Большой снегопад 13 января 2017 года в Алматы снова поставил вопрос об участии горожан в разборе сугробов. Алматинцы готовы помогать городу с уборкой снега. Для этого есть и техника, и желание. Однако вопрос разделения рисков и расходов с акиматом и КСК повисает в воздухе.

Своими силами против стихии

Жительнице Алматы Татьяне Николаевой большой снег не в диковинку. В её родном Екатеринбурге сугробы наметает такие, что только держись. И там в России, и тут в Казахстане она наблюдает одну и ту же картину. Службы благоустройства после большого снега очищают в основном транспортные магистрали. Но дворы, закоулки, парковки, проходы, подъезды отданы на милость дворников: тут всё по старинке и вручную. Татьяна в силу специфики своей работы (она журналист) знакома с тем, как отдельные моторизованные европейцы и американцы своими силами справляются с разверзшимися хлябями небесными.


Алматинка Татьяна Николаева готова бесплатно чистить свою округу на своём внедорожнике

Алматинка Татьяна Николаева готова бесплатно чистить свою округу на своём внедорожнике / Фото из архива Т. Николаевой

Владелица Mitsubishi Pajero, она предполагает, что со снегоотвалом её внедорожник вполне справится, и готова в свободное время почистить свой двор бесплатно – на общественных началах. Мощность двигателя позволяет Татьяне закрепить нехитрое устройство на своём джипе: у неё 2700 "кубиков". Возникающий при этом вопрос износа двигателя, которым так пугают на СТО, жительница Алматы не изучала, но предполагает, что вряд ли нагрузка будет критичной – брать на себя работу КСК и чистить дворы на постоянной основе Татьяна не собирается. Она готова помогать лишь в случае сильных снегопадов в рамках возможностей автомобиля.

Только в Алматы автопарк с объёмом от 3000 куб. см насчитывает более 60 тыс. единиц. Татьяна стала уже не первым моим собеседником, готовым сесть за руль и потрудиться на благо своего города. Об этом уже рассказывал мне мой хороший друг, владелец Mercedes Geländewagen: его невыносимо достало ежедневное ледовое побоище в собственном дворе.

Нынешней зимой в районе села Отеген батыр (бывший Энергетический) алматинцы тоже заметили частный автомобиль со снегоотвалом. Его выложил в социальных сетях житель Алматы Канат Тасибеков.


Скромный внедорожник активно тестирует собственный снегоотвал у посёлка Отеген Батыр под Алматы

Скромный внедорожник активно тестирует собственный снегоотвал у села Отеген батыр под Алматы / Фото Каната Тасибекова

Татьяна Николаева готова внести свой вклад в дело очистки улиц на очень непритязательных условиях. Для неё нерешённым остаётся лишь вопрос приобретения самого навеса. Если снегоотвал приобретёт КСК и он же возьмёт на себя его хранение, то Татьяна проблему с очисткой двора своей многоэтажки разрешит прямо сейчас. Согласитесь, глупо загромождать свой балкон или гараж немыслимых размеров корягой, которая понадобится от силы три-пять раз в году!

Ищи, кому это выгодно

Выгодно ли жителям КСК вовремя расчищать свои дворы от свежевыпавшего снега и не ждать превращения двора в ледовое побоище? Очевидно, да. Но вручную делать этого нереально. Дворники предсказуемо не справляются, со временем свежий снег притаптывается, прикатывается, припрессовывается, подтаивает и превращается просто в жуткие надолбы. Примерно такие.


По таким прикатанным колеям пешеходы Алматы робко семенят гуськом, в четвёртой балетной позиции, пугливо шарахаясь в сторону, чтобы уступить дорогу авто

По таким прикатанным колеям пешеходы Алматы робко семенят гуськом, в четвёртой балетной позиции, пугливо шарахаясь в сторону, чтобы уступить дорогу авто / Фото Руслана Минулина

Выгодна ли такая покупка самим председателям КСК?

С одной стороны, стоимость снегоотвала в Алматы, например, для квадроцикла (80 тыс. тенге) – чуть больше штрафа для КСК за неубранную территорию. Он составляет 30 МРП "за несвоевременную очистку от снега и наледи" – с 1 января это 68 тыс. тенге с хвостиком. Вроде бы ответ лежит на поверхности: потратился на навес, договорился с жителем – и проблему снял.

С другой стороны, далеко не все главы КСК рвутся из кожи вон, чтобы максимально бережно использовать полученные от своих жильцов деньги по статье "расходы на содержание жилья". В реальности на содержание домов многие председатели КСК тратят не более 20% собранных сумм. Остальное тратят на себя, любимых. Им проще из чужого кармана отдать эти 68 тыс тенге штрафа и плюнуть на переломанные кости бабушек-дедушек: ругать старики будут всё равно акимат, а за коммуналку рассчитаются сполна и вовремя. Уж так наших родителей воспитали: гробовые свои вытащат из-под матраса, но с долгами сполна рассчитаются.

Вдобавок, и акимат Алматы тоже предпочитает кнут прянику. Для того чтобы "упорядочить работу КСК", исполнительный орган вкупе с мажилисменами инициировал 29 поправок в жилищное законодательство. В городе только за последний мощный снегопад собрали на осадках почти 7 млн тенге штрафов в бюджет. Пока в южной столице раздавали кнут направо и налево, в Западно-Казахстанской области и в Усть-Каменогорске раздавали, например, лопаты для уборки снега. Штрафы участковые вынуждены были разносить своим главным информаторам – администрациям КСК, владельцам маленьких магазинчиков и бутиков: фактически они напрочь уничтожают добрые отношения со своей оперативной базой, со своими "глазами и ушами на районе". На это мне недавно пожаловался один отставной полицейский.


Наделить КСК «ответственностью за содержание и уборку прилегающей территории дома» пока только планируется

Наделить КСК "ответственностью за содержание и уборку прилегающей территории дома" пока только планируется / Фото Руслана Минулина

На тест-драйве

Продавец-консультант салона мототехники CF Moto Дмитрий Сребродольский единственный раз в своей жизни видел в Алматы внедорожник, оборудованный под спецтехнику. Водитель пикапа со снегоотвалом расчищал свою территорию от снежного покрова. Сегодня Дмитрий уже сам продаёт всем желающим такое оборудование. Но только под мототехнику – с объёмом двигателя до одного литра. Такие снегоотвалы разбирают, по его словам, по пять штук за день.

К Дмитрию мы приехали в гости, на склад спецтехники по дороге на Капшагай. Коллегам с телеканала КТК я подбросил идею для сюжета, они меня любезно подбросили до точки – и вот нам демонстрируют новенький квадроцикл, оборудованный снегоотвалом.

Снегоотвалы производят в Китае и в России, но заказывает их компания нашего собеседника в РФ. Цена квадроцикла – от 1,5 млн тенге (заводская гарантия – год), цена лопаты (снегоотвала) – 80 тысяч.

Объём бензинового двигателя у квадроцикла уже не 2800 "кубиков", как у внедорожника, а всего лишь 500-1000 куб. см (в зависимости от модели). Расход – 3-4 литра на 100 км. На аппарат можно нацепить лопату (или снегоотвал, кто как привык называть). Компактность механизма особенно привлекательна в городских условиях, где трактор особенно и не поманеврирует посреди забитого транспортом двора. "Квадрик" же почистит и тротуары, и детские площадки: его юному водителю доставляет явное удовольствие погарцевать на публике ради благого дела.

В период обильных снегопадов спрос на такую технику растёт: за день разбирают до пяти снегоотвалов. Среди заказчиков компании пока только частные лица, акимат заинтересованности пока не явил.

Внушительную территорию перед Esentai Mall и Esentai Apartments в ночь на 14 января, когда Алматы снова завьюжило, активно утюжил как раз такой квадроцикл.

Ответ из Герсфельда. >Молчание – из Алматы

Вполне предсказуемо моё обращение в городской акимат, направленное по поводу механизации уборки снега, кануло в Лету. Точно так же в бездну нырнула и эпистула к Общественному совету Алматы на эту же тему от 20 декабря 2016 г.

Зато из магистрата Герсфельда (Gersfeld (Rhön) немецкой земли Хессен ответ пришёл своевременно. Герсфельд – районный центр в земле Хессен, где я прожил несколько лет. Нашу самую высокогорную в Германии деревеньку Дальхерду постоянно заметало снегом, даже когда внизу он успевал растаять. Я со своими соседями по общаге (Übergangswohnheim Dalherda) часто и с удовольствием махал лопатой там после снегопада. Однако куда больший вклад вносила техника. Мне было интересно узнать, как оплачивался немцами (и оплачивался ли вообще) труд водителя и амортизация того же Mercedes Geländewagen со снегоотвалом впереди, что чистил нам подъездные пути к вершине холма. Я официально запросил у гостеприимных немцев порядок уборки снега и тут же получил ободряющий мгновенный ответ: подтверждаем получение запроса, направили его в строительный отдел (Bauabteilung). Оттуда мне ответил г-н Хакки Орхан (Hakki Orhan, Leiter der Bauabteilung).

"Свой тротуар обязан каждый житель расчищать самостоятельно. Улицы очищаются городской администрацией и при необходимости посыпаются солью. Как правило, город не располагает необходимой техникой и поручает зимние работы компаниям. В Дальхерде мы заключили контракт с компанией, и она проводит там зимние работы".

На сайте местной газеты я отыскал упоминание одной из компаний, занимающихся в регионе Герсфельд работами по благоустройству. Это компания моего старого друга садовника Вильгельма Хартманна – Gärtnerei Hartmann. У него в оранжерее я подрабатывал лет пятнадцать назад. Компания Вилли, простите, Вильгельма Хартманна, – это семейное предприятие. Его отец был садовником, и дед тоже. Его хорошо тут знают.


На уборку улиц от снега городские власти Герсфельда привлекают сторонние компании в порядке аутсорсинга

На уборку улиц от снега городские власти Герсфельда привлекают сторонние компании в порядке аутсорсинга / Фото osthessen-news.de

Издание Osthessen News, например, констатировало беспрецедентный характер внезапного возвращения зимы в апреле 2016 года. Вилли вовсю выводил свою спецтехнику вновь на улицы родного города и расчищал их на радость соседям. Не за "так", как я теперь понимаю, а по поручению (и за деньги) местных властей. Но Вилли не классический меркантильный буржуа – он простой трудяга и отзывчивый парень. Его фамилия его никак не соответствует его нутру ("hart" по-немецки означает "жёсткий"). С ним в 2002 году жители Фульды, Герсфельда, Хюнфельда, Поппенхаусена, Дальхерды и прочих окрестных сёл и городков отправляли в пострадавший Дрезден гуманитарную помощь. Участвовал в том гуманитарном конвое и я. Вода пришла такая, какой не было 100 лет: катастрофа не погубила людей, но разбила их бизнес, и многие владельцы прибрежных ресторанов на Эльбе от отчаяния наложили на себя тогда руки.

Работа малого семейного предприятия по благоустройству родного края в течение многих десятков лет – дело обычное для Германии. Так для городских властей легче спросить за качество, покреативить с конечным результатом, притянуть за ушко за гнилые скамейки, на скорую руку сварганенные оградки на набережной и как попало уложенную брусчатку. То же – и со снегом.

Вилли, давай-ка к нам, на мастер-класс...

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter