Глава Ассоциации практикующих экологов: Действия местных властей на Малом Талдыколе противоречат подписанным Казахстаном конвенциям

Она подчеркнула, что засыпка озера в стране, которая подписала множество конвенций в области экологии, может привести к негативным последствиям.

Председатель Ассоциации практикующих экологовЛаура Маликова/ Скриншот из видео 

Председатель Ассоциации практикующих экологов Лаура Маликова прокомментировала заявления руководителя Управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений Нур-Султана Нурлана Уранхаева в интервью informburo.kz. Она убеждена: если озеро Малый Талыдколь осушат или "облагородят", то водный объект превратится в мёртвое озеро, а Казахстан может стать изгоем в международном сообществе. 

Дело не в словах

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Дело не в словах, дело в манипуляции", – прокомментировала Лаура Маликова.

Она отметила, что петицию о сохранении Малого Талдыколя подписали 12 тысяч человек. Её направили в администрацию президента РК Касым-Жомарта Токаева. 

Спикер также подчеркнула, что некоторые жители Нур-Султана покупали квартиру в районе Малого Талдыколя, поверив обещаниям застройщиков. Их убеждали в том, что построят рядом водный парк. Они тоже борются за сохранение этого озера. 

Создание парка было прописано ещё в Комплексном плане оздоровления окружающей среды столицы на 2018-2020 годы. В документе есть пункт об устройстве природного парка на Талдыкольской системе озёр (Большой и Малый Талдыколь). 

"А теперь с приходом акима Кульгинова этот план применяют только к Большому Талдыколю, а Малый называют болотом, мол, там неприятный запах. На самом деле это всё ложь", – сказала Лаура Маликова.

Почему в реестре водных объектов озера Малый Талдыколь нет

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Это упущение со стороны Министерства экологии", – заявила Лаура Маликова. 

Она объяснила, что в 2014 упразднили Министерство экологии. Его вернули только в 2019 году. Эта реформа, по мнению Маликовой, стала одной из причин этого упущения. 

"Акиматы же всегда были, их не упраздняли. На них отдельные миллиардные бюджеты выделяли. Они не сидели сложа рук, занимались такими вопросами. С приходом Кульгинова, как мы видим, в декабре прошлого года создали земельную комиссию, и вообще категорию земли из водного фонда поменяли в земли населенного пункта", – объяснила глава Ассоциации.

Теперь в нормах Земельного кодекса озера Малый Талдыколь не существует. По мнению Лауры Маликовой, важно обеспечить верховенство права в стране. В данной ситуации по иерархии Водный кодекс выше, чем постановление акима. Ведомству следует установить водоохранную зону для Малого Талдыколя, а после контролировать соблюдение норм. 

Компании, которые сейчас ведут работы, должны получить заключение государственной экологической экспертизы, но при запросе они не смогли его предоставить. После стало известно, что и общественные слушания по ним не проводились. 

"И, как вы понимаете, ни одно общественное слушание сейчас не пройдёт, потому что жители столицы за сохранение озера. Где это видано, чтобы страна, которая подписала 27 конвенций в области экологии, засыпала озеро? И чтобы это происходило в столице Казахстана, не где-нибудь в регионах, где в 2017 году проводили ЭКСПО. Вообще абсурдная ситуация", – говорит Лаура Маликова.

Она также видит необходимость заложить в KPI акимов экологический аспект: если они допускают противоправные действия – значит, нужно снимать акима. В Академии госслужбы также нужно проводить экологическое обучение акимов.

"А у нас смотрят только на квадраты жилья, а не на то, где, как, чем построили. Тот факт, что они лишили птиц мест обитания, не учитывается. То, что это против наших международных обязательств, тоже не учитывается, хотя они имеют приоритет перед нашими законами, поэтому за эти действия, возможно, нашему президенту и премьер-министру придётся извиняться перед международным сообществом", – сказала она.

Казахстан подписал конвенции о защите животных, о защите мигрирующих животных, о защите водно-больных угодий. Например, Рамсарская конвенция подразумевает защиту мест обитания водоплавающих птиц (лебеди, фламинго, утки и другие виды). Согласно конвенции, озёра с глубиной не более шести метров считаются водно-болотными угодьями.

"Из слова "водно-болотные" акимат выбирает только слово "болото" и активно распространяет в СМИ ложную информацию. На самом деле болота – увлажнённый участок земли, а озёра, согласно 5 статьи водного кодекса Казахстана, – это водные объекты, которые имеют границу, свой объём воды. Таким образом, по законодательству Малый Талдыколь – озеро, никакое это не болото", – подчеркнула Лаура Маликова.

К тому же, маловодные озёра – ценнейшая кормовая база для водоплавающих птиц. 


Читайте также:


 

Почему все-таки есть риск подтопления, если на озёрах построят ЖК?

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Как утверждают учёные сообщества, озёра группы Талдыколь имеют подземную подпитку. Если она есть, значит, эти озёра никуда не денутся: вода, продавленная в одной части, может появиться под другими близлежащими зданиями. Стоит вопрос подтопления зданий", – объяснила Лаура Маликова.

Также она отметила, что Дубай, приведённый как пример Нурланом Уранхаевым, – не релевантный, так как дома там построены небольшие. Различие в массе. 

Она заметила, что в результате таких решений мы ставим под вопрос безопасность людей. 

"Тем более они говорят, что будут строить жильё для социально уязвимых слоёв. Чем они так нагрешили, что их хотят на воде поселить? А что будет после этого – их не волнует. Интерес застройщиков – построить, получить свои миллиарды, а после них хоть потоп, в прямом смысле этого слова", – возмутилась глава Ассоциации.

Независимые архитекторы, по словам Лауры Маликовой, говорят, что случаи, когда строят в одном месте, а потом вода появляется в другом, встречались. Например, район старого железнодорожного вокзала – ранее там также был болото. 

Почему Малый Талыдколь всё-таки существует

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Уранхаев говорит о том, что озера не существует, но это условное деление. На самом деле это всё Талдыколь. В научных кругах это называется "система озёр", куда входит Большой Талдыколь (туда сливались ливневые стоки) и Малый Талдыколь", – прокомментировала Лаура Маликова. 

Председатель ассоциации также обратилась к словам руководителя управления охраны окружающей среды и природопользования Нур-Султана Алии Кожабаевой. На брифинге с Нурланом Уранхаевым та рассказала, что поступают жалобы от жителей тех районов на комаров и неприятный запах. Лаура Маликова сообщила, что в середине прошлого года в ассоциацию обратились жители жилых комплексов, расположенных вокруг этого озера. Они рассказали, что к ним приходят люди с документами на руках с просьбой подписать. В тексте документа говорится о наличии комаров и неприятного запаха в районе. По словам обратившихся, информация о наличии неприятного запаха не соответствует действительности. 

"Взамен обещали обустроить там детскую площадку. Государственный орган в этой ситуации занимается вредительством", – сказала Лаура Маликова. 

Она убеждена, что это манипуляция. И за такие действия необходимо увольнять сотрудников, в том числе Нурлана Уранхаева и Кожабаеву. 

Лаура Маликова добавила, что в обращениях людей было обоснование о том, что приходят к ним люди из акимата, желающие легализовать своё решение через жителей тех районов. 

Озеро Малый Талдыколь загрязнено? И почему оно высыхает, мелеет?

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Участки озера поделили на три части. На участке 5, который находится напротив "Зелёного квартала", обмеление. Это искусственно созданная акиматом проблема. Они построили улицу Е-22, дальше улицу Улы Дала, таким образом, нарушили поверхностное сообщение", – объяснила Лаура Маликова.

Также свою роль в обмелении озёр играет незаконная откачка воды. По словам эколога, вокруг находятся насосы. Кроме того, местные жители не раз видели и ловили водителей водовозов, которые откачивали воду из озера. 

Однако кроме обмеления есть и другая проблема. На участке чуть дальше улиц Улы Дала и Е-22 водоём переполняется. 

"Люди этого не видят, потому что там нет магазинов, там никто не ходит, как вдоль улицы Сыганак. И все видят только этот участок, где происходит обмеление", – добавила председатель правления ассоциации. 

Объём воды можно восстановить снегозадержанием. Когда снег растает, озеро 5 пополнится, а после следует восставить поверхностное сообщение, полагает она.

Судьба участка 3 уже решена. Озеро засыпали, вопреки обещаниям акимата, подчеркнула Лаура Маликова. Она опасается, что вода из засыпанного озера, появится под зданиями вокруг. 

Что касается загрязнённости, то на участке 5 сливают грунтовые воды из строительного объекта, находящегося рядом. В этих водах высокое содержание солей, и за счёт этого озеро загрязняется. 

"Сами загрязняют, а потом сами же говорят о том, что озеро опасно", – отметила она.

Лаура Маликова видит необходимость изменения требований к сбросам воды. 

Также она заметила, что качество воды – не аргумент для осушения. "Казгидромет" ведёт регулярный мониторинг проб воды. По его результатам выявляют реки и с пятым классом загрязнения (самый высокий).

"В качестве аргумента ни в правовом поле, ни в логическом нельзя использовать аргумент качества воды. Если по результатам качества воды нужно засыпать водный объект, то большинство наших рек подлежат осушению. Это абсурдные заявления со стороны акимата", – уверена Лаура Маликова.


Читайте также:


Почему Нурлан Уранахаев не прав, когда говорит о том, что Большой Талдыколь высыхает

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

Лаура Маликова объяснила, что до того, как в Большой Талдыколь начали сливать сточные воды, водный объект был иным. С началом слива водных стоков границы озера стали шире. Она подчеркнула, что говорить о том, что Большой Талдыколь высыхает, неправильно. Озеро восстанавливает свои естественные границы.

А запах от озера начал исходить из-за того, что жители частного сектора начали врезать трубы бытовых стоков к ливневым. В результате жители начали писать жалобы, в 2017 году проблему с неприятным запахом решили. 

"Проблем с Большим Талдыколем нет. Это попытка перевести внимание с в другую сторону", – заявила председатель правления ассоциации.

Как строят туристический комплекс на участках 6 и 7 в обход законов

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"На портале "Открытые НПА" выносили на общественное обсуждение проект постановления. По нему предлагают сделать этот туристический объект объектом особого значения. У нас в законе об архитектурной деятельности объекты особого назначения касаются национальной безопасности, обороны. Ну как туристический объект может относиться к объекту национальной безопасности?", – возмутилась Лаура Маликова. 

Под проектом 86 много негативных комментариев. Люди выступают против строительства и утверждают, что постановление противоречит нормам закона  "Об архитектурной градостроительной и строительной деятельности в Республике Казахстан". 

"Объект строительства "Многофункциональный туристский район, расположенный по адресу: город Нур-Султан, район Есиль, район пересечения улиц Ұлы Дала и Ч. Айтматова" отнести к объектам, требующим особого регулирования и (или) градостроительной регламентации", – говорится в документе. 

Лаура Маликов сообщила, что присуждение объекту особого статуса позволит обходить при строительстве некоторые законы. Она убеждена, что нет оснований считать его особым. 

Комментарий Лауры Маликовой о проекте облагораживания Малого Талдыколя

Так будет выглядеть Малый Талдыколь после того, как его обсутроят

"Они хотят камыши срубить и построить там ЖК. А камыши – необходимый элемент водно-болотных угодий, потому что в камышах птицы размножаются, яйца откладывают. Если их срубят, это будет мёртвое озеро", – уверена Лаура Маликова.

Слева – как должно выглядеть озеро по плану, а справа – как оно выглядит сейчас на Google maps

"Это наши с вами налоги, а мы, как налогоплательщики, против этого, потому что мы хотим, чтобы наши налоги работали правильно, не для уничтожения природы", – сказала Лаура Маликова.

Чем обернётся для Казахстана осушение озера

Отрывок из интервью с Нурланом Уранхаевым

"Казахстан – это не изолированная страна, как Северная Корея. Если всё это сделают, Казахстан окажется под санкциями международного сообщества. Мы очень тесно интегрированы и тесно связаны обязательствами, которые, как большинство развитых и развивающихся стран, приняли на себя. Мы не имеем права уничтожать озеро. Казахстан может стать изгоем в международном сообществе", – заключила Лаура Маликова. 

 

Новости партнёров