Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
166 146
Выздоровели:
151 838
Умерли:
2 386 (15.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
46 666
Выздоровели:
34 321
Умерли:
533 (15.01.2021)

"Легко обвинить тех, кто не может ответить за себя". Что известно спустя год после крушения самолёта Bek Air под Алматы

Место крушения. Фото Informburo.kz
Место крушения. Фото Informburo.kz

27 декабря 2019 года самолёт авиакомпании Bek Air после неудачной попытки взлёта врезался в бетонный забор и протаранил частный дом под Алматы.

С момента крушения самолёта Bek Air под Алматы прошёл год, но расследование ещё не закончилось. Тогда в авиакатастрофе погибли 12 человек, 69 получили травмы. Сегодня ни общественность, ни пострадавшие не знают о том, как ведётся следствие, потому что правоохранительные органы не разглашают информацию.

Мы направили запросы во все структуры, так или иначе причастные к расследованию, встретились с главой Авиационной администрации Казахстана Питером Гриффитсом и поговорили с выжившими в катастрофе. Всё, что нам удалось выяснить к годовщине трагедии, собрали в этом материале.

Почему расследование авиакатастрофы затянулось

Катастрофа произошла утром 27 декабря в районе посёлка Кызыл ту Алматинской области. Самолёт Fokker-100 авиакомпании Bek Air, следовавший по маршруту Алматы – Нур-Султан, при попытке взлёта потерял высоту, пробил бетонное ограждение и врезался в двухэтажное строение. На борту находились 93 пассажира и пять членов экипажа. Погибли 12 человек.

Полгода назад, в июле 2020 года, мы направляли запрос в Министерство индустрии и инфраструктурного развития. Подробнее об этом можно прочитать здесь: Полгода после крушения самолёта Bek Air: что с расследованием и как живут пострадавшие? Тогда в МИИР нам ответили, что срок окончания расследования во многом зависит от того, когда Казахстан получит математическое моделирование катастрофы от нидерландских коллег. Спустя ещё полгода в министерстве нам сообщили, что эта информация появилась, однако раскрыть её содержание отказались.

"Отчёт по моделированию катастрофы, подготовленный специалистами Королевства Нидерланды, получен комиссией по расследованию при министерстве. В данный момент осуществляется работа комиссии с этим документом для подготовки промежуточного (предварительного) отчёта по результатам расследования. Выводы комиссии по отчёту также не подлежат разглашению до утверждения отчёта о расследовании", – сказано в ответе МИИР на запрос Informburo.kz.

В отчёте по моделированию катастрофы содержатся данные о выполнении экипажем действий в соответствии с предписанными инструкциями и работе систем воздушного судна. Эта информация основана на обработанных и представленных Казахстаном данных расшифровки параметрического и звукового самописцев. 

"Точность отчёта по моделированию катастрофы у комиссии не вызывает сомнений, так как Королевство Нидерланды в расследовании представляет государство-разработчика и производителя воздушного судна. Однако в ходе расследования возможна его корректировка при согласовании со всеми государствами, задействованными в расследовании", – уточнили в министерстве.

Дополнительные трудности вызвали пандемия и международный локдаун, что повлияло на работу коллег из Королевства.

"Продолжительность расследования объясняется большим объёмом работы для комиссии и привлечённых к расследованию экспертов. В международной и нашей практике расследования могут длиться годами – всё зависит от факта установления основной причины катастрофы и необходимости проведения исследований авиационной техники", – добавили в МИИР.


Читайте также: Самолёт Bek Air потерпел крушение под Алматы, 12 человек погибли. Хронология катастрофы


Выжившие в катастрофе недовольны, что расследование затянулось, а правоохранительные органы не дают информацию о его ходе. В конце ноября они получили сообщение о том, что его приостановили. 

Такое сообщение получили пострадавшие в катастрофе. Скриншот сделан одной из пострадавших

Дело приостановили согласно статье 45, часть 7, пункт 5, УПК РК – срок досудебного расследования прерывается в случае выполнения процессуальных действий, связанных с получением правовой помощи.

"В настоящее время ожидаются ответы из зарубежных стран на ранее направленные поручения об организации правовой помощи", – ответили нам в МВД на официальный запрос.

Другой информации нам не предоставили. Но пострадавшим в полиции сообщили, что дело приостановили из-за отчёта МАК (Международный авиационный комитет) по крушению, получения которого ожидает Казахстан.

Что волнует пострадавших

Адвокат Алматинской городской коллегии Дияр Разыев представляет интересы семьи погибшего в крушении Валерия Ануфриева (36-летний житель Алматы Валерий Ануфриев руководил управлением строительства Алматинской области, летел в Нур-Султан в командировку. Валерия после авиакатастрофы доставили в больницу, где он скончался. У него остались мать, жена и двое детей). У юриста есть вопросы к следствию.

"У нас главный вопрос к следствию: когда будет готово заключение МАК, из-за которого приостановили дело? И когда будет поставлена точка в деле? Должна быть конкретика, уже прошёл год", – сказал Дияр Разыев.

Также у адвоката вызывает вопросы статья, по которой возбудили уголовное дело – 344 УК РК "Нарушение правил безопасности движения или эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта".

"В ней нет чёткого определения, кто будет нести ответственность. Конечно, окончательную точку поставят следствие и суд. Но сейчас конкретно семью Ануфриевых и близких родственников волнует только один вопрос: кто виноват в авиакрушении и что стало причиной этому страшному происшествию. Они хотят знать это не только для себя, но и для того, чтобы впредь в Казахстане аналогичные нарушения были исключены", – добавил Дияр Разыев.

Не только молчание следствия смущает пострадавших. Люди сомневаются в справедливом расследовании, опасаясь коррупции.

"Когда мы узнали, что следствие приостановилось, у нас было ощущение, как будто на фоне пандемии это дело решили технично прикрыть, чтобы остальные молчали. У нас отдельные личности очень подкупаемые, ведь сколько эта компания работала с такими ужасными самолётами и летала. Они налоги почти не платили. Другие авиакомпании платили миллиардами, а эти – миллион. Вшивый миллион, когда совершали столько полётов! Мы будем повторно писать письмо Президенту", – сказала одна из пострадавших Асель Абильдаева.


Читайте также: "Для нас кошмар ещё не закончился". Что переживают выжившие в авиакатастрофе казахстанцы


Жалобы на ход расследования поступали не только от пострадавших, но и от международных организаций и наблюдателей. О них нам сообщил глава Авиационной администрации Казахстана Питер Гриффитс. 

"В процессе расследования мы получали жалобы от международных организаций: Европейского агентства по обеспечению безопасности полётов, Rolls Roys, голландских представителей о том, как ведётся это расследование. Жалобы поступали мне и министерству. Они не очень хорошо сказываются на Казахстане", – сказал Питер Гриффитс.

Он объяснил, какого рода эти жалобы. Международная организация гражданской авиации (ИКАО) чётко прописывает, кто должен быть вовлечён в расследование в случае крушения воздушного судна. Fokker-100 спроектировали в Великобритании, двигатели изготовили в Германии, само судно сделали в Голландии. То есть в расследовании должны участвовать представители всех этих стран. 

"Основная жалоба – неполное сотрудничество с другими странами. Когда прибыли их представители, Казахстан сообщил, что их участия не требуется и они могут отправляться домой", – добавил Питер Гриффитс.

Как "коммерческое давление" влияет на безопасность полётов

Авиационная администрация не может влиять на расследование, а лишь помочь, если правоохранительным органам понадобится оценка экспертов. 

"Следствие отправляет список вопросов, а мы отвечаем как специалисты. Всё остальное они проводят сами. Да, они отправляли вопросы об этом типе воздушного судна, о том, как и когда проводят противообледенительные работы. Наши специалисты также выступали экспертами на судебных процессах", – сказал Питер Гриффитс.

Он считает обоснованным то, что расследование до сих пор не закончено: "В случае с Bek Air важно не только наличие данных по происшествию, но и необходимо проверить все подобные случаи, которые происходили с таким воздушным судном".

На сегодняшний день установлено, что воздушные суда Bek Air брал в лизинг у двух голландских компаний High Low BV и Mas List Jet. Других подробностей у Авиационной администрации Казахстана нет.

"Это достаточно сложное дело, очень тяжело докопаться до истины и определить, кто ответственен, кто управляет организацией, кто несёт ответственность. В ходе расследования эти вопросы поднимались, но до сих пор на них нет достоверных ответов. Во время сертификации вопрос о том, кто занимает руководящую должность, был упущен. Эта информация не перепроверялась. Сейчас мы извлекли уроки, и в нашей организации многое поменялось в части ведения проверок", – сказал Питер Гриффитс.

По его мнению, версия с обледенением пока остаётся главной причиной трагедии. Эту версию подверждает смоделированное видео катастрофы.

Обычно воздушное судно взлетает под углом не больше 10-11 градусов. Fokker-100 в тот злополучный день взлетал под гораздо большим углом. Это подтвердили и следы самолёта на взлётной полосе.


Читайте также: Могло ли обледенение самолёта привести к крушению Fokker-100? Все версии авиакатастрофы


"Если вдруг всплывёт другая версия, то она не найдёт понимания, потому что есть данные в поддержку версии обледенения", – сказал Питер Гриффитс.

Глава Авиационной администрации в прошлом работал пилотом, капитаном воздушного судна. Он считает, что ответственность за противообледенительные работы лежит на капитане. Но в авиации есть такой термин как "коммерческое давление" – это когда сотрудники могут намеренно идти на нарушение, потому что на них давит руководство компании. Питер Гриффитс предполагает, что в Bek Air была именно такая ситуация.

"Могу предполагать, что глава компании имел огромное влияние и давление на экипаж. При этом экипаж понимает, что у них нет возможности конфиденциально заявить о каких-то нарушениях. Если это было так, то я очень сочувствую экипажу и капитану, особенно, когда мы не можем с ними лично поговорить (капитан погиб на месте происшествия, второй пилот скончался позже от разрыва тромба. – Авт.). Я глубоко сочувствую их родным и близким. Очень легко обвинить тех, кто не может ответить и за себя постоять. К сожалению, мы не могли на начальном этапе проверять финансовую составляющую компании, мы только работали над становлением организации (ААК. – Авт.). Сейчас мы можем это делать и сразу понимать, есть ли коммерческое давление на экипаж", – сказал Питер Гриффитс.

Сейчас ААК стремится создать такие условия для авиакомпаний, чтобы они могли открыто говорить о проблемах с обеспечением безопасности. Либо чтобы экипаж мог сообщать об этом, рассчитывая на конфиденциальность и защиту.

По словам Питера Гриффитса, Bek Air пока не подавал заявку на возобновление полётов в Казахстане. 

"Подавали ли в других странах, не знаю, но их воздушные суда находятся в Казахстане. С нами не связывались из других стран по этому поводу. Поэтому маловероятно, что они подавали заявку на полёты в других странах. В Еврокомиссии знают об этом происшествии, и если Bek Air подаст заявку, их будут тщательно проверять и, в любом случае, сообщат нам", – добавил Питер Гриффитс.

Ранее в интервью Informburo.kz он говорил, что авиакомпания совершала незаконные полёты в Африке. Есть предположение, что незаконные полёты совершались и в Афганистане. Но пока точных подтверждений этому нет, кроме внутренних записей Bek Air.

"Либо транспондер (приёмопередающее устройство. – Авт.) был выключен на воздушном судне, либо они не летали. Информация о полётах есть в их внутренних документах – в бортовом журнале, куда записываются направления полётов", – пояснил Питер Гриффитс.

Как трагедия изменила жизнь пострадавших

Трагедия перевернула жизнь многих пассажиров и их близких. О некоторых из них мы уже писали в материале спустя полгода после трагедии. Дияр Разыев рассказал, как тяжело переживают потерю кормильца в семье Ануфриевых.

"Незадолго до трагедии Валерий Ануфриев потерял отца и остался в семье единственным мужчиной. Он стал и дедушкой, и отцом для двух своих несовершеннолетних детей. Сейчас нет и его. Трагичнее не придумаешь. Дети сейчас на плечах у матери и двух бабушек", – сказал Дияр Разыев.

Асель Абильдаева вместе с мужем Мейрамбеком Сериковым в тот день летела на корпоратив в Нур-Султан. В авиакатастрофе обоим зажало ноги. Несмотря на это, они помогали спасать других пострадавших, пока спустя полтора часа у обоих не отнялись ноги. Их забрали в больницу.

"Нам наложили гипс, мы передвигались на костылях или каталке. Через три дня нас выписали, сказали, что всё нормально. Однако мы ощутили, что на холоде у нас отнимаются ноги. Достаточно побыть на улице 10 минут, чтобы уже быть не в состоянии передвигаться. И никакое лечение нам пока не помогло с этим", – сказал Мейрамбек Сериков.

Через месяц после крушения супруги снова попали в больницу с защемлением нерва в спине. Эта боль так и не прошла. Сейчас Асель Абильдаева беременна. 

Снова полететь на самолёте они решились только недавно – спустя год. До этого времени, несмотря на все неудобства, пара передвигалась только на поездах и автобусах.

"Страх был выше всяких удобств. В первый полёт спустя год после трагедии было очень страшно, меня успокаивал весь экипаж", – рассказала нам Асель Абильдаева.


Читайте также: Они летели в самолёте Bek Air. Что известно о погибших в авиакатастрофе под Алматы


В страховой компании Amanat нам сообщили, что выплаты продолжают перечислять до сих пор, потому что у многих пострадавших всё ещё продолжаются лечение и реабилитация. И сейчас невозможно спрогнозировать, когда все из них получат компенсацию. По данным на декабрь 2020 года, Amanat выплатила 129 млн 361 тысячу тенге:

  • по 5 000 МРП – семьям семи погибших пассажиров;
  • по 3 500 МРП – трём пассажирам, получившим вторую группу инвалидности;
  • по 100 МРП – семьям 11 погибших пассажиров на погребение;
  • 42 пострадавшим возместили медицинские расходы.

"По остальным выплаты будут произведены, как только компания получит все необходимые и требуемые законом документы", – сообщили в страховой компании.

Всего семьям погибших выплатили компенсацию на общую сумму более 92 млн тенге.

Что с расследованием вокруг дома, в который врезался самолёт?

После катастрофы представители авиакомпании утверждали, что трагедии могло не быть, если бы охранную зону аэропорта не застроили частными домами. Началось расследование дела о незаконной выдаче земель, которое уже передали в суд. На скамье подсудимых шесть человек: пятеро экс-чиновников и риэлтор.

Список подсудимых:

  1. Бывший руководитель отдела земельных отношений Талгарского района Рустам Турысбеков.
  2. Экс-начальник отдела земельных отношений Талгарского района Кайрат Алтынбекулы.
  3. Экс-начальник Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра" Жарас Машимбаев.
  4. Медеу Калыбеков, исполнял обязанности начальника Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра".
  5. Экс-начальник сектора землеустройства Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра" Берик Абдуллаев.
  6. Риэлтор Нурайым Алданиш.

Большинство подсудимых обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями и мошенничестве. Все, кроме Нурайым Алданиш, признали вину и пытаются заключить сделку с правосудием, поэтому риэлтор находится под стражей, а экс-чиновники – под домашним арестом.

Ущерб следствие оценило в 10,8 млн тенге. Экс-госслужащие добровольно погасили 9,1 млн тенге.


Читайте также: Экс-чиновники, обвиняемые в незаконной выдаче земли близ аэропорта Алматы, признали вину. Как проходит суд


Согласно обвинительному акту, который есть в распоряжении Informburo.kz, краткая суть такова:

  • в 2011 году владельцы земельных участков села Колхозшы Талгарского района Алматинской области решили изменить целевое назначение территории площадью 5,81 га с "крестьянского хозяйства" на "личное подсобное хозяйство";
  • затем землю разделили на 56 отдельных участков;
  • один из них в 2013 году заменили на новый рядом с Международным аэропортом Алматы;
  • эту землю позже разделили на 13 отдельных участков и зарегистрировали право частной собственности;
  • позже один из них, предназначенный под дорогу, продали.

В декабре 2019 года в дом, расположенный на земельном участке, который изначально был предназначен для дороги, врезался самолёт Bek Air.

Суд над экс-чиновниками и риэлтором продолжается. Главное судебное разбирательство назначено на 28 декабря.