К 2040 году Казахстан будет только закупать, но не продавать газ – доклад Kazenergy

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

В 2020 году Казахстан вступил в самую глубокую за два десятилетия рецессию.

Нефть по-прежнему обеспечивает основную часть экспортной выручки Казахстана и является главным источником поступлений в государственный бюджет. Как долго продолжится правление нефти – об этом рассказывается в национальном энергетическом докладe Kazenergy 2021.

Нефтезависимость плюс пандемия – страшная сила

В 2020 году Казахстан вступил в самую глубокую за два десятилетия рецессию – ВВП страны упал на 2,6%. Это происходило на фоне снижения цен на нефть и сдержанного внешнего спроса на казахстанский экспорт в целом из-за пандемии наряду с негативным влиянием локдаунов на внутреннюю экономическую деятельность.

В 2020 году энергетика осталась главной движущей силой экономики РК в совокупном объёме промышленного производства и в ВВП в целом. Нефть обеспечивает основную часть экспортной выручки страны и является главным источником поступлений в государственный бюджет.

В прошедшем году нефтегазовая и смежная отрасли составили 17,2% ВВП Казахстана, а в 2019 году этот показатель был ещё выше – 21,3%.

Серьёзная зависимость казахстанской экономики от чёрного золота означает, что глобальные тенденции снижения цен на сырьевые товары продолжают оказывать масштабное влияние на Казахстан. Соответственно, последствия глобального обвала спроса и цен на нефть в 2020 году распространились в РК далеко за пределы нефтяной промышленности.

При этом казахстанская сфера услуг также чрезвычайно сильно пострадала от ограничений на передвижение, связанных с пандемией, что серьёзно усугубило стандартные эффекты рецессии.

Также наблюдается сокращение инвестиций в основной капитал, в большей части это коснулось энергетики.

В 2010-2019 годах валовый объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Казахстане составлял в среднем около 21 млрд долларов в год, но в 2020 году упал примерно на 29% – до 17,1 млрд (по данным казахстанского правительства). При этом почти половина валового объёма ПИИ 2020 года (8,2 млрд долларов) пришлась на добывающий сектор (в основном это ПИИ в добычу нефти, газа и металлических руд).

Согласно прогнозам властей Казахстана, валовый объём ПИИ вернётся к уровню, наблюдавшемуся до пандемии, на рубеже 2022-2023 годов.

Значительный объём расходов государства на фоне кризиса, вызванного пандемией, наряду со снижением налоговых поступлений в 2020 году, по данным аналитиков, вылился в общий дефицит государственного бюджета Казахстана в размере 8,5% ВВП – самый высокий показатель из всех стран Евразийского экономического союза.

В документе указывается, что правительство, скорее всего, попытается свести к минимуму дополнительные внешние заимствования с учётом роста совокупного внешнего долга страны в 2020 году. Тем не менее, специалисты аналитической организации IHS Markit прогнозируют некоторое увеличение совокупного внешнего долга Казахстана в течение ближайших пяти лет.


Читайте также:


Базовый сценарий Kazenergy предполагает умеренный рост реального ВВП в среднем на 2,8% в год в 2021-2050 годах, но со значительным замедлением (которое отчасти является естественным следствием поступательного роста масштабов экономики): тогда как в 2021-2030 годах среднегодовые темпы роста будут составлять 3,9%, далее ежегодный рост ВВП замедлится до среднего показателя на уровне 2,4% в 2031-2040 годах и 2% – в 2041-2050 годах

Когда Казахстан выйдет на пик добычи нефти

Совокупный объём производства первичных энергоресурсов в Казахстане, к которым относятся нефть, газ, уголь и первичная электроэнергия (в этом списке нет добытого урана), в 2020 году снизился на 4,2% – до 178,7 млн тонн нефтяного эквивалента (н.э.), поскольку в прошлом году выросло только производство первичной электроэнергии (то есть гидроэлектроэнергии и ВИЭ) – на 6,7% (до 2,7 млн тонн н.э).

Особенно резко упала добыча нефти и природного газа (на 5,4% – до 85,7 млн тонн н.э. и на 7,4% – до 28,5 млн тонн н.э. соответственно), тогда как добыча угля сократилась менее заметно (всего на 1,4% – до 61,7 млн тонн н.э.).

Спад совокупного объёма производства первичных энергоресурсов в 2020 году последовал за трёхлетним периодом роста.

В 2021 году прогнозируется дальнейшее, но менее существенное, чистое сокращение производства первичных энергоресурсов (примерно на 2,2%), после чего в 2022 году производство вернётся на траекторию роста и в 2025 году вновь превысит уровень 2019 года. Ожидается, что в том же году оно достигнет максимума на отметке 193,5 млн тонн н.э., а затем начнёт поступательно снижаться – до 142,9 млн тонн н.э. в 2050 году (чистый показатель спада за 2021-2050 годы составит 20%).

Основная доля в ожидаемом спаде производства первичных энергоресурсов в прогнозный период придётся на сокращение добычи угля.

Видимое потребление первичных энергоресурсов в Казахстане в 2020 году упало на 2,7% – до 89,5 млн тонн н.э., отражая особенно резкое падение спроса на нефть (на 12,3% – до 15,8 млн тонн н.э.), а также снижение потребления угля (на 0,9% до 49,8 млн тонн н.э.), при этом потребление природного газа увеличилось на 0,2% – до 21,3 млн тонн н.э., а первичной электроэнергии – на 7,5%, до 2,6 млн тонн н.э.

Перспективы новых источников энергии в Казахстане

Ожидается, что заметно увеличится потребление природного газа (на 25,1% – до 26,6 млн тонн н.э.), но ещё более резко в процентном исчислении вырастет спрос на первичную электроэнергию (на 180,8% – до 7,3 млн тонн н.э.).

Спрос на нефть также продолжит сильно расти (увеличившись на 31,8% – до 20,8 млн тонн н.э.), а потребление угля за прогнозный период, начиная с 2021 года, существенно сократится (в совокупности на 35,4% – до 32,1 млн тонн н.э.).

Ключевым фактором изменений в топливном балансе к 2050 году является продолжающийся отход от угля в электроэнергетике – прежде всего за счёт активного применения природного газа, наряду с более умеренным расширением использования ВИЭ (и, возможно, атомной энергии). Повышение эффективности будет оказывать сдерживающее влияние на рост совокупного потребления газа, поэтому потребление будет расти не такими высокими темпами, как в более ранние периоды.


Читайте также:


Согласно базовому сценарию Kazenergy на период до 2050 года, самая большая доля в объёме внутреннего спроса на первичные энергоресурсы в Казахстане (без учёта добываемого урана) сохранится за углём (37%), на втором месте будет газ (31%), а далее – нефть (24%) и первичная электроэнергия (8%).

В секторе первичной электроэнергии исключительным потенциалом роста в прогнозный период обладает ветроэнергетика.  

IHS Markit ожидает, что, начиная с 2045 года, электроэнергия, вырабатываемая на ветровых электростанциях (ВЭС), превысит объёмы гидроэлектроэнергии, и в 2050 году, согласно базовому сценарию, достигнет показателя 14 млрд кВт*ч (около 10% от совокупного объёма выработки).

Kazenergy считает, что в течение сценарного периода, начиная с середины 2030-х годов, топливный баланс электроэнергетики пополнится атомной энергией, но её доля в совокупном объёме генерации останется относительно скромной.

Чистый экспорт первичных энергоресурсов из Казахстана, около 80% которого в последнее время составляла нефть, в 2020 году снизился на 5,6% – до 89,2 млн тонн н.э. из-за потрясений на мировых рынках нефти в результате пандемии.

По прогнозам IHS Markit, в 2021 году произойдёт дальнейшее снижение чистого экспорта, после чего в 2022 году он вернётся на траекторию роста и, начиная с 2025 года, вновь превысит уровень, наблюдавшийся до пандемии. Согласно базовому сценарию, в 2025 году объёмы экспорта первичных энергоресурсов достигнут максимальной отметки (104 млн тонн н.э.), и на протяжении большей части оставшегося прогнозного периода будут снижаться – до 56,1 млн тонн н.э. в 2050 году.

В результате чистый показатель сокращения экспорта первичных энергоресурсов в 2021-2050 годах составит 37,1%, что обусловлено ожидаемым в более долгосрочной перспективе спадом почти во всех экспортных категориях.

Так, согласно базовому сценарию, экспорт нефти достигнет максимальной отметки (80,2 млн тонн н.э.) в 2035 году, после чего сократится до 52,6 млн тонн н.э. в 2050 году; экспорт угля снизится до 5,5 млн тонн н.э. в 2050 году; и в начале 2040-х годов Казахстан превратится из чистого экспортёра в чистого импортёра газа.

Прогноз относительно того, что Казахстан станет чистым импортёром газа в начале 2040 года, основан на предположениях о росте спроса на него (отчасти из-за ускорения перехода с угля на газ в электроэнергетике) при слаборастущем уровне добычи товарного газа в стране в долгосрочной перспективе.

С большой долей вероятности, Казахстан будет полагаться на импорт газа из России и Туркменистана.

Нюансы энергоперехода

Сложнейшая глобальная задача удовлетворения растущего спроса на энергоресурсы при одновременной декарбонизации несёт беспрецедентные риски и уникальные возможности для Казахстана.

Несмотря на нарастающее глобальное стремление к декарбонизации потребления энергоресурсов, ожидается, что поставки нефти и газа продолжат играть важную роль в мировой экономике.

Энергетический переход может занять гораздо больше времени, чем многие полагают.

Нельзя забывать, что, при учёте нынешней структуры экономики Казахстана, выручка от экспорта углеводородов будет играть чрезвычайно важную роль в финансировании перехода страны к низкоуглеродной энергетике в будущем. Ископаемое топливо сохранит свою значимость для национальной экономики в ближайшие десятилетия при росте конкуренции казахстанских потребителей энергоресурсов с экспортными рынками за дополнительные поставки казахстанских углеводородов.


Читайте также:


 

Новости партнеров