Наиболее громкая история с оказавшимися неэффективными вкладами ЕНПФ связана с Международным азербайджанским банком (МБА). 250 миллионов долларов были инвестированы в МБА, который впоследствии объявил себя банкротом. Но, помимо этого, пенсионному фонду должны ещё 22 компании.

ЕНПФ пытается вернуть эти средства. Изначально речь шла о сумме 161 миллиард тенге. К сегодняшнему дню она стала скромнее – 40,5 миллиарда. Эту сумму в пенсионном фонде называют токсичными активами. Они достались ЕНПФ в наследство в 2014 году, когда средства всех частных фондов собрались в один – единый.

Часть пенсионных активов оказалась тяжёлым наследием. Они были вложены частными фондами в компании, которые либо обанкротились, либо по каким-то причинам оказались неплатёжеспособными. Так или иначе теперь ЕНПФ пытается вернуть миллиардные долги. Informburo.kz рассказывает о должниках пенсионного фонда, среди которых есть проект "Народный компьютер" и компания "Имсталькон", когда-то построившая Байтерек.

"Казахстан кагазы" и миллионы в Европе

Самый большой долг перед ЕНПФ у АО "Казахстан кагазы" – 12,5 миллиарда тенге по номинальной стоимости. Новое руководство этой компании говорит, что во всём виновато старое, которое сбежало в Европу, выведя туда же миллионы долларов.


Евгений Сейпульник

Евгений Сейпульник / Фото Facebook

"80% долгов принадлежит АО "Казахстан кагазы", – прокомментировал председатель Общественного совета ЕНПФ Евгений Сейпульник. – Руководство АО "Казахстан кагазы" инициировало судебный процесс в отношении бывших акционеров. Есть информация, что порядка 117 миллионов долларов бывших акционеров были арестованы в Европе. Всё это тянется годами, и задолженность перед ЕНПФ не погашается".

Буквально на днях список должников ЕНПФ пополнила компания "АПК Инвест". Она должна ЕНПФ пять с лишним миллиардов тенге. По этому поводу уже направлено обращение в суд.

Что случилось с "Народным компьютером"

Ещё один проект, в который были вложены пенсионные активы, – это так называемый "Народный компьютер". Компания Glotur в 2007 году объявила, что завалит страну недорогими и качественным отечественными "умными машинами". Но что-то пошло не так, и вместо народных компьютеров казахстанцы по-прежнему пользуются техникой, произведенной за рубежом. Проект умер, а долг перед ЕНПФ в размере 2,5 миллиарда остался.

"Облигационные займы были использованы на иные нужды, это само по себе может быть составом уголовно наказуемого деяния. Единственное, там предстоит выяснить субъективную составляющую, что конкретные руководители принимали соответствующее решение, – прокомментировал директор юридического департамента ЕНПФ Назым Бактыбаев. – Программа была связана с техническим прогрессом Казахстана в этом вопросе".

Назым Бактыбаев говорит, что вернуть долг Glotur мешает банкротный управляющий компании. Это специалист, который привлекается в случаях банкротства и решает, как расплатиться с долгами, помогая компании благополучно прекратить свою деятельность.

В данном случае банкротный управляющий решил, что компания не должна возвращать долг ЕНПФ, и заявил, что требования фонда вообще незаконны.

"ЕНПФ ничего не получит, потому что находится в четвёртой очереди, я его исключал из реестра требований кредиторов, так как он является акционером Glotur, а согласно закону о реабилитации и банкротстве требования участников не учитываются при составлении реестра требований кредиторов, – говорит банкротный управляющий Манатбек Иманбаев. – Поэтому, когда я вносил изменения в реестр, я ЕНПФ исключил. Они подали на меня в суд, но им отказали. Теперь назначили апелляцию. Не знаю, почему такое решение было принято, в законе всё чётко сказано".

В ЕНПФ не согласны с тем, что раз у них есть несколько акций Glotur, то фонд несёт риск убытка, связанный с пакетом акций всем своим имуществом, в том числе приобретённым за счёт облигационного займа.

"Мы с этим не согласились, – говорит Назым Бактыбаев. – Но, к сожалению, суды первой и апелляционной инстанций поддержали сторону банкротного управляющего. Но мы уверены в своей правоте, мы написали представление на имя председателя Верховного суда. В итоге наши доводы нашли поддержку Верховного суда. Дело направлено на повторное рассмотрение в суд апелляционной инстанции".

Дело "Имсталькона"

Одна из самых главных головных болей ЕНПФ – это "Имсталькон". Долг у компании не самый большой по сравнению с тем же АО "Казахстан кагазы" – 3,7 миллиарда тенге, хотя, разумеется, и внушительный.

"Имсталькон" балансировал между банкротством и попыткой продолжить свою деятельность. Так как компания стала неплатёжеспособной и не могла рассчитаться по долгам, началась процедура её реабилитации. В таких случаях назначается так называемый реабилитационный управляющий, который помогает восстановить платёжеспособность. 24 августа текущего года реабилитация прекратилась по решению суда. Но долг перед ЕНПФ всё равно не был погашен. Более того, неожиданно возобновилось дело о банкротстве.

"Один из кредиторов компании подал иск о её банкротстве, – объяснил Евгений Сейпульник. – 11 сентября судья вынес определение о прекращении рассмотрения этого дела, так как кредитор, который прежде подавал на банкротство, забрал своё заявление. Сумма долга "Имсталькона" этому кредитору – всего 18 миллионов тенге. Этого хватило для того, чтобы они подали на банкротство и дружелюбно отозвали своё заявление. И сейчас "Имсталькон" не на реабилитации и не в банкротстве, а рядовой должник, который, как предполагается в этой ситуации, должен рассчитываться со всеми. Но денег у них как не было, так и нет. Реабилитация была для них спасительным кругом. Но она была прекращена, с какой целью – непонятно".

Признаки мошенничества?

Как говорит юрист ЕНПФ, "Имсталькон" вкладывал средства в некие проекты, которые в итоге не были реализованы.

"Строительство стартовой площадки металлургического комбината. Ну, у "Имсталькона" как были предприятия в Караганде и Капчагае и других городах, так и остались. Они не расширились. Никаких новых стартовых площадок не было. Мы подозреваем, что деньги могли уйти на какие-то иные цели", – прокомментировал Назым Бактыбаев.

ЕНПФ направил в правоохранительные органы заявления. Фонд предполагает в действиях экс-руководства "Имсталькона" наличие состава ряда преступлений, таких как вывод капитала, мошенничество, подлог документов, нецелевое использование облигационного займа, в данном случае – пенсионных активов.

"Имсталькон" также обвиняют в том, что его сотрудники не давали аудиторам доступ к документам, просто-напросто перекрывая вход в кабинеты. А часть финансовых документов, которые пригодились бы следствию, просто пропала.

"Показательно было даже то, что собранием кредиторов было принято решение провести внутренний аудит. Акционеры этому всячески препятствовали, пытались завладеть финансовой документацией, не дать её аудиторам, – говорит Евгений Сейпульник. – Они препятствовали деятельности реабилитационного управляющего, пытались опечатать кабинет с финансовой отчётностью. Случаются диверсии со стороны действующих работников, которые на стороне своего бывшего руководства, и они блокируют доступ к архивным базам. Аудиторы просто работают без документов".

В ЕНПФ нам предоставили документ за подписью генерального директора "Имсталькона" Михаила Резунова, в котором приказано запретить доступ в компанию лицам, которые курировали вопросы реабилитации и аудита.


Скриншот предоставлен ЕНПФ

"Мы не отказываемся от диалога с ЕНПФ"

Informburo.kz поговорил с представителями компании "Имсталькон". Они рассказали о своём видении ситуации с претензиями ЕНПФ и попросили представить их как пресс-службу компании "Имсталькон".

Представители компании сказали, что ничуть не открещиваются от своих обязательств и готовы выплатить долг ЕНПФ. Но вот только не могут, так как находятся в подвешенном состоянии. "Имсталькон" не объявлен банкротом, но хозяйственную деятельность не продолжает.

В пресс-службе компании заявили, что намерены продолжить деятельность и принимают для этого меры.

"Компания в процедуре определения целесообразности выведения её в обычную хозяйственную деятельность. Есть также кредиторы, которые настаивают на банкротстве. Мы пытаемся с ними договориться, есть возможность вывести компанию на платёжеспособность", – прокомментировали в пресс-службе "Имсталькона". – Наша цель – выйти на обычную хоздеятельность и погашать задолженность в этих рамках. Это трудно, нужно доказывать каждому кредитору, что это целесообразно. "Имсталькон" будет работать в этом направлении".

Возникшие финансовые проблемы в компании объяснили кризисом и девальвацией, которая постигла страну в недавнем времени.

"Мы попали в ту же ситуацию, что и многие другие компании. В 2014 году начались девальвационные ожидания. "Имсталькон", как и любое большое предприятие, имеет задолженности по кредитам, – говорят представители компании. – С того момента уже начинались трудности у обслуживающих банков с финансированием "Имсталькона". Это накладывало отпечаток на платёжный календарь компании. В итоге банки не смогли реструктурировать задолженность в силу объективных причин: девальвация, снижение тенговой ликвидности. Причины не только в нас, они в целом в той конъюнктуре, которая сложилась на тот момент".

В "Имстальконе" тот факт, что даже после реабилитации компания не смогла погасить долги, объясняют просто: мол, реабилитационный управляющий плохо работал.

"У него не было достаточного опыта. Он оказался неэффективным. Ещё один момент, почему реабилитация не сыграла должную роль – это то, что, как правило, основные управленческие решения предприятие самостоятельно принимать не может, – прокомментировали в пресс-службе "Имсталькона". – Оно может делать это через собрание кредиторов. А оно созывается за 20 дней. Поэтому сделать оперативное управленческое решение не получится. Кредиторы зачастую между собой не могут договориться, у банков разное видение по поводу долга. Поэтому процедура реабилитации ни к чему не привела".

В компании говорят, что ничего не слышали о том, чтобы аудиторам перекрывали доступ к каким-либо документам. Также в пресс-службе сказали, что ничего не знают о нереализованных проектах, на которые были потрачены деньги, но, скорее всего, речь идёт о том, что произошло до 2009 года, когда у "Имсталькона" был другой руководитель.

В "Имстальконе" заявили, что не согласны с обвинениями ЕНПФ, которые озвучивались в прессе, и намерены обратиться в суд по факту клеветы.

Пока материал готовился к публикации, стало известно, что ещё один кредитор "Имсталькона" подал заявление о том, чтобы компанию признали банкротом. И 25 сентября специализированный межрайонный экономический суд Алматы принял решение о возобновлении процедуры банкротства "Имсталькона". Так что дело пошло по кругу.

Безусловно, в ЕНПФ не могут без результатов расследования правоохранительных органов говорить о том, что очередное заявление на банкротство "Имсталькона" – это попытка потянуть время и уйти от ответственности.

"Если будет назначена соответствующая проверка, мы обратим внимание правоохранительных органов на эти факты, чтобы они были проверены отдельно", – прокомментировал управляющий директор ЕНПФ Маулен Утегулов

Как не отданные долги отразятся на вкладчиках ЕНПФ

В ЕНПФ и общественном совете фонда говорят, что миллиардные долги никак не скажутся на вкладчиках. Так как даже если эмитенты не расплатятся с ЕНПФ, ущерб покроют государственной гарантией. Но вернуть все долги по токсичным активам всё же необходимо, чтобы снизить нагрузку на бюджет страны.

"7,3 триллиона – это пенсионные активы всего фонда. А здесь речь идёт о 40 миллиардах, это намного меньше, чем 1%, – прокомментировал Евгений Сейпульник. – ЕНПФ старается не допустить повторения таких ситуаций. До 2013 года очень много компаний, не вернув деньги в пенсионный фонд, не понесли никакой ответственности вообще. Но такого больше не будет".

Если окажется, что в том, что такое количество эмитентов ЕНПФ оказались проблемными, есть вина самих сотрудников фонда или Нацбанка, они ответят по закону, заверил нас Евгений Сейпульник.

"Нацбанк поддерживает позицию ЕНПФ о привлечении к ответственности виновных лиц. Если это коснётся сотрудников Нацбанка, то никакой помощи им оказано не будет, если кто-то замешан в этих операциях, все будут на скамье подсудимых", – говорит Евгений Сейпульник.

В данный момент в связи с долгами различных компаний перед ЕНПФ направлено 16 заявлений о возбуждении уголовных дел, по восьми из них осуществляются процессуальные мероприятия, по ещё восьми идёт подготовка.

"Было много судебных процессов в Казахстане, ЕНПФ обращался и о возбуждении уголовных дел. К сожалению, все уголовные дела были прекращены, – говорит Евгений Сейпульник. – Где-то не нашли состава, где-то – события преступления. Было очень много процессуальных нарушений, следственные органы не вызывали людей. Но сейчас мы возобновляем разбирательства, мы провели собственный мониторинг. И что-то подсказывает нам, что повторного закрытия дел не будет".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter