Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
269 519
Выздоровели:
234 057
Умерли:
3 221 (9.04.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
51 362
Выздоровели:
49 997
Умерли:
727 (9.04.2021)

"Осталась недосказанность и режущая боль". Год без Даны Кругловой в монологах её близких, друзей и коллег

Год назад авиакатастрофа оборвала жизнь выпускающего редактора Informburo.kz Даны Кругловой.

27 декабря 2019 года под Алматы потерпел крушение самолёт авиакомпании Bek Air. В авиакатастрофе пострадали 69 человек. Капитан и 11 пассажиров погибли. В их числе – выпускающий редактор Informburo.kz Дана Круглова.

К годовщине трагедии, отнявшей у нас коллегу, мы поговорили с людьми, близко знавшими Дану. Они рассказали, что чувствуют спустя год после её гибели. Их воспоминания, боль утраты – в монологах, жанре, который Дана Круглова открыла в Informburo.kz.

"О ней говорят как о принципиальном и честном журналисте" 

Жанаткул Жалмагамбетова, мама Даны Кругловой

"Я до сих пор не осознала, что её нет. Мне до сих пор кажется, что она жива, что придёт. Только теперь что? Только во сне вижу её.  

Моя принцесса Дана очень любила свою профессию, с большим уважением относилась к людям. Девочка моя была очень талантливая. У неё голос красивый, очень хорошо пела, участвовала во многих конкурсах. Рисовала, стихи писала. В детстве с ней не было никаких проблем. В садик не любила ходить, поэтому мы оставляли её с бабушкой. Она была весёлая, любила животных, очень умная, трудолюбивая.

Когда она ещё в школе училась, начала писать, увлеклась журналистикой. У неё были способности к иностранным языкам, и мы предлагали ей поступить на факультет иностранных языков, говорили, что будет переводчиком. Она сказала: "Нет, мама, я буду журналистом". Даже учителям это говорила, то есть она поставила такую цель. Она очень любила литературу, все говорят, что она очень начитанная была. С ней было интересно поговорить, на все темы у неё был свой взгляд. Находила подход к людям.

Она ещё многое могла сделать для людей по своей профессии. О ней говорят как о принципиальном и честном журналисте. В последний год её жизни её назначили редактором отдела расследований. Спасибо коллегам Даны, спасибо всем.

Я выражаю соболезнования всем семьям, кто потерял в этой катастрофе своих близких". 

"С Даной мы потеряли воина, верящего в идеалы журналистики"

Михаил Дорофеев, главный редактор Informburo.kz

"Мы много потеряли. Есть большое количество журналистов, которые друг на друга похожи, а есть отдельные личности. Дана была ещё не сформировавшимся журналистом, но ещё лет пять – и она была бы просто звезда.

Я помню, года три-четыре назад меня спрашивали: "Есть ли у вас звёзды на сайте?" Я тогда ответил: "Конечно! Дана Круглова!" А кто это? Я начал перечислять её материалы. Помните такой материал, а вот такой? Вот это наша Дана Круглова написала. Темы, за которые она бралась, сейчас за них никто не берётся, они провисли и у нас на сайте, и везде в Казахстане.

Плюс само отношение к профессии: оно у нас такое разное, и верящих в идеалы журналистики всё меньше и меньше, поэтому каждый воин на счету. С Даной мы потеряли одного из таких воинов. Она была немного колючая, понимала, что нужно подстраиваться под какие-то обстоятельства, но она всегда высказывала свою точку зрения. Поскольку я всегда всех слушаю, иногда я своё решение менял. Чем меньше таких людей вокруг, тем быстрее попадаешь в плен своих собственных стереотипов. Она заставляла выходить за эти рамки.

К сожалению, я очень хорошо помню 27 декабря 2019 года... К сожалению, потому что хотелось бы забыть...

Мы были на работе, кто-то сказал, что самолёт упал. Начали проверять информацию. Потом кто-то сказал, что Дана должна была вылететь в Нур-Султан. Через полчаса мы узнали, что это был её рейс. Звонили ей на телефон, гудки шли, но она не отвечала. Спустя время подтвердилось, что она была на этом борту. Потом журналисты разделились по больницам, искали её. Я всё время говорил, что она жива, просто ранена. Не хотел в другое верить. Я помню: ругался, что не просто списки нужно смотреть, а в палаты заглядывать. Потом мне позвонили и сообщили, что среди погибших есть девушка, в кармане которой был бейдж с именем "Дана Круглова".

Пока Жаннат Нугманова (в то время заместитель главного редактора Informburo.kz. – Авт.) не съездила в морг и не опознала Дану, я говорил, что мы ещё не знаем, что с ней. Бывает же такое, что во время катастрофы вещи людей перемешались. Я внутренне смирился, но не хотел до конца признавать, что Дана погибла. 

Дана работала в Караганде, мы пригласили её работать в Алматы. Она переехала и работала в новостях. И потом стало понятно, что она готова работать со всей отдачей. Например, ночью была перестрелка, она сама сорвалась, поехала туда.

Потом она работала с "длинными" текстами. Сложные темы ей были близки, они у неё хорошо получались. Например, она писала про людей с ментальными расстройствами, они многого у нас лишены. На Западе, если человек состоит на учёте, он может машину водить, работать. У нас если учёт, то прав нет. Это очень сложная тема: как найти людей, кто может быть экспертами. Дана нашла всех, поговорила и написала. Она готова была погружаться в сложные, запутанные, непростые темы. Она могла всё личное отложить, написать текст. Потом, правда, она приходила, ругалась на своих героев, говорила, как она к ним относится, но в материале её личной позиции не было никогда, было всё четко и выверенно. Поэтому когда мне звонили и жаловались на неё, я всегда говорил, что не верю им, верю Дане.


Читайте материал Даны Кругловой: В Казахстане запрещают водить автомобиль людям с депрессией или шизофренией. Это дискриминация?


Она принесла новый жанр в Informburo.kz – монологи – это когда люди рассказывают свои истории, из трёх-четырёх складывается цельная картина мира. Мы потеряли необычные темы, которые мне никто не предлагает уже. Сейчас отдела расследований нет, развалился он...

Но есть и эмоциональные вещи, которые трудно описать. Была бы жива Дана, всё было бы по-другому. Пока мы сидели в старом офисе, было очень тяжело. Каждый раз, когда я заходил, мой взгляд всегда падал на её место. Из-за этого я каждый день вспоминал эту историю. Говорят, время лечит, но в моей жизни никогда не было, чтобы я хоронил своего сотрудника, которого принимал на работу.

Если бы Даны не было на борту, то этот год после авиакатастрофы прошёл бы совсем иначе. Она бы всех на уши подняла, она стучала бы во все колокола, меня бы заставляла, мы бы, наверное, какие-то материалы-расследования выпустили и заставили бы гораздо дальше продвинуться в этом расследовании. И с этой авиакомпанией бы разобрались, а этого как раз не произошло, потому что она погибла в тот день".

"Мне очень больно от того, что никто не понёс наказание за то, что погибли люди, в том числе наша Дана"

Ботагоз Омарова, подруга Даны Кругловой

"Ещё неделю назад начали звонить коллеги и спрашивать о Дане. Поскольку Дана была разносторонним человеком, у неё были разные друзья, независимо от материального положения, статуса и ориентации. Я дала пару номеров, но журналисты мне перезвонили и говорили, что не могут записать этих людей, потому что у них нетрадиционная ориентация. Вот мой первый ответ: за год без Даны гомофобия в стране развилась уже на государственном уровне, раз журналисты не могут писать или снимать всех людей. Не стало Даны – и тем, которые не принято освещать, стало больше. 


Читайте материал Даны Кругловой: Что такое гомофобия и как она проявляется в Казахстане


Я очень хорошо знаю Дану, и знаю, что она эмоциональная. Мне кажется, когда самолёт падал, она, наверное, сильно кричала и пищала. Я помню, как училась ездить на машине, и она была рядом со мной. Она ужасно боялась, когда я только начинала ездить. У неё ещё голос такой звонкий. Я думаю, она сильно испугалась. Меня не покидает ощущение, что ей было очень плохо и больно.

В университете Данка была самая скромная девушка. При всём своём таланте – сдержанная. Раскрылась она благодаря Алматы. Она стала другой: открытой, раскрепощённой. Алматы – её город, мне кажется, она была там счастлива. Она писала стихи, знала хорошо английский язык, пела шикарно. Она читала много книг, очень начитанной была. Дана – роковая девушка, даже если она любила человека, она расставалась с людьми, могла сказать "до свидания" и никогда не вернуться. Она не любила, чтобы её кто-то привязывал и держал. Она и преданная, но при этом вся в обществе. Противоречивая личность, другим словом и не скажешь.

Она любила русский рок. Слушала группу Queen. Раньше я не понимала её любви. Только когда Данки не стало, я прослушала всё и поняла, почему эта музыка ей нравилась. У Даны тоже был такой надрыв. Она обособленно всегда держалась. Вокруг неё много людей, друзей и коллег, но она была одна.

Я вчера перебирала игрушки и в очередной раз вспомнила Дану. Она всегда любила дарить моим детям цветные игрушки. Позвонила мне как-то и говорит: "Омарова, ты дома (со своей картавостью)? Я сейчас приеду!" – и привезла яркие игрушки моим детям. Она человек-праздник, всегда с воодушевлением, вдохновением, свежестью. Очень выборочно относилась к людям и дружбе, но тем не менее она дружила со многими.

Данка была открытая, из-за этого у неё и были неприятности. Если человек плохой, она в лицо ему говорила. И что мне всегда в ней нравилось – она никогда не унижала человека, на личности не переходила, а только оценивала по поступкам. Она говорила: "Омарова, ты сделала вот так вот, а так поступают только сволочи, так нельзя".

За полгода до её смерти мы не общались. В декабре 2019 года я была в Алматы и хотела увидеться с ней, но не позвонила, потому что не хотела мешать. Потом я сильно корила себя, что не позвонила ей. Это была бы наша последняя встреча. Вот такая осталась недосказанность, режущая боль.


Читайте материал Даны Кругловой: "Консерватизм – защитная реакция перед большими переменами". Что нам показал феномен Байзаковой?


Она мне снилась несколько раз, 29 декабря, через два дня после трагедии. Будто Дана приехала к нам, очень красивая, в чёрной одежде, с чёрным зонтиком в руках. Я ей говорю: "Ты же на юг едешь?" А мы жили в Караганде в соседних домах. Она села в чёрную машину и уехала. А я говорю другу: "Представляешь, мы живём рядом, а она сама уехала и нас не взяла с собой".

Как странно и парадоксально, что Дана погибла именно в самолёте компании Bek Air, ведь именно она освещала их деятельность. У неё было несколько материалов. Мне очень больно от того, что никто не понёс наказание за то, что погибли люди, в том числе наша Дана". 

"Дана показала журналистам, как нужно писать на щепетильные темы"

Жанар Секербаева, соосновательница казахстанской феминистской инициативы Feminita

"Дана всегда приходила на наши публичные мероприятия, проявляла искренний интерес. Когда мы освещали темы, касающиеся ЛГБТ, она поддерживала нас своими материалами. Она писала расследования, была нашей союзницей. Благодаря Дане у нас было "дело Есентай". Это случай, когда двух целующихся девушек сфотографировал посторонний человек и опубликовал фото и ролик. Девушки подверглись травле. Дана связала нас с ними. Мы судилилсь с автором фото и ролика и выиграли суд. Верховный суд Казахстана вынес решение в нашу пользу. Это был хороший месседж обществу, что так нельзя. Помню, как Дана активно принимала участие в сборе денег для адвокатов в этом деле. И таких кейсов много.

Я как-то снимала комнату у знакомых, мы были соседками по комнате. Я запомнила тогда Дану как очень занятую девушку, человека, который очень много работает, посвящает всю себя профессии.

Дана поддерживала женщин из ЛГБТ-сообщества. И показывала пример того, что журналисты могут корректно и очень грамотно, человечно писать на такие темы. Дана была одной из тех, кто положил хорошее начало для журналистов как пример того, как нужно писать. Она показала, что важно искренне интересоваться, спрашивать людей, брать комментарии психологов. Мы знали, что если на мероприятие придёт Дана, то оно будет освещено полно. Она давала пример казахстанским журналистам, как надо писать на такие щепетильные темы.


Читайте материал Даны Кругловой: Почему нас волнует голая грудь депутата? Поляризация и поиски смыслов в казахстанском обществе


Когда самолёт разбился, меня не было в Казахстане. Новость узнала из соцсетей. Сначала подумала, что в списках просто не нашли Дану, что прояснится – может, не зарегистрировали её в больнице, то есть я до последнего верила, что она выжила.

Дана по жизни была светлым человеком, проявляла как профессиональные, так и человеческие качества. Находила время для друзей. Она – искра, могла зажечь любую компанию. Мы с ней могли говорить о чём-то серьёзном, но и о чём-то лёгком. С ней было легко. У таких людей как Дана очень большое сердце. Я думаю, что журналистскому сообществу можно было учредить премию, которая могла бы отмечать смелых журналистов. Чтобы это была премия имени Даны Кругловой для людей, которые смело освещают различные темы".

"Это личная потеря, потеря для журналистики и гражданского общества"

Никита Шаталов, коллега Даны Кругловой, был её редактором

"Не могу сказать, что Дана сразу произвела на меня какое-то серьёзное впечатление. Я обратил на неё внимание, потому что, во-первых, она, как и я, была карагандинка, во-вторых, она была довольно тихая и сидела в стороне от всех. В тот момент я понял, что она была не такой, как все. У неё всегда был особый стиль мышления. С первых же материалов я понял, что Дана – один из лучших журналистов в стране, потому что за какую бы тему она ни бралась, она раскапывала её качественно. И она очень хорошо писала. Неважно на какую тему: криптовалюта, ЛГБТ-сообщества, права человека, жилищная программа. Она была одарённым журналистом, которого мы потеряли.


Читайте материал Даны Кругловой: Сможет ли ЕНПФ вернуть 40 млрд тенге пенсионных средств, вложенных в компании-банкроты?


Это наша очень большая личная потеря, но есть ещё масштаб потери для журналистского сообщества, для профессии в целом, для нашего гражданского общества. Он ещё не осознан, потому что Дана ещё не сделала всего того, что могла бы сделать. Она была очень молодая. Буквально год как начала расследования писать, была довольно хорошим редактором.

Помню, была история про мальчика, который не мог выехать на лечение. Счёт шёл на месяцы или даже на недели. Мы поняли, что это важная история. Дана написала большой развёрнутый материал, и спустя некоторое время ребёнку организовали самолёт, его вывезли за границу, вылечили, и это было сделано благодаря Дане. Это только один пример, как она спасла одну жизнь, Таких случаев было много, потому что Дана часто писала о людях, которые находятся в сложных ситуациях. Она очень хорошо писала о людях.

Дана была яркой активисткой феминистского движения, очень взвешенной и точной в своих оценках. Мне больше всего запомнилась история, когда она поехала в пресс-тур на "Хоргос". Ей организовали экскурсию, но в какой-то момент она осталась одна и каким-то образом умудрилась найти там казино. Незаконное. Видимо, чутьё её сработало. Она об этом написала, там потом была серьёзная проверка.

В январе 2019 года я ушёл из Informburo.kz, но у нас есть общий чат, где мы с ребятами общаемся. 27 декабря в чате была новость о самолёте. Мы знали, что Дана летела в столицу, но не знали каким рейсом. Я помню, что я тегнул её в чате, а в ответ тишина... В этот момент стало ужасно и безумно страшно, потому что это один из близких людей.

Мы не были близкими друзьями. Несмотря на то что она была меня старше, мне хотелось по-отечески о ней заботиться, потому что я понимал, что она тонкий, сложно организованный душевный человек, которого легко обидеть и напасть, морально давить. Она нуждалась в опеке в какой-то период. Несмотря на сложный характер, такие люди в каких-то ситуациях становятся вдвойне ранимыми".

"Спустя год, как не стало Даны Кругловой, тему гендерного равенства особо не освещают"

Гульзада Сержан, правозащитница

"Даны мне очень не хватает. Она часто звонила, когда кто-то высказывался в адрес женщин, когда это могло повлиять на права женщин. Она искала комментарии, почему так нельзя говорить, что в этом плохого и на что это может повлиять.

Мы проводили в этом году обучение среди журналистов тому, как правильно писать о гендерном равенстве, об ЛГБТ-сообществах и так далее. А Дану учить не надо было, она настолько умная и начитанная, что сама это делала профессионально. Её не надо было просить написать, она сама прибегала за комментариями, поднимала темы. Спустя год после трагедии мы стимулируем, мотивируем, платим журналистам, чтобы они писали правильно и грамотно, а ещё несколько лет назад Дана сама всё делала. Вот если бы Дана была жива, она приняла бы в обучении очень активное участие. 


Читайте материал Даны Кругловой: Игнорирование и стыд. Почему в Казахстане нет сексуального воспитания?


Я лично ощущаю её отсутствие. Сейчас почти никто не обращается за комментариями, я была для неё авторитетом, и мне было приятно. Спустя год как не стало Даны Кругловой, тему гендерного равенства особо не освещают. Когда нарушаются права ЛГБТ, женщин, именно в гендерном аспекте, Дана могла это отстоять, доказать всем, что этот материал нужен, тема важная. Другие журналисты, видимо, не могут этого сделать.

Когда узнали, что упал самолёт и там была Дана, я помню, что я ей написала: "Дана, с тобой всё в порядке?". Она не ответила. Это было последнее сообщение, на которое она мне так и не ответила. Наша переписка так и осталась, её номер телефона до сих пор у меня записан, она до сих в наших сердцах". 

"Осталась недосказанность, не дообщался, не наговорился с ней"

Евгений Танков, друг Даны Кругловой

"Она была единственной моей приспешницей, состояла в Ордене сумабродствующих нелепократов с 2009 года.

27 декабря прошлого года в новостной ленте я увидел информацию о том, что самолёт разбился. Сначала не придал этому значения, потом начали звонить друзья, потом ещё 40 минут неведения, неопределённости. Всё это время судорожно выясняли, была ли Дана на борту, в какой части самолёта она сидела. Я звонил ей на телефон.

Осенью в Алматы была художественная выставка. Я представил документальный фильм про то, как в Караганде полицейские, чиновники раздавали апельсины горожанам с 2011 года. Дана – родоначальница этой традиции в Алматы.

Если бы она была жива, и выставка, и лекции – всё состоялось бы. Дана – отважная. Она часто была одним из первых адресатов моих идей. Она была взбалмошной, отзывчивой.


Читайте также: "Легко обвинить тех, кто не может ответить за себя". Что известно спустя год после крушения самолёта Bek Air под Алматы


У нас была такая традиция: когда мы собирались, мы пели три песни: "Ой, то не вечер", "Любо братцы, любо" и "Чёрный ворон". Сейчас вспоминаю, что мы собирались и последние три раза не пели. Если бы я мог с ней встретиться, то спел бы с ней. Осталась недосказанность, не дообщался, не наговорился с ней. Её очень не хватает".