Мурат Темирханов: наше правительство сконцентрировалось на поддержке "избранных"

Мурат Темирханов / Фото Informburo.kz
Мурат Темирханов / Фото Informburo.kz

Что должно измениться в подходах государства к поддержке бизнеса.

Президент страны Касым-Жомарт Токаев поручил правительству пересмотреть подходы к поддержке бизнеса, отказавшись от прямых мер поддержки и субсидирования в пользу более рыночных инструментов. Какими должны быть эти инструменты, в интервью Informburo.kz объяснил экономист Мурат Темирханов.

– Почему все меры поддержки бизнеса оказываются не результативными? Что у нас в этой сфере пошло не так?

– Поддерживать предпринимателей надо, потому что без поддержки предпринимателей, частного бизнеса нам очень трудно будет войти в тридцатку развитых стран. Но основная проблема наших властей заключается в том, что

помощь, которую сейчас оказывает правительство, нарушает и искажает рыночные отношения и конкуренцию в экономике.

А если в стране нет рыночной экономики, нет нормальной конкуренции, то появление по-настоящему эффективных компаний, которые побеждали бы в конкурентной борьбе не только внутри Казахстана, но и на внешних рынках, практически невозможно.

Глава государства сказал, что нужно подумать насчёт прямых субсидий, и здесь прежде всего речь шла о малом и среднем бизнесе, о льготных кредитах. Для МСБ льготные кредиты – это главный инструмент субсидирования. Помимо субсидирования процентной ставки, отдельные крупные предприятия получают субсидии по так называемым инвестиционным контрактам, когда договариваешься с государством, делаешь какой-то проект и тебе компенсируют часть инвестиций.

Такое субсидирование инвестиционных контрактов уже давно показало свою нерезультативность. Автомобилестроение в Казахстане стало хорошим примером этому. Известная, громкая история с компанией "Азия-авто", которую сначала много лет поддерживали, а потом государство судилось по этому поводу, требуя вернуть полученную помощь. В суде речь шла о 170 млрд тенге, и то это ещё не вся госпомощь, полученная с 2010 года. То есть государство дарит отдельным бизнесменам сотни миллиардов тенге, защищает их от внешней конкуренции, а они занимаются иждивенчеством, не работают над своей эффективностью и конкурентоспособностью, и сырьевая зависимость нашего экспорта никак не уменьшается.


Читайте также: Разыскиваемого учредителя АО "Азия-Авто" Балушкина подозревают в мошенничестве, он заочно арестован


Что касается льготных кредитов, то тут нужно чётко понимать: у государства нет денег, чтобы всему сектору МСБ поголовно выдать льготные кредиты. Если посмотреть отчётность кредитного портфеля банков и сколько в них льготно финансируется государством, это будет не больше 10% от всего кредитного портфеля бизнеса в Казахстане. То есть 10% МСБ получает кредиты в районе 7% годовых, а подавляющее число других компаний получают под 11-14%, в зависимости от размеров и качества компаний.

Такая ситуация, когда помощь получают не все, а только маленькая прослойка компаний, приводит к искажению рыночных отношений. Обычно в числе "избранных" оказываются те компании, которые приближены к чиновникам, госкомпаниям, госорганам. Именно они получают более льготные кредиты, а большинство бизнеса работает в обычном поле. Такое положение вещей создает недобросовестную конкуренцию на рынке. Если две компании работают на одном рынке, но одна из них получает льготные кредиты, это создаёт недобросовестную конкуренцию и мешает развитию конкурентоспособности обеих компаний. Те компании, которые получают льготы, не развивают свою эффективность, поскольку они и так получают подарки от государства. Но они мешают развиваться другим эффективным компаниям.

Это как раз тот случай, когда помощь государства мешает развитию предпринимательства.

Как должно происходить развитие? Государство должно развивать предпринимательство так, как это делается в странах с развитой рыночной экономикой. Никто не даёт субсидий, а если помощь и оказывается, то только в кризис, краткосрочно. Например, когда в карантин из-за коронавируса закрывали малый бизнес, льготную помощь давали конкретно пострадавшим компаниям. Но это моментально заканчивается, как только начинает нормально работать экономика.

Если государство хочет оказывать помощь предпринимательству, то это должна быть косвенная поддержка и такими методами, которые не будут нарушать рыночную экономику и конкуренцию. Прежде всего нужно улучшать бизнес-среду и снижать инфляцию. Но инфляцию надо снижать не так, как это делается сейчас у нас, административными рычагами, а только рыночными методами.

Что касается развития благоприятной бизнес-среды, то мы все прекрасно видим, что у нас до сих пор проблема с верховенством закона, высокая коррупция, очень репрессивный характер у налоговой и таможенной служб. Всё это мешает развиваться бизнесу. Это системные меры, которые нужно исправить в первую очередь.

Другая очень большая проблема – это когда государство напрямую начинает вмешиваться в рыночную экономику, начинает диктовать цены на социально значимые товары, ограничивает импорт, экспорт, регулирует цены на железнодорожные перевозки, на электричество. Борется с рыночными посредниками, пытается снижать торговую наценку. В таких условиях бизнес не может развиваться. Всё это должен делать сам рынок.


Читайте также: Правительство искусственно сдерживает цены на продукты. Чем это грозит казахстанцам


Если какая-то компания в определённой сфере бизнеса получает большую прибыль, то в нормальных рыночных условиях у этой компании немедленно появятся конкуренты, что заставит её не стоять на месте, а улучшать свою конкурентоспособность. Если же в эту сферу бизнеса залезет чиновник и начнёт диктовать уровень торговой маржи или рентабельности, то очень скоро эта сфера бизнеса станет неэффективной, и цены там вырастут ещё больше.

– Услышав такое, чиновник из столицы вам возразит, сказав: мы реализуем массу программ по поддержке бизнеса, мы идём навстречу предпринимателям, даём им всё, что они просят – удешевлённые кредиты, поддержку экспорта.

– Да, мы имеем эту кучу программ развития – индустриализации, цифровизации малого и среднего бизнеса, развития экономики простых вещей. Ну и что? Государство очень активно занимается этим с кризиса 2008-2009 годов, но где результаты? Наше правительство давно говорит, что мы стремимся в ряды развитых стран, прежде всего это касается стран ОЭСР. Но возьмите любую страну ОЭСР, любую страну Европы – там так не развивают бизнес.

Если взять все эти программы и сделать тесты по стандартам ОЭСР, чтобы проверить, насколько эти меры нарушают конкуренцию и рыночные механизмы в экономике, – ни одна программа этот тест не пройдёт, потому что в основе программ заложено: вместо рынка всё решают чиновники, и делают они это такими способами, которые искажают этот рынок.


Читайте также: Почему Нацбанк не может сдержать инфляцию


В Казахстане, увы, сейчас это очень сильно развито. У нас есть Национальный фонд, где скапливаются нефтедоллары страны, и наши власти сейчас особо не напрягаются, живя за счёт природных ресурсов – за счёт нефтяной ренты. Правительство закрывает все свои проблемы за счёт Нацфонда. Распределение нефтяной ренты в экономике идет административным путем, что даёт большую власть чиновникам, даёт им возможность хорошо жить, потому что открывается много коррупционных возможностей. Всё это очень сильно мешает развитию рыночной экономики в Казахстане.

Вот вы говорите, что бизнес сам просит дешёвые кредиты. Но в Казахстане инфляция высокая и кредитный риск в экономике высокий, и это потому, что у нас не развита рыночная экономика, конкуренция и частное предпринимательство. Из-за высокой инфляции и высокого кредитного риска в экономике рыночные процентные ставки у нас тоже очень высокие. Но государство, вместо того чтобы бороться с инфляцией, снижать кредитный риск в экономике, выступает конкурентом банковской системе и ещё больше ухудшает ситуацию с рыночными процентными ставками.


Читайте также:


Например, у казахстанских банков сейчас – 8-10 трлн тенге избыточной ликвидности, которую можно и нужно направлять на кредитование. Однако эта избыточная ликвидность дорогая, поскольку возникла за счёт депозитов физических и юридически лиц. Но когда параллельно этому правительство выдает льготные кредиты по 7%, то оно таким образом разгоняет инфляцию и увеличивает рыночные процентные ставки и одновременно создает недобросовестную конкуренцию банкам. В результате у нас создается большой дисбаланс в экономике. И бизнес вполне естественно считает, что раз государство под 7% даёт, то банковские 13% – драконовские.

Чтобы исправить такое положение вещей, правительство должно рыночными способами снижать инфляцию и кредитные риски в экономике, но оно этого не делает, потому что есть Нацфонд и печатный станок Нацбанка и для него легче заливать свои ошибки деньгами будущих поколений. То есть сейчас чиновники имитируют, что они помогают бизнесу, но в действительности они разрушают рыночную экономику. А это приводит к тому, что у нас стагнирует предпринимательство.

– Но так именно поэтому мы и ведём кредитование предпринимательства, удешевляя ставку, возражает чиновник.

– Это абсолютно перекошенное экономическое понимание развития предпринимательства в стране. Ресурсы в экономике должны распределяться рыночным путём, на основании рисков и рыночных процентных ставок. Если правительство начинает вмешиваться, то рынок сразу искажается. Если правительству так хочется оказать бизнесу материальную помощь, то оно должно это делать для абсолютно всем и у всех должны быть одинаковые условия.

У нас же в стране сотни тысяч малых предприятий. Но посмотрите финансовую отчётность за прошлый год, например, холдинга "Байтерек", нашего института развития. Из всего кредитного портфеля, который холдинг выдает в экономику по низкой ставке, меньше 5% идет на малый бизнес.

А самую большую помощь получили крупные компании, которые вообще не должны кредитоваться дёшево, потому что это нефтеперерабатывающие заводы, другие крупные сырьевые и государственные предприятия, которые во всех развитых странах сами выходят на рынки и привлекают деньги, в том числе с внешних рынков. А у нас они приходят с протянутой рукой к государству.

То есть помощь бизнесу в Казахстане построена полностью неправильно. Вместо того чтобы выдавать дешёвые кредиты, нужно бороться с инфляцией, бороться с коррупцией, снижать роль государства в экономике, чтобы бизнес легко мог открываться, работать, закрываться. Тогда появится динамизм в развитии предпринимательства. Но наше правительство полностью сконцентрировалось на субсидировании "избранных", что мешает развитию рынка и бизнеса в Казахстане. И я рад, что глава государства хотя бы начал об этом говорить.

– Вы сейчас практически довели нашего чиновника до слёз. Он делал всё, что просил бизнес, шёл навстречу банкам, реализовал кучу программ. Почему же не получилось? Что делать?

– Прекращать субсидировать экономику. Целиком. Когда чиновник дешёвые кредиты раздает, это идёт распределение нерыночным путём, поддерживаются неэффективные компании. Я уже приводил пример с "Азия-авто" – это как раз прямой результат нерыночного подхода. А ещё мы границу утильсбором закрыли, и машины внутри у нас стали дороже, чем в России, Европе и США, и из-за это растёт инфляция и процентные ставки в банках. Таких примеров множество.


Читайте также: Грузоперевозчики просят снизить ставки утильсбора


Такой подход уже изменил сознание предпринимателей. Предпринимательство у нас сейчас уже ориентировано не на рост своей эффективности и конкурентоспособности, а на выбивание дешёвых кредитов и других госсубсидий, и на участие в государственных тендерах. Вместо того чтобы бороться на рынке с конкурентами, улучшать свою эффективность и создавать новые продукты, у нас очень часто предприниматели просто ждут помощи от государства..

– Но ведь если остановить все программы поддержки, убрать субсидирование, сразу же поднимутся ставки по кредитам, и бизнесу станет очень тяжело.

– Какому бизнесу? Максимум 10% от всего нашего бизнеса получают эту господдержку. По всему Казахстану! А если посмотреть, кто основные получатели, – это в основном крупные, изредка средние компании. Весь бизнес не скажет, что это большая проблема для них, они этим не пользуются. Пострадают приближенные к чиновникам избранные компании. О каком бизнесе идет речь?

– Какой путь возможен сейчас? Например, есть опыт Китая…

– Опыт Китая не приводите вообще. Потому что либо мы ориентируемся на Китай и строим коммунистическо-социалистическую систему, применяем командно-административные методы, либо мы ориентируемся на страны с развитой рыночной экономикой. Стоять посередине между социализмом и рыночной экономикой получится лишь небольшое время. Очень скоро в экономике появятся громадные дисбалансы, которые превратятся в глубокий экономический кризис.

Сейчас все наши проблемы заливаются нефтедолларами, но когда-то они закончатся.

– Почему мы не можем использовать отдельные элементы? Например, когда Китай полностью освободил бизнес от налогов на несколько лет, дав возможность встать предприятиям на ноги. Почему мы не можем сделать также: сказать предприятиям – вот вам, условно, 5 лет, развивайтесь, мы вас не трогаем, все расходы бюджета покроем Нацфондом, тем более и так закрываем из Нацфонда соцрасходы. А через 5 лет возвращаем все налоги. Почему такой способ не подходит?

– Сейчас Нацфонд у нас всё больше идёт на быстрорастущие социальные расходы, а не на развитие экономики. А все эти льготы, субсидии, пониженные проценты, моратории – это ведь было и до коронавируса. И проблема началась не вчера, и никакие меры её не решили, так?


Читайте также:


Есть международные исследования, которые очень чётко говорят, что все эти налоговые льготы и другие – не самое важное для развития бизнеса. Сокращая налоги в одном секторе, государство недополучает доходы, а ему нужно выплачивать пенсии, пособия и так далее. Поэтому тут палка о двух концах. Все эти налоговые сокращения и льготы очень редко приводили к улучшению предпринимательской среды. У нас и так налоги невысокие по сравнению с развитыми странами.

Дифференциация налогов по размеру бизнеса тоже не даёт хорошего результата. Например, если у среднего бизнеса налоги гораздо больше, чем у малого, это приводит к тому, что малый бизнес пытается всеми способами не переходить в средний. Если он даже приблизится к среднему, он раздробится, начнёт манипулировать, стараться как можно меньше платить налогов. Нет смысла ему показывать, что он развился в средний, потому что налоговое бремя выше.

Есть чёткие стандарты ОЭСР, как лучше развивать предпринимательство так, чтобы не нарушать рыночные законы и конкуренцию. И как уменьшать инфляцию рыночным путём. Пока правительство не переориентирует своё мышление на рыночные рельсы, мы так и будем продолжать использовать Нацфонд, давать субсидии избранным компаниям. И всё это будет только ухудшать ситуацию.

– Что же всё-таки делать? Где взять столько чиновников с переориентированным мышлением?

– Нужно на самом высоком уровне наконец принять решение: либо мы строим государственно-олигархический капитализм, когда государство и олигархи доминируют на рынке, либо мы переходим на рыночную экономику и выстраиваем такую систему. У нас сама политэкономическая система неправильно выстроена. Поэтому нужно решение с самого верха. А так

у нас вместо рыночной экономики – экономика чиновников.

– Допустим, вы убедили, и чиновник говорит: хорошо, завтра прямо с утра, мы вышли из всех госпрограмм, закрыли все программы. И что?

– Во-первых, просто закрыть – это будет прямое вредительство со стороны чиновников, чтобы показать, что они правы. Чиновники не хотят таких резких изменений, поскольку они сидят на нефтяной ренте, на распределении нефтедолларов, им эту систему менять нет интереса. Но если даже вдруг наши чиновники прозреют, тут должна быть кардинально изменена вся стратегия развития страны. Нельзя по мановению волшебной палочки что-то убрать. Нужно менять все подходы – по роли государства в экономике, по приватизации, по борьбе с инфляцией, по бюджетной политике. Это большой комплекс реформ всей системы. А точечно изменить – не получится.

На мой взгляд, решение этих экономических проблем сейчас лежит в политической плоскости. Чтобы развивать конкуренцию в экономике нужна хорошо развитая политическая конкуренция и реальная сменяемость власти. К сожалению, во власти у нас одни и те же лица уже очень долгое время, и им трудно кардинально изменить своё мышление.

Новости партнёров