Банки VS заёмщики: кто агрессор, кто жертва

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Можно ли избежать повторения "алматинской стрельбы" и что для этого нужно?

Случившаяся трагедия в Алматы вновь подняла проблему взаимоотношений банковских организаций со своими заёмщиками и способов урегулирования споров между ними. Традиционно мнения в обществе разделились: одни винят в трагедии нечестную банковскую систему, однобокость судов, сговоры на торгах залоговым имуществом и превышение полномочий со стороны судебных исполнителей. Другие напоминают о личной ответственности: если взял кредит, необходимо самому трезво оценивать свои риски и понимать, что банковское обязательство предполагает последствия. 

Все мнения, конечно, имеют право на существование. Но знают ли о существующих проблемах в структурах, ответственных за формирование системной политики? Как оказалось, знают. В распоряжении Informburo.kz оказался пакет поправок в законодательство по вопросам усиления защиты прав ипотечных заёмщиков. Эти поправки были разработаны Агентством по регулированию и развитию финансового рынка ещё за несколько месяцев до алматинской трагедии. 


Читайте также:


Предложенные АРРФР нормы предусматривают увеличение порога суммы, по которой банку может быть отказано в обращении залога на взыскание. Сегодня размер просрочки обязательства, определяемый как крайне незначительный и несоразмерный стоимости заложенного имущества, составляет 10% от суммы займа, Агентство же предлагает увеличить этот порог до 15%. При этом период просрочки обязательства не должен превышать 3 месяца. 

Ещё одно предложение – законодательно закрепить обязанность банков давать согласие заёмщику на досудебной стадии самостоятельно продать свою недвижимость по рыночной стоимости. На такую процедуру необходимо согласие банка как залогодержателя, однако в действующем законодательстве это согласие – лишь право банков. При этом АРРФР предлагало расширить перечень лиц, которым запрещено участвовать в электронных торгах в связи с аффилированностью. Сейчас законодательство ограничивает участие только для судебных исполнителей и судей, вынесших решение по данному исполнительному производству, оценщиков, оценивших арестованное имущество, а также их близких родственников и для самого должника. Этот список предлагалось дополнить "юридическим лицом, если вторым участником торгов является его работник или аффилированное лицо, физическим лицом, если вторым участником торгов является его близкий родственник, супруг (супруга)". 

На сегодняшний день эти поправки находятся на согласовании в государственных органах и, насколько известно Informburo.kz, не включены ни в один законопроект, подготовленный для рассмотрения правительством и передаче в парламент. 


Читайте также:


Такая ситуация удивляет экспертов. Финансовый аналитик Арман Бейсембаев отметил, что подобная ситуация возникает не впервые. 

"У нас очень много хороших инициатив, которые по каким-то причинам не проходят, в закон в последующем не превращаются. Например, закон о банкротстве физических лиц обсуждают с 2014 года. Его начали обсуждать одновременно с Россией. Только в России этот закон уже давно работает, и уже, по разным данным, 200-300 тысяч человек проходят процедуру банкротства. А у нас этот закон никак не проходит. Хотя закон-то нужен! Вместо того чтобы гасить людям кредиты (за счёт бюджета. – Авт.), нужно предлагать институциональные решения", – уверен он. 

Юрист Динара Жубатова отмечает, что на практике, как правило, судебные исполнители, наоборот, охотно предоставляют заёмщикам право самостоятельной реализации имущества по рыночной стоимости. Да и сами процедуры от судебного разбирательства до конечных торгов могут занимать несколько лет. Ситуации возникают разные, однако назначать виноватой лишь одну конкретную сторону юрист не торопится. 

"К примеру, я против полного исключения банков в качестве участника в торгах. По одной простой причине: все залоги не могут быть одного уровня. Есть большие коммерческие объекты – предприятия, заводы, которые достаточно сложно реализовать и содержать на балансе. Вряд ли физическое лицо, участвующее в торгах, будет заинтересовано в приобретении, условно, какого-то рыбного завода. Как физлицо будет его содержать? Касательно реализации имущества, которое принадлежит физическому лицу, возможно, есть необходимость установить ограничения на участие банков и аффилированных лиц. Но по определённым категориям реализации залогового имущества необходимо оставлять право банков на участие в торгах", – сказала Жубатова. 

Юрист отметила, что совершенствование процедур, конечно, необходимо. В их числе – установить возможность отсрочки по погашению займа, рассмотреть альтернативные способы погашения задолженности, а не только за счёт реализации залогового имущества, особенно в случае, если это единственное жильё. С другой стороны, самим заёмщикам необходимо более трезво оценивать свои возможности по погашению кредита и взвешивать все риски. 

Глава Казахстанской федерации недвижимости Ермек Мусрепов отмечает, что сегодня вся работа с изъятием и реализацией залогового имущества проводится в рамках действующего законодательства. "Возьмём цепочку: человек пришёл, взял кредит на приобретение жилья, банк его обслуживает. Это добровольное решение человека, он приобрёл и пользуется этим жильём, и погашает свою задолженность. В случае, если наступают проблемы по неоплате текущих платежей, банк выставляет претензию заёмщику, которую они должны урегулировать. Заёмщик встречается с с банком, обговаривает условия реструктуризации, приходят к общему мнению. Это нормальная практика", – подчеркнул глава федерации. 

Несмотря на то что все процедуры, включая реализацию, изъятие залогового имущества отрегулированы законодательно, конечно же, не обходится без подводных камней. Однако говорить, что система выстроена в одностороннем порядке, нельзя. 

"Нет такого заведомого процесса, чтобы специально банкротить человека, отбирать недвижимость. Происходят случаи, когда идут неплатежи. Где-то, возможно, появляются отдельные моменты. Но в целом банки заинтересованы в нормальном погашении долгов", – уверен Мусрепов. 

Адвокат Аскар Каймаков констатировал: в стране имеются проблемы с исполнением закона, причём нередко злоупотребления идут именно со стороны банков – сильной стороны договора. 

"Но нельзя говорить о том, что эти проблемы присущи только Казахстану. Они есть везде, где есть рыночные отношения. С другой стороны, у нас есть большой пласт граждан, которые хотят пользоваться всеми благами капитализма, но тем не менее жить в условиях социализма. Очень часто звучит предложение, что надо запретить банкам забирать у людей единственное жильё. Я с этим в корне не согласен. К чему это приведёт? Приведёт только к тому, что банки просто перестанут принимать в обеспечение жильё, которое у заёмщика является единственным. И тогда пострадает масса порядочных заёмщиков", – сказал он. 

Каймаков отметил, что в своей адвокатской практике нередко встречается и с предвзятым отношением, и с нарушениями, и со сговорами. И зачастую у адвокатов уходит достаточно много времени, чтобы обжаловать действия банков, судебных исполнителей, нередко – прокуроров, чтобы восстановить справедливость и защитить интересы своих клиентов. Нередко судебные разбирательства длятся годами. Он акцентировал внимание на необходимости устранения системных пробелов, но призвал не вставать на защиту исключительно "плохих банков" или "несчастных заёмщиков". 


Читайте также:


"Любые общественные отношения должны регулироваться законами. И поскольку эти отношения на месте не стоят, законы также должны развиваться. Это происходит, вот весной принимались изменения в банковское законодательство, в том числе по защите прав потребителей финансовых услуг. Такие тонкие моменты, настройки должны идти. Но запрещать что-то тотально – неправильно, например, кардинально банкам, как некоторые предлагают, бить по рукам. От этого пострадают даже не сами банки – в первую очередь пострадают нормальные, добросовестные заёмщики. Банк свои риски учтёт в процентной ставке, это нормально. Но потеряют от этого в первую очередь порядочные граждане", – говорит Каймаков. 

Все эксперты отметили: в сложившейся ситуации важно избежать перекосов системы в какую-либо сторону. Но при этом законодательство должно быстрее реагировать на прецеденты. К примеру, ситуации с выселением заёмщиков из-за неуплаты долгов по кредитам в Казахстане не в новинку. Судебные разбирательства длятся годами, и в судах уже накопилась обширная практика по различным ситуациям в этой сфере, достаточная для выработки законодательных поправок. То есть система могла бы отреагировать намного раньше, сведя к минимуму и возможности сговоров, и участие аффилированных лиц, и устранить перегибы в работе по исполнению судебных решений. Однако о необходимости корректировки законодательства заговорили лишь после трагедии, унёсшей пять жизней. 


Читайте также:


 

Новости партнеров