Ситуация в банковском секторе Казахстана этой весной обострилась: сразу 3 финансовых института временно лишились лицензии, а по ещё одному расследуется масштабное уголовное дело. На этом фоне обсуждение структурных реформ и обсуждение нового статуса Национального Банка немного потеряло актуальность. Informburo.kz решил разобраться, что же не так в банковской системе и когда казахстанцам будут доступны кредиты с низкой процентной ставкой годовых.

Какие проблемы у банков?

Население закредитовано. На каждого из 9 миллионов экономически активных граждан приходится в среднем по 331,2 тысячи тенге потребительских займов. Долговая нагрузка, даже статистическая, превышает размер двух среднемесячных заработных плат (далее – СЗП) по республике. Соотношение СЗП к долговой нагрузке выросло с 2,0 до 2,2.

Объем кредитования физических лиц, по данным Национального Банка РК, за год вырос на 13,3% (и на 0,7% – с начала 2018-го), и составил на конец марта 4,6 трлн тенге. Экономисты говорят, что рост потребительского кредитования в республике напрямую связан с падением реальных доходов граждан. Чтобы сохранить некий уровень финансового комфорта, казахстанцы всё чаще идут в банки и кредитные организации. Жить в долг становится нормой.

Токсичные кредиты. Закредитованное население плохо возвращает долги. Токсичные кредиты по итогам марта достигли 1,3 триллиона тенге, это 10% от общего портфеля. Худшие показатели по итогам первого месяца весны были зафиксированы у Qazkom (35,4% от ссудного портфеля), Национального банка Пакистана (32,9%), Банка RBK (17,4%), Capital Bank (13,5%) и АТФБанка (11,5%)

По итогам уже 4 месяцев разрешённый Нацбанком порог в 10% токсичных кредитов (доля кредитов с просрочкой больше 90 дней от размера ссудного портфеля) снова превысили 5 банков. АФТБанк в этой пятёрке заменил уже Эксимбанк Казахстан.

Падение кредитования. К марту существенно сократился и размер кредитного портфеля всех БВУ – до 13,3 триллионов тенге. Сокращение объёмов выданных займов на 13% аналитики назвали крупнейшим падением в секторе с 2015 года.

За 2 последних года Национальный банк снизил базовую ставку почти вдвое с 17% до 9,0% (обновлённый показатель действует с 4 июня 2018). По мнению экспертов агентства Finprom, планомерное снижение базовой ставки регулятором не помогло росту кредитования.

Вывод денег и плохая отчётность. Президент в сентябре 2017 года призвал банкротить банки, виновные в банкротстве агрохолдингов. Позже была запущена программа поддержки банковского сектора, но уже в апреле 2018 года Нурсултан Назарбаев её отменил. Также он указал на "ужасные показатели" у Банка Астаны, Эксимбанка и Qazaq Banki. Позже регулятор приостановил всем трём фининститутам лицензии на основные виды деятельности. Банку Астаны регулятор даже отказал в предоставлении экстренного займа. Сейчас финансовый институт ищет нового инвестора.

Позже стало известно об уголовном деле против банкира Жомарта Ертаева и одного из акционеров Qazaq banki Бахыта Ибрагима. Пока российская сторона изучает нюансы дела Ертаева, власти ФРГ экстрадировали Ибрагима в Казахстан. Речь идёт о выводе средств из АО "Bank RBK" в период с 2013 по 2016 годы. Возможно, это не последнее уголовное дело. К примеру, Qazaq Banki уже сообщил о выдаче "странных" кредитов в том же временном промежутке.

Что говорят эксперты?

Пока Национальный банк пытается доказать эффективность уже закрытой программы государственной поддержки сектора за 3 триллиона тенге, рядовые казахстанцы задаются вопросом доступности тех самых кредитов.


Дискуссионная площадка NurOtanTrends

Дискуссионная площадка NurOtanTrends / Фото пресс-службы партии "Нур Отан"

14 мая в рамках дискуссионной площадки NurOtanTrends экспертная группа обсудила ситуацию в банковском секторе Казахстана. Первая дискуссия на тему: "Почему в Казахстане дорогие кредиты?" была посвящена именно доступности займов для бизнеса и населения. По словам главы центра прикладных исследований "Талап" Рахима Ошакбаева, в Казахстане исторически никогда не было низкой кредитной ставки.

"Если мы смотрим ретроспективно, можно констатировать, что за все годы независимости ставка кредитования никогда не опускалась ниже двузначной цифры. Пиковое значение было зафиксировано после девальвационного шока – 25,8%, в настоящий момент ставка опустилась до 12,8% годовых для юридических лиц, для физических лиц она также остается достаточно высокой. Полагаю, что дороговизна кредитов, их недоступность для большого числа предпринимателей – одна из больших нерешённых проблем, стоящих даже не перед нашей экономикой, а перед всей нашей страной", – заявил, презентуя исследование центра Ошакбаев.

Согласно исследованию аналитиков инвестбанка Halyk Finance, дороговизна кредитов в Казахстане стала одной из причин общей стагнации всего банковского сектора. Снижению размера годовой ставки вознаграждения по займам мешает также регулярная практика государства запускать программы по льготному кредитованию по минимальной ставке. Подобное вмешательство в рыночные отношения и размещение триллионов тенге квазигосударственного сектора на депозитах отечественных банков превратили фининституты в иждивенцев. В таких обстоятельствах банки не заинтересованы в конкуренции и снижении ставки годовых в итоге.


В Казахстане бизнес испытывает кредитный голод

В Казахстане бизнес испытывает кредитный голод / Фото liter.kz

По словам вице-министра национальной экономики Серика Жумангарина, ситуация с кредитованием в стране может улучшиться, а ставка стать доступней, если банки будут грамотней работать над привлечением средств вкладчиков, того самого фондирования, которого им регулярно не хватает:

"Есть данные исследования, которые показывают, что 1% роста кредитования приводит к росту ВВП в размере 0,17%, то есть связь такая достаточно понятна. При этом полностью согласен, есть определённые негативные тенденции. Реальный сектор кредитования сейчас падает, буквально за 12 лет упал на 10%, растёт доля потребительских кредитов, хотя в прошлом году был довольно хороший тренд, доля краткосрочных кредитов в экономике выросла, но долгосрочных упала. То есть я согласен, есть определённая неуверенность в завтрашнем дне, но доля депозитов населения растёт. За период с 14 года депозиты очень сильно выросли, с 11 до почти 18 триллионов тенге".

Олжас Худайбергенов, экономист и руководитель консалтинговой компании CSI, уверен, что одни только накопления казахстанцев банковский сектор не спасут. Необходимо, чтобы казахстанские компании также хранили деньги внутри страны.

"По поводу сбережений населения возникают вопросы – будет ли этого достаточно. У нас же есть крупные игроки, а есть простое население. И вот простое население держит свои сбережения в банках, но этого недостаточно для экономики, а крупные игроки держат, скорее всего, не в стране, а за рубежом. И поэтому, если здесь произойдет корректировка, у нас вдруг появится достаточный объем средств для кредитования всей банковской системы. А вообще в целом у нас сейчас есть три проблемы: это высокая процентная ставка, это в целом снижение кредитования и низкая доля долгосрочных кредитов", – считает эксперт.

Адиль Батырбеков, заместитель председателя правления АО "ForteBank", уверен, что ситуация, в которой оказались казахстанские банки второго уровня, достаточно проста: финансовым институтам для кредитования не хватает тенговых вкладов.


Адиль Батырбеков, заместитель председателя правления АО "ForteBank"

Адиль Батырбеков, заместитель председателя правления АО "ForteBank" / Фото пресс-службы партии "Нур Отан"

Население, привыкшее к потрясениям, предпочитает хранит сбережения в валюте, да и банкам доверяет не особо на фоне банкротства одного за другим из них. Бизнес-сообщество также больше доверяет валютным счетам.

"Банковская микроэкономика очень проста: банк принимает депозиты по определённым ставкам и выдаёт. Для большинства кредитов, которые выдаёт банк, основным с точки зрения ставки фактором является, почём он занял эти деньги. Есть банковские продукты, куда закладывается большая компенсация за риски, обычно речь идёт о раздаваемых направо и налево не обеспеченных кредитах для населения, в этих продуктах своя экономика. Заняли мы деньги под 8-10% годовых, выдали под 14-15%, наша банковская маржа она не такая большая в сравнении, – отметил Батырбеков. – Каждый раз, когда у нас в стране происходит какого-либо рода макроэкономическое ожидание, то, с чем сталкиваются все банки – все депозиты из тенговых превращаются в долларовые. И у тебя как у банка нет эффективных способов этому воспрепятствовать. Единственный способ – регулировать ставки. Именно поэтому под эгидой Нацбанка, под эгидой Фонда гарантирования депозитов были снижены ставки по долларовым депозитам почти до нуля и подняты ставки по тенговым до тех уровней, которые исторически были. Вот эта разница, условно говоря, 10-12%, она необходима, чтобы побудить экономических субъектов: население, компании – поддерживать депозиты в тенге. Потому что банк не может кредитовать экономику в тенге, если депозит у него в долларах".

По мнению заместителя председателя правления АО "ForteBank", в стране достаточное количество качественных заёмщиков. Снижение годовой ставки по кредитам позволило бы отечественным банкам увеличить число клиентов, вероятно, на порядок. Тем более, по данным национальной палаты предпринимателей "Атамекен", казахстанский бизнес нуждается в доступных займах, и многочисленные государственные программы этот кредитный голод утолить пока не способны либо только породят иждивенческие настроения.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter