Режиссёр, актёр, кинопродюсер, исполнитель роли келинки Сабины Нуртас Адамбай согласился встретиться с журналистом "Открытой Азии онлайн" и поговорить совсем не о кино, а о жизни – причём не своей личной, а о жизни рядовых казахстанцев.

– Я хотела прежде всего вас поблагодарить. Так поняла, что у вас сейчас идёт утверждение актёров для очередного фильма…

– Да, у нас работа полным ходом идёт.

– Так что спасибо, что нашли время. Вы вообще за новостями следите, за тем, что в стране происходит?

– Стараюсь следить. Благодаря "Фейсбуку" стало легко это делать. Мне интересно всё, что происходит у нас в Казахстане.

– На введение такой нормы как обязательная регистрация как-то отреагировали? Какие чувства это вызвало?

– То, что народ отреагировал негативно, я думаю, было вполне ожидаемо. Я был удивлён, что наши власти не учли, что будет такая реакция. Ко всему, что по факту потом заявлялось, – что нужно в ЦОНах наладить работу, нужно ввести онлайн-регистрацию – я считаю, всё-таки следовало подготовиться. Тогда бы не было и такой критики.

– Вы не забеспокоились, регистрироваться не побежали? Или у вас всё нормально с этим? – Во-первых, у меня с этим всё нормально. По крайней мере, ко мне ещё никто не приходил. Но даже если бы пришли, мне кажется, есть более важные дела, которыми следовало бы заняться.


Нуртас Адамбай в роли келинки Сабины

Нуртас Адамбай в роли келинки Сабины / Фото facebook.com/Нуртас Адамбай

– На самом деле, это вводные вопросы, а хотели бы мы с вами поговорить об очень, на наш взгляд, серьёзной вещи. Я надеюсь, что вы тоже так считаете, раз согласились встретиться. Наверное, вы по фейсбук-реакциям заметили, что практически всё, что вводится государственными органами – новые законы, правила – сразу вызывает бурную реакцию. Даже взять историю с каникулами дополнительными, которые в Алматы были сделаны из-за Универсиады. Можно ли говорить о том, что реакция такая не потому, что законы плохие, не потому, что госорганы что-то неправильно делают – может, они как раз всё правильно делают – а потому, что нам не объясняют, в чём суть, с нами никто не разговаривает?

– Дело в том, что даже если с нами и пытаются разговаривать, то выбирают не самые правильные варианты общения. Тот же самый пример с обязательной регистрацией. Да, было очень много объяснений, но кто бы из чиновников что ни говорил, всё воспринималось негативно... Но вот по прошествии времени аким Шымкента выступил и очень по-человечески, просто, доходчиво объяснил. Я разместил этот пост в "Фейсбуке" – я всегда наблюдаю за реакцией, все комментарии всегда лично прочитываю – и понял, что здесь критики как таковой даже не было. Даже пользователи ФБ, которые привыкли всё подряд критиковать, согласились с тем, что наконец хоть кто-то нормально всё объяснил. Зависит от того, как ты это преподносишь народу. В любом случае, надо же заранее предугадывать, какой будет реакция. А не так: вот мы решили, а вас не спрашивали. Народу, конечно, такое не нравится. Я думаю, что таким людям, как аким Шымкента, и стоит поручать проведение важных мероприятий – чтобы они доносили информацию. Те, у кого получается.

– Вы как режиссёр владеете разными выразительными средствами – это же не только слова. Я правильно понимаю, что форма выражения мыслей чиновников вам не нравится? Может быть, язык не тот, канцелярский какой-то, а может, не получается разговора, как у человека с человеком?..

– Не сказал бы, что мне не нравится. Я просто понимаю, что это можно было бы делать по-другому. К сожалению или не к сожалению, но у нас сложилось так, что наше население воспринимает решения правительства с опаской. Они думают: "Здесь какой-то подвох, это сделано, чтобы и без того непростую в нынешнее время жизнь казахстанцев усложнить". Я считаю, что нужно находить подход, что ли… Это как в общении между двумя людьми. Одну и ту же вещь можно сказать по-разному, одну и ту же информацию донести по-разному.

Сегодня, в век развития технологий, когда появился интернет, все эти соцсети, нужно учитывать, что и народ стал гораздо умнее, народ стал гораздо информированнее. Если раньше мы ели всё, что печатают в газетах и показывают в телевизоре, воспринимали за чистую монету, сейчас – нет.

Ты посмотрел "Хабар", после этого залез в "Фейсбук", посмотрел новостные порталы и понимаешь, где правда. С этим тоже нужно считаться. Основываясь на этом, подход нужно менять, и в подаче новостей тоже.

А у нас как получается? Например, выступление какого-то депутата. Они думают: "Вот мы сказали, у нас есть власть, мы представляем законодательную власть, и народ должен это съесть". Нет. Прошло это время уже.

Конечно, народу не нравятся фразы "кто как работает, тот так и содержится", "прищемите языки" и так далее. Я думаю, народным избранникам стоит всегда помнить, что народ их избирал, и они пошли туда служить народу… Или вот эта знаменитая фраза: "С таким же успехом…"

– "…он мог умереть и дома…"

– Да. Я не говорю, что они плохое имели в виду или хотели сказать о народе что-то плохое. Но они должны учитывать, что сразу всё расходится. Люди сегодня имеют возможность моментально реагировать и высказывать своё мнение по тому или иному поводу. Нужен нормальный диалог. Нормальный диалог между властью и населением. Надо понимать, что и в интересах правительства, и в интересах того же населения – благосостояние нашей страны: чтобы у нас в Казахстане всё было хорошо. И раз уж наши цели совпадают, нам нужно стремиться к этому, прикладывая общие усилия.

А вот эта конфронтация – эти сказали, эти покритиковали – не то чтобы неправильно, но можно исправить и сделать гораздо лучше. Я уверен, что власть сама в первую очередь заинтересована в том, чтобы народ всегда был доволен тем или иным решением. Какой-то консенсус надо найти…

– Как в семье. Психологи говорят, что главное в семье – разговаривать. Не молчать неделями. Ненормально же, если муж придёт и скажет: "Всё, завтра мы переезжаем в другую квартиру" или "Теперь будем жить на съёмной", – не объясняя причин. Это вызовет реакцию. Так и тут. Нужно объяснить причины, по которым ты принимаешь этот закон. Не потом уже, наверное, когда шум…

– Я с вами согласен. Там сидят тоже люди. Я со многими людьми в нашей стране, которые занимают какие-то посты, лично знаком, многих видел. Я понимаю, что это нормальные, адекватные люди, которые выполняют свою работу. Плохо или хорошо – это уже другой вопрос.

Но создался у населения – это моё субъективное мнение, но мне так видится ситуация – образ чиновника, который не так сильно печётся о простом человеке. Поэтому критика и идёт. И даже когда хорошие, правильные решения принимаются, народ с опаской к ним относится. Власти должны быть более открытыми.

Такой вопрос, как с обязательной регистрацией, можно же было обсудить с народом. Я не говорю, что референдум надо было проводить, но нормально донести, нормально объяснить: "Через такое-то время собираемся принять такой-то закон". Какие-то соцопросы провести… Люди тогда бы и сказали: "А как мы в течение 10 дней успеем? Мы не успеем". Те же самые ЦОНы, наверное, отреагировали бы: "Мы не сможем принять такое количество людей". А такое ощущение, будто вчера придумали, а сегодня захотели сделать. Ну как это? Такие же решения принимаются в государственном масштабе.

В принципе, за это и критиковал премьер-министр – что работа частично была провалена. Я полностью с ним согласен. Но кто должен был контролировать?

– Так же и с земельными митингами, которые были в прошлом году. Они же произошли только потому, что народ не понял вообще, о чём идёт речь – разъяснительной работы не было. Поэтому и вышел на улицы…

– Нужно учитывать и то, что народ не имеет единого мнения. Народ – это много-много людей, толпа, масса, которая, если не поняла, начнёт что-то выкрикивать, выражать своё недовольство. Я сам по "Фейсбуку" знаю: напишешь какой-нибудь нормальный пост, обычный, и обязательно среди комментирующих найдутся те, кто поддержит – адекватные люди, и всегда будут "неадекваты", которым всё равно, что критиковать, им лишь бы выделиться, отличиться. Человек, может быть, обижен на жизнь и всё подряд критикует. С этим же тоже нужно работать – предугадывать, как отреагируют.

– Наши чиновники часто говорят, что перенимают опыт Сингапура. Потому что это успешный такой "проект"…

– Как-то долго мы его перенимаем. Как-то не получается (смеётся).

– Так вот, мы в редакции обсуждали предстоящее интервью с вами, и наш главред рассказывал, что читал книгу – мемуары одного из политических деятелей Сингапура. И тот сам признавался, что иногда они принимали совершенно дурацкие законы или правила, но выкручивались тем, что объяснялись с народом. Например, они запретили жвачки. У нас сказать, что запрещаем жвачки, – вообще вой начнётся. А он говорит: мы собрали людей, выходили с пресс-конференцией, объясняли, почему: "Наши работники устали жвачки отдирать отовсюду, на это уходит куча времени, в итоге приходится больше платить из бюджета работникам коммунальной сферы". Потом был у них случай – залепили жвачками где-то в метро датчики, чуть авария не случилась. То есть когда людям объяснили, в чём причина, они сказали: "Окей, без проблем, без жвачек проживём".

– Я с этим полностью согласен – надо нормально объяснять, надо с людьми разговаривать. И думаю, таким образом можно будет обойти какие-то острые углы.

– А как вы понимаете такой термин как "гражданское общество"?

– Это общество – не знаю, правильно понимаю или нет, – где живут граждане. Кого я могу назвать гражданами? Не тех людей, которые просто не сорят на улице, не бросают окурки, не плюют. А тех людей, которые, видя, как это происходит, могут сделать замечание. Потому что понимают: если ты сам этого не делаешь, это не говорит о том, что ты нормальный гражданин; ты должен и своему другу помочь стать нормальным гражданином этой страны. А многие у нас занимают нейтральную позицию…

Как мне говорят: "Зачем ты в "Фейсбуке" пишешь какую-то критику, чего тебе не хватает? У тебя же всё есть – работа и так далее…"

– "Успешный режиссёр"?

– Да-да. А я отвечаю: "Если мы все так будем думать, куда придёт наша страна?". В любом случае я не могу быть просто зрителем и просто наблюдать, если вижу, как мы неправильно что-то делаем. Настоящий гражданин должен с самых мелочей стремиться сделать страну, в которой он живёт, в которой родился, лучше. Тем более что в нашей стране много чего нужно изменить к лучшему. Мы же не живём в том же Сингапуре, где гораздо меньше проблем, улицы намного чище, чем у нас в некоторых городах.

Как-то так я это понимаю…

– Почему я у вас спросила про гражданское общество? У нас же есть министерство целое, которое так и называется: "По делам религий и гражданского общества".

– А, да? У нас просто так часто появляются министерства, что и не уследишь.

– То-то и оно. Если дела религии ещё как-то ведутся – проводятся круглые столы, делаются заявления, проверки, то по всему, что касается гражданского общества, на мой взгляд, работа не ведётся. Может быть, это министерство и должно было заняться разъяснением… Или работать с обществом – в "Фейсбуке" хотя бы есть блогеры. Можно было их привлечь не для того, чтобы они писали об ЭКСПО, а предоставить им информацию о том, как будет временная регистрация проходить, чтобы они распространили… Те же самые НПО – это же тоже гражданское общество. Можно было их привлечь к обсуждению каких-то проблем. Но почему-то ведомство на одну ногу хромает...

– Наверное, это и от кадров зависит. А я, честно говоря, и забыл, что у нас такое министерство существует. Вы сказали, я вспомнил, что где-то когда-то читал. У нас, видите, даже если какие-то мероприятия проводятся, то больше для галочки, что ли...

Я участвовал в мероприятиях по обсуждению развития кинематографа. Приходишь туда, а там просто слова, слова, слова... А особых проблем они или не хотят видеть, или видят, но как-то... со своей стороны.

Я один раз сходил и зарёкся. Лучше в это время какую-нибудь сцену очередную к своему фильму напишу, чем приходить и слушать одно и то же. У нас, к сожалению, люди любят много говорить и мало при этом делают.

Поэтому я никогда никуда не лез – ни в какие ассоциации тех-то или союзы тех-то. Какие-то люди мне пишут: "Вступай в наше сообщество!". А у меня такая позиция: я сам по себе, я гражданин этой страны, я пишу о том, что вижу, как я это вижу, свои мысли, никому особо их не навязываю. Если согласны, то я очень рад. Не согласны – мне очень жаль, но рано или поздно вы со мной согласитесь, потому что если я пишу, то считаю, что это правда. Бывает, конечно: что-то написал, а потом выходит опровержение, и ты понимаешь, что какое-то СМИ просто дезинформировало, не так подало. Я такие посты удаляю, понимая, что не прав. Или могу написать: "По такому-то вопросу я поменял мнение, потому что так-то и так-то".

(Так, Нуртас удалил пост про факел. Его пригласили участвовать в эстафете огня Универсиады. Он согласился. Но когда приехал в акимат Алматы на репетицию, оказалось, что её перенесли на другое время – режиссёр зря прождал там около часа. А затем написал ту самую публикацию: "Я всё, конечно, понимаю, но неужели нельзя было написать СМС и предупредить? Для чего я отменил все свои планы? Чтобы тупо сидеть и смотреть на акимат? Знаете что, уважаемые организаторы? Сами несите свой факел". Но в итоге Нуртас Адамбай будет факелоносцем. В интервью он объяснил, почему он так решил, и из-за чего произошло недоразумение. – Авт.).

– Раз у нас как-то всё вокруг "Фейсбука" сегодня… Сейчас, когда у нас проблемы с теми же нефтяниками, многие люди пишут: "Надо уезжать, ещё год – и я уеду из страны". Когда вы такое видите, вам обидно не становится?

– Нет. Я к этому вопросу отношусь так: каждый человек свободен. Свобода заключается в том, что ты можешь делать то, что хочешь. Люди планируют покинуть страну или покидают – это их право. Их осуждать никто не имеет права. Это их жизнь, они сами выбирают, как её прожить.

– Я говорю не про осуждение. Мне лично жалко и обидно, что не самые плохие люди – это же всё равно класс, который образован, платит налоги, что-то осмысливает, не просто "работа-дом-телевизор" – всё бросают и уезжают. Хотя могли бы тут что-то полезное сделать…

– Это очень большая проблема для нашего государства, и этим оно должно заниматься, уделять этому больше внимания, понять, в чём причина. Но я думаю, что всё просто: если уезжают какие-то умы отсюда, значит, они не были здесь востребованными.

Так и есть. Даже в нашей сфере, в кинематографе, нам трудно, нас не поддерживают в должной мере. Кино – это даже не спорт. Я не говорю, что кино выше спорта. Но, не умаляя достижений наших великих спортсменов, которые делают большую работу, просто хотелось бы сказать, что по кинематографу судят вообще об интеллектуальном развитии нации. Если нация умная, то снимает умное кино. Если нация не в первых рядах, то у них и кино не самое лучшее. Когда мы говорили, что нам надо помочь, я видел, что, в принципе, кроме обычных зрителей, которым я благодарен, благодаря которым я вообще до сих пор живу в нашей стране и работаю здесь, остальным всё равно.

– У вас была мысль уехать?

– Конечно, и эта мысль осталась. Я окончательного решения не принял. Я уже давал такое интервью: говорил, что если мы не нужны нашей стране, мы уедем отсюда, не собираемся здесь ходить, клянчить, выпрашивать. Мы знаем, чего мы стоим, что умеем. Честно говоря, мы в этом году планировали уже поработать в другой стране. Но пока держимся. Снимаем кино на личные финансы. Стараемся делать его лучше…

Вот сейчас даже готовимся, мне приносят смету, и я понимаю, что у нас в полтора раза больше расходов, чем мы планировали. Конечно, я могу сказать: нет, придерживаемся бюджета, экономим на технике, экономим на актёрах. Но я понимаю, что и кино получится не таким, каким могло быть, каким должно быть. И приходится, скрепя сердце, затянуть пояса, другие нужды на потом оставить, но кино делать до конца нормальным. И мы делаем кино не для себя, не для своих бабушек, дедушек. Мы же делаем кино для всей страны. Те же самые люди, которые в нашей стране принимают важные решения, сами смотрят это кино, их дети смотрят, любят и келинку Сабину, и другие. Всё равно нужна поддержка.

Но в этом году мы уже ведём переговоры с Министерством культуры. Наконец они сказали: надо вас поддержать, дать вам госзаказ. Мы сейчас подготовили проект, презентовали его, он вроде как понравился. Но, честно говоря, мы ещё думаем, будем ли мы этот проект делать, потому что у нас другие задумки есть. Мы решаем.

– Ещё хочется побарахтаться?

– Блин. Это такое, очень… внутреннее. Я понимаю, что российский рынок прямо манит, он большой, много кинотеатров, много людей. Это одно. Второе – поработать на совершенно другой площадке, с их специалистами – это и для собственного развития хорошо, не только ради денег. Но, с другой стороны, я же гражданин этой страны, я же здесь родился… Всё равно больше удовольствия получаешь, когда снимаешь кино про самих себя. Хочется, чтобы в нашем Казахстане кино из года в год становилось лучше. Поэтому мы сейчас ищем золотую середину, чтобы и про дом родной не забывать, но при этом развиваться. Мы придумали один такой проект. Если получится, то это будет хорошим прецедентом.

– Будем ждать новое кино.

– Как-то 17-й год так начался… Появилась вера. На нас, в частности на нашу студию, обратили внимание, сказали: пусть снимают на государственные деньги хорошие проекты. Там на самом деле проект такой, что можно пропиарить страну классно...

оказывается, нельзя никогда отчаиваться, рубить с плеча. Всегда нужно либо найти приемлемый выход, либо дождаться более благоприятного времени, и обязательно всё получится. Нужно позитивнее на всё смотреть. Не бывает так, что всегда всё плохо. Бывает просвет, потом всё светлее, а потом, может, вообще всё замечательно будет.


"Больше удовольствия получаешь, когда снимаешь кино про самих себя"

"Больше удовольствия получаешь, когда снимаешь кино про самих себя" / Фото facebook.com/Нуртас Адамбай

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter