнижных животных в исключительных случаях


Появление браконьеров и чёрного рынка торговли соколами, по мнению Пфеффера, было предсказуемо. Он отмечает, для арабских стран соколиная охота – это историческая традиция, сохранившаяся и сейчас. И именно туда хлынул поток отловленных диких соколов. 

"Я получаю информацию из арабских стран и знаю, что соколы из Казахстана продолжают поступать. Но уже в гораздо меньшем количестве, чем раньше. И это связано не с тем, что утрачен интерес, просто их осталось очень мало, вылавливают последних. И поскольку с каждым годом их всё меньше, можно предположить, что ситуация с каждым годом становится более критической для популяции балобанов", – говорит Пфеффер. 

"Если ситуация не изменится, то в Казахстане балобан исчезнет. Собственно, это уже фактически произошло. Так что если исчезнут последние птицы, это уже будет не столь заметно. Для экосистемы это потеря хищника, который регулировал численность роющих грызунов и сдерживал их эпизоотии. Слава богу, ещё остались курганники и орлы, потеря которых может окончательно усугубить ситуацию и привести к регулярным вспышкам чумы или геморрагических лихорадок в популяциях грызунов, которые станут нормой в степях Казахстана", – подчеркнул Игорь Карякин. 

Решение проблемы все орнитологи видят в одном – необходимо жёсткое пресечение браконьерства, запрещение строительства птицеопасных ВЛЭ. 

"Нужно создать питомники, вернуть в них поголовье балобанов ещё сохранившихся у сокольников, начать размножение и выпуск в природу правильными методами. Принять на законодательном уровне запрет строительства птицеопасных ВЛЭ, как это сделано в России, принять стандарты оснащения ВЛЭ птицезащитными устройствами, как это сделано в России и Европе, начать модернизацию всего электросетевого комплекса страны, сделав его безопасным для птиц. Кстати, всё это фактически было прописано в Международном плане действий по балобану, который инициирован Боннской конвенцией и RaptorsMOU (Меморандум по сохранению перелётных хищных птиц), стороной которых Казахстан является", – считает Карякин.

Сергей Скляренко добавляет: в стране сегодня нет комплексной программы сохранения биоразнообразия. И пока не будет понимания значимости этой работы, ситуация не изменится. 

"Может, для кого-то значим имидж Казахстана на международной арене. А поскольку Казахстан действительно ключевая страна ареала обитания балобанов, если здесь вид рухнет до нуля, это покажет полную неспособность государства к охране своих ресурсов", – отмечает эксперт. 

Напомним, в 2020 году Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия (АСБК) совместно с Союзом охраны птиц Казахстана выбрала символ птицы года – сокола-балобана. Изображение этой птицы красуется на пятой монете из коллекции "Красная книга Казахстана", выпущенной в 2004 году. 


Читайте также:


 

Новости партнёров