В Алмалинском районном суде допросили двух подсудимых – Ислама Мисирова и Бахыта Шалбаева. Как выяснилось на процессе, Ислам Мисиров избивал и приковывал наручниками к трубе Хамро Суванова. Мисиров просто ненавидел Суванова, испытывал личную неприязнь. А Бахыт Шалбаев всего-лишь арендовал жильё и приносил еду потерпевшему.

Informburo.kz публикует текст показаний Ислама Мисирова:

"Я знал Хамро заочно. Может, год, может, полтора. Знал, что он работает у Лилии Рах и Мири Паз. Лично с ним не сталкивался. С Мири Паз знаком и работаю уже около двух лет, если это можно назвать работой. Периодически она обращалась за помощью. Она заключалась в том, чтобы я проверял юридические документы, покупал лекарства её родителям и другие разные поручения. Бахыт Шалбаев – мой друг. С ним мы дружим со времён университета.

6 июля я ехал из Тараза в Алматы. Это были как раз праздничные дни – Ораза айт. Я ездил домой. С Мири Паз я не встречался и не разговаривал по телефону. В деле звучит, что 9 июля, я не помню точную дату, мне позвонила Мири Паз и попросила приехать. Мы встретились и поехали в ломбард. По пути Мири разговаривала с Лилией Робертовной, чтобы узнать дорогу.

Там я узнал, что Хамро не вернул изделия Мири Паз, и они оказались в залоге. Я в подробности не вдавался, не моё дело.

Я приехал туда на своей машине. Выходил из ломбарда, чтобы перепарковаться. Потом мне Мири сказала, чтобы поближе я подъехал. И мы вместе с Мири Паз и Хамро сели в машину. Поехали домой к Мири. Никакой физической силы не применялось. Там Мири и Хамро разговаривали долго.

Мири была в шоковом состоянии и всё время спрашивала у Хамро, как он собирается возвращать изделия. Хамро говорил, что вернёт, не отрицал ничего. Она была расстроена, что за один момент её бизнес рухнул.
Я не постоянно был в квартире. Я уезжал неоднократно по своим делам. Один раз позвал Шалбаева.

Ситуация складывалась таким образом, что Хамро Суванов, насколько мне известно, должен был Мири Паз и другим людям. Суванов сказал, что постарается рассчитаться со всеми. В первую очередь, с Мири Паз.

Мири договорилась с Хамро, что он ей всё вернёт. Хамро просил у неё помощи, чтобы ему обеспечили безопасность. Мне Мири это рассказала. Я должен был с ним побыть некоторое время, снять жильё. Об этом просила Мири.

Пока мы ехали в машине, через интернет нашли дом. Дом был в не очень хорошем состоянии. Там был строительный мусор.

Я – человек с повышенным чувством справедливости. Но понимаю, что не мне её вершить. Тем не менее во время разговора с Хамро я разозлился, в чём я раскаиваюсь. У нас произошла небольшая ссора, в ходе которой я ударил Хамро несколько раз. Я сходил в машину, взял наручники и пистолет-зажигалку, она железная. Я это всё купил в комплекте, на Зелёном базаре, кажется, до сих пор лежит в багажнике моей машины. Я вернулся домой и приковал Хамро в ванной наручниками. Другого места я не нашёл.

Я не знаю, можно ли это назвать требованием денег, я спрашивал, как он будет возвращать долг. Мне было интересно, хоть я не имел отношения к деньгам. Я на тот момент, честно, ненавидел Хамро, я за это извиняюсь. Я несколько раз наносил удары.

В этом доме почти неделю жили. Дом далеко находился, и аренда стоила дорого. Поэтому решили переехать в квартиру в центре.

В эти дни он получил травмы, где-то повреждение кожи было из-за стекловаты. По его просьбе я и Шалбаев привозили ему лекарства. Я не мог его в таком виде отпустить.

В квартире Хамро часто находился один. Переезжали мы один раз, потом возвращались, потому что хозяйка говорила, что заранее договаривалась сдать другим людям квартиру. При переезде Хамро вёл себя спокойно, никто его не держал, наручники не надевал. Никто его не вёл под дулом пистолета или на привязи. На помощь позвать он мог. В квартире были тонкие стены, он мог кричать и звать на помощь. Он также мог выйти из машины в любой момент.

Есть причины, которые не нужно называть. Я испытываю неприязнь личного характера. Это не связано с долгом. И вообще как к человеку в тот момент я относился очень плохо. В той части, что я приковывал Хамро Суванова наручниками, я не отказываюсь. В этом я раскаиваюсь. В той части, что лишал его свободы, тоже раскаиваюсь и признаю вину.

В похищении я вину свою признать не могу. Он сам всё это время передвигался. Ни я, ни Шалбаев не заставляли его. Меня не было 6 июля в Алматы.

Роль Бахыта Шалбаева (ещё один подсудимый. – Авт.), он присутствует в деле по моей вине. Если бы Мири Паз не попросила снять квартиру, его бы вообще там не было. Я перед ним чувствую себя виноватым. Мне стыдно. Я не думал, что я так смогу сорваться. Мне стыдно, что я проявил такую агрессию. Я не знаю, чем я руководствовался.

Хамро мне говорил, что ему выгоднее было бы остаться при нас".

"Я бы не хотел говорить о наших разговорах. Мы много о чём говорили. Нет, это абсурд. Я отрицаю. Я не просил защищать меня", – заявил Хамро Суванов.

Ислам Мисиров сообщил суду, что Хамро Суванов находился с ними 15 дней. Он заверил, что всё это время пленнику давали воду и еду в достаточном количестве. Но с этим не согласился Хамро.

Затем свои показания дал Бахыт Шалбаев:

"В середине июля Ислам позвонил мне, попросил встречи и съездить к его знакомой. Я согласился. Мы встретились и поехали в квартиру Мири Паз. Там были Хамро и Мири, которые пили то ли кофе, то ли чай. Мы там пробыли недолго. Поневоле я услышал разговор о долге Хамро Мири. Меня Ислам попросил снять квартиру и посмотреть за Хамро. Я, Хамро и Ислам вышли оттуда, после чего я попросил посмотреть квартиру в интернете. Мы сняли жильё и отвезли его туда.

В доме был строительный мусор. Я видел, как Ислам приковал Хамро наручниками к трубе. В доме я ещё один раз был. Потом сняли другую квартиру.

В квартире я не бывал часто, работаю же. Привозил Хамро лекарства. У него ссадины на руках образовались из-за стекловаты. Воду, еду привозил. Я не знал, что его похитили.

Уважаемый Хамро, приношу свои извинения в ваш адрес. Глубоко сожалею и раскаиваюсь в содеянном. Также прошу примирения".

Хамро Суванов принял извинения Шалбаева.

После перерыва адвокаты Ислама Мисирова и Бахыта Шалбаева заявили о примирении с потерпевшим.

"Хамро Суванов написал заявление о том, что просит прекратить уголовное дело в отношении Бахыта Шалбаева и Ислама Мисирова, поскольку был возмещён моральный вред и материальный ущерб", – заявила адвокат Рена Керимова.

Сам Хамро Суванов подтвердил, что не имеет претензий к Шалбаеву и Мисирову.

Судья Куаныш Арипов, выслушав мнения сторон, приобщил это заявление к материалам дела. Он сказал, что решение по нему примет, когда будет выносить приговор.

После этого, судья зачитал показания из материалов дела свидетеля Степана Шляхова. Он увозил Суванова из офиса Лилии Рах в Есик, а оттуда в кафе и ломбард. Он подтвердил, что Хамро нужно было охранять от кредиторов.

Шляхов на досудебном расследовании рассказал, что его друг Максим попросил приехать в аэропорт, чтобы встретить кого-то. Там его уже ждал ещё один друг – некий Александр, личность которого не установили на следствии. Также Александр избивал и связывал в Есике Суванова.

Шляхов приехал в офис Рах, следуя за машиной, на которой ехали Суванов, Паз и Рах.

"Когда я, Роман и Александр зашли на территорию, где находился офис, вышла женщина в очках, сказала нам, чтобы один человек пожил некоторое время с нами, чтобы его не нашли другие, которым он должен. Затем из офиса вышла женщина в очках, и с ней мужчина азиатского типа. Данный мужчина вышел сам, никто не вёл его насильно. Затем он сел к нам в машину. Потом женщина в очках сказала нам, чтобы он пожил у нас пару дней. Далее я, данный мужчина – после я узнал, что это Хамро – и Александр поехали в Есик. После приезда в Есик за нами в дом Александра приехала женщина в очках. Она разговаривала с Хамро, а я и Александр находились на улице. Далее данную женщину я увез в ресторан, чтобы она поужинала. Она говорила, что Хамро должен много денег, и они хотят сдать его в полицию", – сказал Шляхов на досудебном расследовании.

В суд Шляхова приглашали, но его дома не было, местонахождение не установили. К слову, Мири Паз сказала, что ни Максима, ни Александра, ни Шляхова она не знает.

Главное судебное разбирательство по делу Лилии Рах идёт с 21 октября. На скамье подсудимых вместе с Мири Паз находятся известный стилист-байер Лилия Рах и двое безработных мужчин: Бахыт Шалбаев и Ислам Мисиров.

Лилия Рах в своих показаниях в суде не признала своей вины в похищении Хамро Суванова.

Мири Паз рассказала суду, что Хамро Суванов сам попросил о помощи, якобы ему угрожали, и поэтому попросила Мисирова присмотреть за ним.

Ранее потерпевший сообщил, что Мири Паз узнала о якобы спрятанных 2 млн долларов у него в доме от экстрасенса.

В своих первых показаниях суду Суванов детально вспомнил все обстоятельства похищения и подчеркнул, что Лилия Рах его не трогала, а Мири Паз избивала.

Informburo.kz, опираясь на версию следствия, выстроил хронологию скандального похищения Хамро Суванова.

В эксклюзивном интервью informburo.kz Хамро Суванов рассказал, что у него нет желания мстить своим похитителям, и он готов принять любое решение суда.

Хамро Суванов исчез после прилёта из Ташкента в Алматы 6 июля. После того как он уехал из аэропорта, его никто не видел. О его пропаже в полицию, спустя несколько дней, заявил его сосед по дому Амангельды Азаматов. Полицейские нашли стилиста в полночь 27 июля связанным на съёмной квартире.

В конце июля были задержаны подозреваемые. С тех пор они находятся под стражей.

Все новости по этой теме читайте здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter