Аким Костанайской области Архимед Мухамбетов стал недавно заложником своего античного имени. Подытоживая последствия ущерба на вверенных территориях, глава региона, похоже, не на шутку обсчитался. Случайно ли, или корысти ради – неизвестно. Но замысловатая математика Архимеда Мухамбетова даже близко не сходится с элементарной арифметикой жителей тех самых затопленных сёл – действительных, а не кабинетных очевидцев истинного масштаба половодья.

Как ни крутила наша редакция акиматовские цифры, а решение "архимедовой задачки" так и не сошлось. И вот отсюда всё по порядку. 18 апреля заседание Правительства стало оперативным совещанием по ситуации с паводками по всей стране. Министр внутренних дел проинформировал премьер-министра о том, что на это утро в семи регионах Казахстана подтоплено 52 населённых пункта – почти две тысячи домов в Карагандинской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Павлодарской, Актюбинской и Восточно-Казахстанской областях.

"Сколько бы мы ни говорили, что ситуация находится на особом жёстком контроле, всё равно допускаются такие случаи. Конечно, природные катаклизмы нас не предупреждают, поэтому мы должны быть готовы к ним всегда. А такие ситуации допущены вследствие наших ошибок", – заявил Бакытжан Сагинтаев профильным министрам и акимам подтопленных областей.

Отчитались за все семь накрытых паводками регионов и их главы. И всё бы так и прошло незамеченным даже для въедливой прессы, если бы не доклад акима Костанайской области, который, видимо, не расслышал ключевой фразы премьера про то, что паводок – следствие всё-таки чиновничьих ошибок. Архимед Мухамбетов уверенно доложил Бакытжану Сагинтаеву, что как раз акимат его региона стихию успешно обуздал: паводок под контролем, жертв нет, дома не затоплены, а подтоплены, да и всего-то 22 строения на всю область.


Аким Костанайской области Архимед Мухамбетов

Аким Костанайской области Архимед Мухамбетов / Фото Informburo.kz

"Подтоплены 22 дома в трёх населённых пунктах. Это происходит, можно сказать, через три-четыре года, так как они находятся в поймах водоёмов. ЧС мы не объявляли. По сравнению с коллегами справлялись своими силами. Гибель людей не допустили. Пик паводка проходит. Я думаю, что ситуация находится под особым контролем и уже на завтра стабилизируется", – отчитался аким перед премьером.

Как только оптимистичный отчёт акима Мухамбетова был опубликован, в соцсети, как из прорвавшейся дамбы, хлынули возмущённые комментарии. Шокированные сельчане стали активно делиться фотофактами и видеороликами: с залитыми по самую крышу домами, с плавающими по улицам трупами животных и домашней утварью. Даже незамысловатый анализ присылаемых в редакцию свидетельств действительного разгула стихии приводил лишь к одному выводу: глава региона доложил главе Кабмина липовые, мягко говоря, цифры.


Уровень затопления домов в посёлке Зелёновка

Уровень затопления домов в посёлке Зелёновка / Фото очевидцев

Странным, опять же по меньшей мере, заявление акима Мухамбетова выглядело ещё и потому, что в тот же день, 18 апреля, прямо перед докладом в Правительстве спасатели КЧС объявили об эвакуации жителей трёх сёл двух районов Костанайской области. Из посёлков Зелёновка, Карамырза и Коктал вывезли сотню местных жителей, однако полной информации о затопленных домах тогда не назвали, данные уточнялись и менялись буквально на ходу.

"В Карасуском районе подтопленными оказались два села. Из поселка Зелёновка эвакуировано 53 человека, 43 из них размещены в школе, 10 временно живут у родственников. В посёлке Карамырза подтоплено 7 дворов и столько же домов. Эвакуировано 10 человек. Из села Коктал Аулиекольского района эвакуировано 42 человека, 55 голов КРС и 81 голова МРС", – сообщила пресс-служба ДЧС Костанайской области.

Как только аким области закончил свой доклад Правительству, неравнодушные жители окрестных сёл поняли, что надежды на власти региона, которые публично предпочли не замечать масштабов наводнения, больше нет. Люди самостоятельно организовали волонтёров и стали собирать для пострадавших от наводнения вещи первой необходимости и продукты питания. Нашли даже моторные лодки, чтобы доставлять всё это сельчанам прямо на дом и прямо в руки.

"У меня в затопленном посёлке остались родители. По официальной информации, затоплены всего 22 дома, и никто не говорит, что под водой сейчас полностью пять посёлков. Только у моей тёти погибло 10 голов скота, не говоря о других домашних животных, которые сейчас мёртвые плавают по улицам посёлка. Накануне была вторая волна наводнения, и воды становится всё больше и больше", – рассказала волонтёр Маргарита Гордеенко.

Организаторам волонтёрской помощи, как поговаривает местное население, за такую благородную вроде бы резвость, даже пришлось объясняться с местными прокурорами. Когда глава области говорит, что паводка нет – значит, его нет, а тут какие-то волонтёры, гляди, охотно комментируют прессе, что люди остались без помощи властей и выживают только за счёт взаимовыручки. Что говорить, если волонтёры посмели вслух объявить о том, что сельчане долго не протянут без самого необходимого – питьевой воды.


Жители затопленных сёл вывозят имущество

Жители затопленных сёл вывозят имущество / Фото КЧС МВД РК

Не особо, видимо, обратили внимание на официальные увещевания Архимеда Мухамбетова только спасатели. Не успело в Правительстве закончиться оперативное заседание по паводкам, а Комитет по чрезвычайным ситуациям заявил о переброске в Акмолинскую и Костанайскую области дополнительных сил и средств на усиление противопаводковой безопасности. Разве станут спасатели перебрасывать подразделения с юга страны на север, если "пик паводка проходит", как заявил аким?

"В Костанайскую область дополнительно привлечены силы и средства Оперативно-спасательного отряда ДЧС Жамбылской области", – объявил 18 апреля КЧС МВД РК.

А ещё в Комитете по чрезвычайным ситуациям добавили, что, кроме живой силы – 200 человек, отправили ещё и технику: 85 единиц плюс водооткачивающие устройства и плюс плавсредства. А кроме этого, видимо, в уведомительном порядке подключили к спасательным мероприятиям сотрудников исполнительной власти и полицейской службы на местах и запросили поддержки у Нацгвардии и даже Минобороны.


Сельчане оценили последствия половодья

Сельчане оценили последствия половодья / Фото с сайта ng.kz

В местной прессе информации о бедствии сразу в ряде посёлков Костанайской области не было никакой, тем более, упаси, противоречащей официальному отчёту акима перед премьером. Да, паводок в регионе есть, но всё в рамках оптимистичного доклада Архимеда Мухамбетова. Впечатление было такое, словно акимат региона и районные сёла живут в каких-то разных Костанайских областях.

"В Костанайском регионе на веку моих родителей такого не было. По ТВ это не показывают, – писала в Facebook жительница Костанайской области Aizhan Sagi. – От села Аулиеколь отрезаны направления Диевка, Наурзум, Карасу. Новая трасса между Аулиеколем и Кургузом, по пути в Диевку – несчастные 30 км 5 лет никак не закончат – провалилась, словно после землетрясения".

В ситуации, когда СМИ повально молчали, а аким, не краснея, "заливал" премьеру, что пик паводка миновал, жителям затопленных по самые чердаки сёл впору было впасть в отчаяние. Положение спас Казнет, куда сельчане стали слать то, чего их "областной голова" очень не хотел видеть. И республиканская пресса охотно откликнулась и подхватила то, о чём местной, как это акимами в регионах заведено, говорить про паводки было не дозволено.


Последствия паводка в посёлке Зелёновка

Последствия паводка в посёлке Зелёновка / Фото с сайта ng.kz

Когда редакцию Informburo.kz очевидцы завалили фото и видео затопленных посёлков, журналисты решили уточнить, на всякий случай, у акима области, не напутал ли он чего – с кем в хлопотах не бывает. Пресс-служба, надо отдать им должное, обещала определиться с ответом до вечера при наличии официального запроса на имя Архимеда Мухамбетова. Ответ пришёл, но вопреки ожиданиям редакции ещё больше запутал и без того "стихийную математику" акимата. Глава региона, по сути, ещё раз застолбил то, что поутру уже докладывал премьер-министру.

"По поводу подтопления домов: по состоянию на 18 апреля в посёлках имеется подтопление 22 домов, в начале паводкового периода их было больше. В настоящее время продолжаются противопаводковые мероприятия по устранению подтоплений в жилых домах и на дворовых территориях...", – гласил ответ пресс-службы акима Костанайской области.

Даже Комитет по чрезвычайным ситуациям МВД РК, ежедневно комментируя противопаводковые мероприятия, 19 апреля заявил, что, по их данным, затоплены действительно 22 дома, но это только в одном конкретном посёлке Жамбыл, а не по всей области. Аким Мухамбетов обещал премьеру Сагинтаеву, что "завтра ситуация стабилизируется", но "завтра" наступило, а спасатели подтвердили, что затопленными в регионе остаются четыре населённых пункта.

"В зоне подтопления остаётся посёлок Жамбыл. Талыми водами подтоплено 22 дома с дворовыми территориями. Прорыто четыре водоотводных канала общей протяжённостью 200 метров. Работы по откачке, отводу и пропуску паводковых вод с территорий домов продолжаются", – сообщил официальный представитель Комитета по чрезвычайным ситуациям МВД РК Руслан Иманкулов.


Спасатели пытаются остановить паводок

Спасатели пытаются остановить паводок / Фото КЧС МВД РК

Что-то не сходилась никак арифметика. Редакция Informburo.kz решила всё заново пересчитать. А как это сделать, если дороги в районах тех затоплены вместе с сёлами, а моторных лодок в наличии нет? Правильно, нужен человек, который посчитает и сфотографирует всё на месте – сельчанин. Так появилась идея, что, пока аким считает дома по области, мы попробуем посчитать на примере лишь одного села. Помощника, который отозвался поработать на прессу, нашли в посёлке Зелёновка Карасуского района.

Проделать такой титанический труд, а именно – сфотографировать каждый затопленный дом, вызвался Андрей Максимов. Молодой мужчина, не имеющий никакого отношения к средствам массовой информации, отлично понимал, что только его свидетельства, а не комментарии местных жителей или расследование редакции, могут хоть как-то доказать, что масштаб паводка в Костанайской области не соответствуют тому, из доклада главы региона в столицу.

"Я просто хочу, чтобы все узнали правду", – объяснил своё согласие поработать для прессы Андрей Максимов.

К тому моменту редакция понимала, что вода стала отступать, а свидетельства на фото должны быть очевидными, иначе ничего и никому не докажешь. Но именно Андрей и заверил нас, что паводок бесследно не уходит: уровень потопа ватерлинией проходит по каждому дому, и только ремонт может эти следы убрать. Всего в Зелёновке 49 домов, и новоявленный специальный корреспондент Максимов решился, для чистоты эксперимента, обойти все.

Итак, считаем каждый пострадавший от паводка дом в посёлке Зелёновка:


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Первые шесть домов: по характерным следам видно, что вода поднималась выше уровня подоконника. Отступил паводок, как свидетельствуют местные жители, только 21 апреля. Только тогда люди и начали разгребать грязь во дворах и выносить из домов отсыревшую мебель, чтобы хоть как-то просушить.

"Дома были затоплены 16 апреля, – комментирует отснятое Андрей Максимов. – 17 апреля сантиметров на 30 вода упала и продолжала держаться на том же уровне. Дежурные ЧСники начали нас предупреждать о второй волне. А пришла вторая волна 18 апреля".

Идём по Зелёновке дальше и насчитываем ещё шесть домов со следами очевидного затопления. Андрей снимает на месте, журналисты получают и считают в редакции. Пока выходит – 12, но это только начало.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Андрей двигается по Зелёновке, держит связь с журналистами, которые стараются объяснить, как лучше фотографировать, чтобы кадры получились наглядными. Получается нащёлкать ещё шесть домов, которых явно не обошло наводнение.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Вернувшееся из эвакуации местное население за пару дней уже успело убрать последствия, но всё по тем же следам на домах и по размытым дворам очевидно, где прошёл потоп. Итак: 12 + 6 = 18. Пока Андрей остаётся в рамках "магического" числа акима, и ничего, что корреспондент Максимов считает дома в посёлке, а аким считал по области. Но, пробравшись по улице дальше, Андрей щёлкает ещё пять кадров. Итого: уже 23 затопленных дома.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Улица в Зелёновке одна – Зелёная. По ней Андрей и бродит, насчитывая ещё пять. 23 + 5 = 28, если мы, конечно, хорошо усвоили арифметику начальной школы.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Андрей пробирается по непролазной грязи ближе к окраине посёлка. Некоторые дома в Зелёновке на двух хозяев, а значит, если семьями считать, то пострадавших выходит даже больше, чем считая домами. Но мы упрямо считаем именно избы: 28 + 6 = 34.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Улица заканчивается, а с ней и посёлок. Андрей снял ещё шесть домов подтопленных половодьем. К 34 прибавляем 6 и получаем 40 пострадавших домов из 49 в посёлке. Это почти вдвое больше, чем насчитал аким, и это только в одном посёлке, а не по всей области.


Затопленные дома посёлка Зелёновка

Затопленные дома посёлка Зелёновка / Андрей Максимов

Закончив своё непростое расследование, Андрей Максимов заявил нашим редакторам, что, по его мнению, ему удалось наглядно доказать: бедствие имеет куда более чрезвычайный масштаб, чем считают в областной администрации. На такое, говорит, и не жалко было потратить целый день, занимаясь несвойственной ему работой. Если Архимед Мухамбетов, как надеется Андрей Максимов, и на это не обратит никакого внимания, то те, кому надо обратить, всё равно найдутся.

"Из 40 домов 6 полностью разрушены, – прокомментировал Андрей. – Мой дом тоже всё уже: стены просто упали, я сейчас нахожусь у родителей; но и у них дом сырой, воды по окна, а ноги, чтобы на отсыревший пол не ставить задираем на батареи. Ночуем с родителями у соседей, у них не так сыро", – делится Андрей итогами своей работы.

Однако аким Костанайской области, не ведая, конечно, что редакция ведёт подомовой подсчёт, провёл 21 апреля - именно в тот день вода, действительно, отступила, – пресс-конференцию, на которой снова назвал цифры подтоплений. Архимед Мухамбетов заявил, что по области подтоплено 26 домов, что лишь на 4 больше, чем он озвучивал ранее. А ещё попросил, чтобы пресса не занималась поиском виноватых. Опирается глава региона, как он сам подчеркнул, на данные спецкомиссии по оценке ущерба, которая все эти дни объезжала область и выясняла степень разрушения сельских домов.

"За четыре дня работы комиссии обследовали 10 населённых пунктов и выявили 12 домов, которые подлежат ремонту, и пять домов, которые подлежат сносу. Мы их снесём и построим новые, либо будем выкупать жильё в этом населённом пункте. Мы требуем техпаспорта на строения, разрешение на строительство. Когда упорядочим все документы, будем принимать меры", - заявил для СМИ аким Костанайской области.


Люди вернулись в дома после эвакуации

Люди вернулись в дома после эвакуации / Фото с сайта ng.kz

И на этот раз, да простит нас господин Мухамбетов за назойливость, мы решили перезадать вопрос акимату и переуточнить цифры, особенно в части затопленных домов. И снова пресс-служба акима откликнулась оперативно, но утреннюю цифру Архимеда Мухамбетова - 26, к вечеру исправила, добавив ещё 4 дома, раз редакция Informburo.kz и "некоторые сельчане" так настырно не хотят верить в математику главы региона.

"На данный момент в области подтоплено 30 домов. За весь период паводков вода же ещё где-то прибывала, поэтому количество увеличилось, – прокомментировал пресс-секретарь акима Костанайской области Саят Назиров. – В каких-то населённых пунктах вода пришла и быстро ушла, поэтому могли не сосчитать, данные же меняются каждый день".

Уже на следующий после пресс-конференции акима день, 22 апреля, терпение сельчан лопнуло окончательно. Жители Зелёновки открыто заявили, что власти их запугивают, заставляя молчать об истинных масштабах бедствия. Однако ущерб от наводнения, который люди успели пока прикинуть лишь примерно, уже грозит пустить по миру целые семьи. Терять нам нечего, потери слишком велики, чтобы теперь бояться огласки, так открыто заявили прессе жители Зелёновки.

Сельчане напомнили всем, кому небезразлично, что Зелёновка пережила этой весной сразу две волны наводнения – с 15 по 17 апреля, а потом ещё и с 18 по 19 апреля. Жители посёлка заявили, что затопленными по факту оказались 43 дома, что даже больше, чем вручную считал Андрей Максимов. Пять из этого числа не подлежат восстановлению вовсе, а на капитальный ремонт остальных понадобятся такие средства, о которых сельчане даже думать боятся.

"Я снимал всё это на камеру, выкладывал в интернет, но видео заблокировано. Людей пугают. Нас уже сделали виноватыми. Приходит поселковый аким и настоятельно рекомендует никуда не звонить и не писать. А я никого уже не боюсь, я слишком много потерял", – откровенно признался Андрей Максимов.


Масштаб половодья в Костанайской области
Масштаб половодья в Костанайской области / Фото очевидцев

Дело не в том, что мы своими подсчётами хотели поймать Архимеда Мухамбетова за язык, или уличить в том, что он доложил премьер-министру явно приукрашенные данные. Если в отчёте было 22 дома, а по итогам скорректируют пусть даже до 30, то на каком основании оставшимся семьям будут выплачиваться компенсации за разрушенные дома? А именно этого и опасаются сельчане, отлично понимая, что раз официально масштабного паводка как бы и не было, то и возмещать ущерб как бы и некому.

"Меня что беспокоит? Что власть ищет повод, чтобы не оплачивать всё это, ищут какую-то статью, чтобы не возмещать. Они пытаются сделать так, чтобы меньше было бюджетных затрат. Я думаю, что они поэтому так и отчитались перед Правительством о минимальных потерях", - заявил теперь уже начинающий сельский фотокорреспондент Андрей Максимов.

Тут, как говорится, и добавить нечего. Ёмкая мысль жителя Зелёновки Андрея Максимова может не всё, но очень многое объясняет. По крайней мере есть логика в такой странной арифметике акима области Архимеда Мухамбетова, который явно не хочет, чтобы его действия, а в данном случае бездействие, посчитали управленческой ошибкой.

А ведь именно ошибкой местных исполнительных глав регионов уже успел назвать последствия наводнений премьер-министр Бакытжан Сагинтаев на том самом заседании Правительства. Но, пытаясь не подмочить талыми водами свой личный авторитет, аким региона, кажется, напрочь забыл о тех, для кого работать и поставлен. Или всё вышеизложенное сельчанам Костанайщины и редакции Informburo.kz тоже показалось?

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter