"Ознакомившись с протоколами судебных заседаний по "делу Голышкина" (по которому на стадии апелляции мною принято поручение в защиту интересов Бахралинова А.) со всей ответственностью заявляю, мне известна причина, по которой мне и моим коллегам отказано в выдаче копии электронного протокола аудио-видеофиксации (АВФ). Электронный протокол по данному делу является доказательством фальсификации доказательств", - считает адвокат.

Хамида Айткалиева отмечает, что бумажный протокол будет отличаться от электронного. 

"Если на АВФ свидетель говорит: "Я навела справки, и считаю, что (условно) Моргунов и Вицин - это одна команда"... Мы видим её изображение, слышим её ответ, в зале сидит огромная куча людей, добрая половина юристы (!)... В бумажной версии того же протокола ГСР показания этого же свидетеля отражены следующим образом: "Я навела справки, Моргунов, Вицин и... Никулин (мой подзащитный) - это одна команда (!)". Вот и доказательство виновности. Неважно, что свидетель Никулина не называла, суд сам вписал его имя в протокол. Так приговор будет надёжнее", - объясняет Хамида Айткалиева.

Адвокат заявляет, что все замечания уже направили в суд.

"Вижу, что наше молчание наносит непоправимый вред правосудию. Если адвокат ссылается на УПК, а суд - на своё убеждение, оторванное от фактических данных, установленных в суде, то у адвоката нет иного выхода, кроме как обратиться к общественности, вынести свою апелляционную жалобу на суд общества. PS: Прошу заметить, я привела в качестве примера только два незначительных примера "нестыковок" записи АВФ с бумажным протоколом. Всего замечаний подано на 27 стр", - написала Хамида Айткалива.

В следующей своей публикации адвокат вновь рассказывает о процессе выдачи протоколов в павлодарском суде.

"СМУС Павлодарской области не выдал протокол АВФ (аудио-видеофиксации), ни через полчаса, ни через месяц, ни через два. И никакие тебе статьи УПК не могли убедить суд. Господин Байгоншеков (судья по "делу Бозумбаева". - Авт.) был неумолим. Я стояла перед его столом и, как школьница, зачитывала ему статью за статьёй, пытаясь убедить его в том, что он обязан выдать мне на диске электронный протокол. Но судья ответил мне - я так решил. Надо бы внести изменения в УПК: после каждой обязанности суда - поправку "но если судья решит, то всё, что написано выше, он вправе не исполнять", - считает адвокат.

Напомним, 30 октября суд назначил наказание журналисту Ярославу Голышкину 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима, экс-депутату павлодарского Маслихата Аскару Бахралинову - 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества, предпринимателя Сулейменова, пойманного с поличным при передаче денег, освободили из зала суда, ему назначили наказание - 7 лет ограничения свободы. Экс-полицейский Фархат Алясов получил 3,5 года лишения свободы с конфискацией имущества и лишения звания майора полиции.

Всех подсудимых подозревали в вымогательстве 500 тысяч долларов у Каната Бозумбаева. По словам коллег, Ярослав Голышкин занимался журналистским расследованием дела об изнасиловании в резиденции главы региона. Редактору газеты "Версия" удалось записать на видео интервью с потерпевшей. Этой записью, по данным следствия, и шантажировали акима. Девушка, якобы, обвиняла в случившемся сына акима и его друга. Прокуратура области факт изнасилования подтвердила, однако отметила, что сын Каната Бозумбаева проходил по делу свидетелем. Дело закрыли за примирением сторон. Позже в надзорном органе заявили, что инцидент произошёл не в резиденции, а возле неё, правда, место назвать отказались. На предварительном слушании адвокат Анатолий Утбанов, опираясь на материалы дела, сказал, что изнасилование было всё же на территории гособъекта.

Вместе с Ярославом Голышкиным по делу проходил и экс-депутат павлодарского Маслихата Аскар Бахралинов. Голышкин ещё на следствии заявлял, что его заставляют оговорить Бахралинова. Предприниматель Нуржан Сулейменов, которого и поймали с поличным при передаче денег, вину свою признал и даже просил у акима прощение.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter