Журналистам запретили рассказывать о суде над акбулакским стрелком Дужновым. Насколько это законно

Судья разрешил СМИ присутствовать на процессе, но вот распространять информацию можно только с разрешения прокурора.

Что случилось. В специализированном межрайонном следственном суде Алматы прошло заседание об избрании меры пресечения Игорю Дужнову. 20 сентября Дужнов застрелил пятерых человек, которые пришли выселять его из дома. Судья Жанабил Акынов разрешил журналистам наблюдать за процессом по видеосвязи, но по сути запретил освещать процесс, обязав СМИ получать разрешение прокурора.

Судебный процесс. С ходатайством о проведении заседания по избранию меры пресечения в закрытом режиме выступил адвокат Дужнова Жандос Кушербаев "в целях обеспечения безопасности подозреваемого и его семьи". Сам Дужнов поддержал своего защитника.

Судья Акынов объявил, что заседание будет проходить в открытом режиме, с участием СМИ, но журналисты не смогут публиковать информацию из зала суда без разрешения прокурора. Судья сослался на статью 201 УПК РК – "Недопустимость разглашения данных досудебного расследования".

"Если они узнают, это напрямую связано с безопасностью его и членов его семьи. Они будут знать. Откуда мы знаем, какая информация ушла и кто в этом виноват потом?" – возразил ещё один адвокат Игоря Дужнова Ашурбек Ашурбеков.

"Каждый сам несёт ответственность", – сказал судья, ещё раз предупредив СМИ, что публиковать материалы с этого процесса можно только с разрешения прокурора.

Недовольные даже таким решением адвокаты стрелка объявили судье отвод. Поэтому решение о заключении стрелка под стражу на момент публикации не вынесли. Отвод рассмотрят в ближайшее время.

А это вообще законно? Общественников удивило решение судьи – разрешить журналистам следить за процессом, но ничего о нём не писать.

"Мы не в первый раз видим, как суд использует статью 201 УПК РК в отношении СМИ. На мой взгляд, суд просто не хотел брать на себя какую-либо ответственность. Как говорится, "и вашим, и нашим", – считает председатель попечительского совета общественного фонда "Лига судебных журналистов Казахстан" Татьяна Ковалёва. – Насколько это законно? Я не могу сказать. Этот момент лучше прокомментируют юристы. Но интересна избирательность. То есть по судебному заседанию Биртанова суд разрешает публиковать всё, что происходит. А когда речь идёт о расстреле пяти человек – запрещает. Почему? Это что, менее общественно важное преступление?".

История Игоря Дужнова и его супруги Анаиды Демирчян уже обошла все СМИ.


Читайте также:


"За последние два дня только ленивый не знает всю историю этой семьи и их долгов. Так от чего они закрываются? Мне кажется, наши прокуроры и судьи просто боятся навлечь на себя ещё больше народного гнева. Ведь в соцсетях сейчас претензий к судьям и их решениям даже больше, чем к самому Дужнову. Этот процесс – их шанс показать, что они отстаивают интересы закона и готовы доказать обществу, что стоят на стороне защиты их интересов. Но нет – статья 201 УПК. Ничего другого лично я и не ждала", – прокомментировала Татьяна Ковалёва.

Всё в этом решении не так, считает директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ) Евгений Жовтис.

"Открытое разбирательство означает открытое разбирательство. Это означает, что всё, что там говорится, является открытой информацией, кроме возможной защиты каких-то особых данных. Тогда должно проводиться специальное отдельное заседание в закрытом режиме. В открытом заседании судья не может ограничивать распространение информации ни ссылаясь на прокурора, ни каким-либо другим образом. Какое прокурор имеет отношение к гласности судебного заседания?" – говорит правозащитник.

Статья 201 УПК чётко говорит, что ограничение гласности допускается лишь тогда, когда это противоречит интересам охраны государственных секретов или иной охраняемой тайны. Тогда судья имеет право закрыть судебное заседание, в том числе по вопросам уголовных правонарушений несовершеннолетних, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни или когда этого требуют интересы безопасности потерпевшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников. 

"Даже тогда не закрывается весь процесс. Закрытое судебное разбирательство может касаться определённых заседаний, особенно если речь идёт о государственных секретах. Никаких вопросов, связанных с избранием меры пресечения в этой статье, нет. Никакой ссылки на 201-ю статью не может существовать. 201-я статья никак не относится с судебному заседанию, она про органы следствия. Все ограничения для следственного судьи определены статьёй 29, а не 201. Это не жалоба на действие и бездействие, поэтому не может рассматриваться в закрытом заседании. Судья не может никого ни о чём предупреждать, у него нет таких полномочий", – поясняет Жовтис.

Прокурор – это равная сторона в судебном заседании, поэтому у него не нужно спрашивать разрешения на разглашение материалов открытого судебного заседания, добавил он.

"Вы когда-нибудь видели, чтобы в суде что-то происходило по разрешению прокурора? Он кто в суде? Судья же главный. Прокурор ничего не может. Это не его полномочия", – заключил Евгений Жовтис.

Прокурор не дал разрешения на публикацию информации с процесса. Он заявил, что журналисты не должны освещать открытое заседание по мере пресечения Дужнову.

"Что касается публикации в СМИ судебного заседания, в УПК чётко указано, что мы не можем нарушать права и интересы лиц, участвующих в процессе, в данном случае права подозреваемого, также права адвокатов. В связи с чем считаю целесообразным только огласить решение суда", – сказал прокурор.

Это заявление он сделал уже после того, как вышел этот материал Informburo.kz.

Почему это важно знать. Алматинский судья сегодня вынес уникальное решение – провести открытый процесс с участием журналистов без возможности освещать суд в СМИ. Согласовывать материал с прокурором по сути означает никогда не опубликовать его. Даже рассказывая об этом сейчас, журналисты нарушают постановление суда. Если суд решил таким образом закрыть даже процесс о мере пресечения, трудно предположить, как в дальнейшем объективная информация о деле акбулакского стрелка будет доходить до общественности.

Новости партнёров