Статистический парадокс произошёл в Павлодарской области во второй половине 2000-х: участковые, дорожная полиция и уголовный розыск раскрыли больше преступлений, чем их было совершено. Об этом феномене рассказал корреспонденту Informburo.kz экс-заместитель генпрокурора РК Нурмаханбет Исаев, бывший в то время прокурором области. "Прорыв" в раскрываемости объяснялся тем, что полицейские фальсифицировали дела, сообщил он.

Ситуацию с этим явлением с тех пор побороть не удалось. Доказательство – новый скандал, на этот раз вокруг управления по борьбе с наркобизнесом департамента полиции Нур-Султана.


Читайте также: В Нур-Султане сотрудника управления по борьбе с наркобизнесом осудили по делу о подбросе гашиша


Корреспондент Informburo.kz проанализировал причины этого явления и узнал, как фигурантам уголовного дела действовать в ситуациях, когда сотрудник полиции подделывает доказательства и документы.

Улучшение показателей: плата невиновным за признание

Изучение уголовных дел в Судебном кабинете за 2018-2019 годы показало: несовершенство законодательства до недавнего времени позволяло полицейским представлять оптимистические отчёты по раскрытым делам.

Трое оперуполномоченных отдела полиции при УВД Ауэзовского района Алматы в 2016 году расследовали дело о краже зеркал Toyota Camry 50 в микрорайоне. Чтобы увеличить раскрываемость, оперативники попросили знакомого признаться в краже, которую он не совершал. Тот согласился, а потерпевший, как и предполагали полицейские, отказался от претензий. Уголовное дело прекратили за примирением сторон. В дальнейшем они отработали так 5 краж.

В июне 2018 года суд приговорил полицейских и бравшего на себя вину воспитанника Центра адаптации к нескольким годам ограничения свободы. И тут же амнистировал в связи с 25-летием независимости РК.


Читайте также: Почему полиция не находит автоворов и откуда в Казахстане появился чёрный рынок запчастей


В МВД заявили, что после изменения в законодательстве теперь неоднократные кражи, мошенничества и хищения вверенного чужого имущества переведены в категорию тяжких преступлений и исключают примирение сторон. Закон вступил в силу 2 февраля 2019 года.

Нехватка времени: сочинение показаний за фигурантов дела

В июне 2018 года дознавателя УВД Темиртау осудили на пять лет ограничения свободы за подделку показаний. Полицейскому надо было допросить потерпевшую из Астаны, но он поленился ехать к ней и сочинил протокол допроса от имени потерпевшей, где она якобы отказалась от претензий. После этого прекратил уголовное дело о самоуправстве.

Оперуполномоченного УВД Костаная приговорили к трём годам ограничения свободы за фальсификацию документов по пяти уголовным делам. В суде он рассказал, что после перевода в Костанай его сразу завалили делами, в том числе просроченными, и велели завершить их. В материалах уже были реальные заявления и расписки от потерпевших, что похищенные вещи им возвращены и претензий у них нет. Чтобы принять окончательное решение, необходимо было вызвать фигурантов дела. По словам оперативника, он этого не сделал из-за большой нагрузки и нехватки времени и пошёл на фальсификацию.

Переписывание показаний и плата невиновным людям за ложные признания позволяли настоящим преступникам оставаться безнаказанными, но это меньшая проблема по сравнению с той, когда из-за действий полицейских осуждали невиновных.

Фальсификация улик: подделка доказательств

В столице резонансная история произошла с Галымом Мырзалиевым, которого в 2017 году подозревали в наркопреступлениях. Полицейские из УБН ДВД Астаны арестовали его, а затем подкинули в сумку полкило гашиша. Ему повезло, что действия сотрудников полиции зафиксировала уличная видеокамера. Несмотря на это, он провёл под арестом в общей сложности два месяца. Однако тех, кто подкинул ему наркотики, не нашли до сих пор.

Более подробно об этой истории можно прочитать здесь.


Читайте также: Экс-глава КНБ Владимир Жумаканов призвал прибегать к самым жёстким мерам в отношении тех, кто некачественно ведёт следствие


В 2015 и 2016 годах казахстанцы совершали самоподжоги у зданий "Нур Отана" и Генпрокуратуры, и в обоих случаях пострадавшие утверждали, что им или их родственникам подбросили наркотики полицейские.

Именно преступления, связанные с запрещёнными веществами, чаще всего фигурируют в сводках, когда речь идёт о подделке улик.

Айман Умарова: надо ужесточить контроль за вещдоками и понятыми

Адвокат Айман Умарова знакома с делами о подбросе наркотиков и комментирует эту ситуацию так:

"Защитить себя, если вдруг подкинули наркотики, почти невозможно. Это самый простой способ подставить человека. Могут подложить через знакомого, может прийти сантехник и оставить в вашей куртке наркотики. Если вы таксист, любой клиент может уронить пакетик марихуаны. Очень много способов", – объяснила защитник.

Она считает, что такие провокации могут быть сведены к минимуму, если ужесточат контроль за вещественными доказательствами. Полицейские при подбросе наркотиков, как правило, используют изъятые у наркоманов вещества. Предугадать развитие ситуации сложно, обычно лишь в суде порой находят процессуальные нарушения.

"Я вела в 2016 году дело журналистки Юлии Козловой. Ей подложили наркотики в квартире. Она была оправдана. Оправдательных приговоров по таким делам единицы. Целостность пакета с наркотиками была нарушена до попадания на экспертизу. Упаковка была распечатана. И её отправили эксперту", – пояснила Айман Умарова.


Читайте также: Журналиста Юлию Козлову признали невиновной в хранении наркотиков


Она также призвала тщательно проверять личности понятых, так как по делам с наркотиками часто понятыми выступают наркоманы, зависимые от полиции люди, студенты-юристы, слушатели академии МВД.

Нурмаханбет Исаев: фальсификацию нужно отнести к тяжким преступлениям, как и пытки

С мнением адвоката согласен и бывший заместитель генерального прокурора РК Нурмаханбет Исаев. Он считает, что статья 416 Уголовного кодекса нуждается в серьёзных изменениях. Исаев заявил, что по таким преступлениям наказание должно быть как минимум равно тому, что мог получить человек, дело которого сфальсифицировали.

"За особо тяжкое преступление человек может быть осуждён к 15 годам или пожизненному сроку. Но сфальсифицировавший доказательства по такому делу сотрудник может быть лишён свободы только до 7 лет (максимум по статье 416. – Авт.). Более того, он может вообще избежать этого и получить лишь ограничение свободы, а через 5-6 лет вернуться к прежней своей службе", – пояснил бывший замгенпрокурора РК.

Он отметил, что ещё в 2011 году предлагал ужесточить ответственность полицейских за фальсификацию доказательств и отнести её к категории тяжких преступлений, как и пытки.

По его словам, обнаружить фальсификации во время расследования трудно. Тайна следствия позволяет оставлять подозреваемого в полном неведении относительно всех проводимых следственных мероприятий. Все обстоятельства дела можно изучить только после окончания расследования и в суде.

"С самого начала расследования надо подписывать все бумаги, даже если подозреваемый категорически не согласен с ними: нужно подписать каждый лист, обязательно указав своё несогласие. Это лишает возможности переписать или переделать этот документ", – советует Нурмаханбет Исаев.

Как наказывают за фальсификацию сейчас?

Корреспондент Informburo.kz изучил 40 с лишним дел по этой статье за 2018 год, и ни в одном приговоре не было реального срока только по статье за фальсификацию. В подавляющем большинстве случаев приговаривают к ограничению свободы, редко – к штрафу.

В МВД Казахстана признают, что ситуация не безупречная. Они изучают уголовные дела, находящиеся в производстве следователей и дознавателей. Ежеквартально на совещаниях рассматривают вопросы нарушения конституционных прав граждан и учётно-регистрационной дисциплины. Чаще всего причиной тому является недобросовестность сотрудников.

Отчасти это происходит из-за высокой нагрузки на следователей. В 2018 году один следователь ежемесячно расследовал 85 уголовных дел, а дознаватель, который работает по более лёгким делам, – 168.

О масштабах проблемы свидетельствует и следующая статистика. По данным МВД РК, за первый квартал 2019 года в производстве органов внутренних дел находилось 100 уголовных дел по фактам фальсификаций. До суда ежегодно доходят десятки.


Статистика дел

Статистика дел / Таблица составлена на основе данных Комитета по правовой статистике

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter