После алматинского снегопада мне весь день мечталось, как мы с Мариам выходим к самому большому сугробу с лопатами. Цветными, красивыми, чтобы пофотогеничней. Я фоткаю её за работой. Случайный прохожий по нашей просьбе запечатлевает нас вдвоём за работой по очистке. Затем – фотки в ФБ. Мимишные комменты. Лайки. Сердечки. И призывы комментаторов и нас самих сплотиться всем против стихии.

Жена даже дала задание купить лопату в Magnum. Но руки после шопинга как-то неожиданно кончились. Две пачки памперсов, рюкзак продуктов плюс орущее чадо на груди (перед сном она регулярно выходит с кратким посланием папе и маме в громкий эфир).

Словом, еле влез в автобус. Лопаты не купили. Просто посмотрели, как другие работают.


Без лопаты снег убирать не стали, зато посмотрели, как работают другие

Без лопаты снег убирать не стали, зато посмотрели, как работают другие / Фото Руслана Минулина

В сети же в это холодное время разворачивался горячий холивар.

Около полусотни КамАЗов выстроились в бесконечную череду у снегоотвала на узких улочках Горного Гиганта.

Одни ругали снег, другие – акима, третьи ругали обоих и сидели дома, четвертые ругали всех и особенно третьих, выкладывая с упрёком фотки с лопатами…

Люди доброй воли на чём свет кляли людей воли ленивой.

И каждый был по-своему прав.

А у меня в голове всплыла одна картинка из прошлого.

…2002 год. Германия. Самая высокогорная деревенька в земле Хэссен с красноречивым названием Дальхерда (около 400 жителей, 671 м над уровнем моря – это, для сравнения, высота самой северной точки Алматы).

Деревню регулярно, каждую зиму, заметает снегом. И немцы всякий раз к ней оказываются готовы. Уже странно, правда? И немного подозрительно. Всякий уважающий себя наш человек обязан знать, что зима, как и беда, приходит откуда ни возьмись. Как говорится, "бәле қайда – бассаң, аяқ астында" ("беда пришла откуда не ждали").

И вот мы, жители общаги для переселенцев со всего экс-СССР, хватаем лопаты и – размахнись, плечо, раззудись, рука. Для бывших жителей Алтая (как нашего, так и российского) откапываться – не впервой. Впрочем, вполне предсказуемо мы делаем всем нашим хаймом в несколько десятков рук лишь крошечный объём работы.

И тут выясняется, что заранее обо всём тут уже позаботились. Основной объём проворачивает спецтехника и… местный "гелик". Geländewagen переводят как "внедорожник". Но в название мощного, без излишков дизайна, угловатого монстра (в зависимости от модели – от 125 до 612 л.с.) Mercedes заложил ещё и толику иронии: Gelände – это ещё и country – "сельская местность". Словом, "колхозник" c целым табуном "лошадей" под капотом.

На этого "колхозника" местный бюргер навешивал ковш для снега и скрупулёзно, последовательно вычищал узкие улочки Дальхерды, помогал чистить и спуски-подъёмы на наш холм. Весь тот низкий, утробный рык, которому внимают притихшие алматинцы с ужасом и почтением на наших перекрёстках, оказывается, вполне возможно конвертировать в мирную энергию. Тогда цифровых камер ещё не было, врать не буду, но вот это фото я отрыл таки в сети.


"Колхозник" должен знать своё место

"Колхозник" должен знать своё место / Фото из открытых источников

Для сравнения: доля внедорожников на германских улицах значительно ниже, чем в наших пенатах. Объяснять это можно или широтой души нашего народа, которому целого мира мало, или дешёвым бензином тут и дорогим топливом – там.


Если каждому внедорожнику в Алматы повесить ковш, коммунальным службам делать будет нечего

Если каждому внедорожнику в Алматы повесить ковш – коммунальным службам делать будет нечего / Фото Руслана Минулина

Но факт остаётся прямо тут, и от него никуда не сбежать: только мощнейших "хаммеров" ещё в 2009 году в Алматы было зарегистрировано аж 219 (тогда их требовали даже запретить, кстати). Более двухсот полноценных, чуть "опаркеченных" и затюнингованных армейских монстров с мощностью движка до 400 "лошадей"!

Половина всех казахстанских авто с объёмом более 4 000 кубиков тоже тут, в южной столице прописаны: это 21 518 двигателей. В области – 5 255 мощных автомобилей, в ЮКО – 3 621, в Карагандинской – 3 434, в Астане – 7 300. В Северо-Казахстанской области таких многосильных монстров явно нехватка, но они и там есть: 953 в стойле. На Западе – 611.

В Алматы и Астане – более 50% казахстанских машин с объёмом двигателя от 3 до 4 тыс. куб. см: это значит более 40 тысяч в южной столице и более 12 тысяч в настоящей, "столичной" столице (данные 2013 года).

Просто оцените масштаб: только в Алматы более 60 тысяч внедорожников с объёмом от 3000 кубов! Все эти наши Hummer могут не только давить детей по дворам в Астане. Вереницы Cadillac Escalade в состоянии не только собираться в кортежи в Шымкенте. И в Караганде Geländewagen вправе не только покатушки в хороводиках водить.

Все эти наши айгыры, отчаянные хозяева и вожаки мощных табунов могут вдохновиться, например, роликом от американского пользователя популярного канала под ником pro88car. Хозяин Ford Expedition анонимно, без лишнего пафоса, выложил своё геройство по очистке родной парковки от снега. Прикрутил ковш (snow plow). Почистил. Хорошо!

SsangYong Corando, Nissan Patrol, Suzuki Samurai… Вы всё ещё не нашли свою тачку в списке?

Вот ребята рекламируют свои навесы и ковши под любое мощное авто.

Вот крошечные Smart – и те умудряются чистить Берлин.

Вот в Польше допотопный Fiat 126 пыхтит, но убирает!

Наконец, одноногий ветеран Ирака м-р Андерсон приспособил в Небраске своё кресло под очистку родного города.

В Алматы, например, уже и для квадроцикла можно вот этот ковш купить. 70 000 тенге всего, говорят. Фото из алматинского салона. Какого – не скажу, чтобы за рекламу не приняли.


Даже квадроцикл можно припахать на уборке снега

Даже квадроцикл можно припахать на уборке снега / Фото Руслана Минулина

Так что, ребята, уберите лопаты.

Сядьте наконец за руль.

Как говорят у нас в Дальхерде, ұят болады, жігіттер.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter