Как Казахстан может заработать на мировом продовольственном кризисе

Фото c сайта Depositphotos.com
Фото c сайта Depositphotos.com

Дефицит еды 180 млн человек почувствуют уже в этом году.

Как местные, так и международные эксперты всё чаще предупреждают о глобальном продовольственном кризисе, который может обрушиться на беднейшие страны Азии и Африки. В той или иной степени кризис коснётся многих государств планеты.

9 июня 2022 года во время визита в Казахстан первый заместитель генерального секретаря ООН Амина Мохаммед сказала, что в 2023 году человечество может столкнуться с продовольственным кризисом.

По словам представителя международной организации, "на фоне ситуации в Украине возникают вопросы касательно продовольственной безопасности, но они появились ещё до конфликта. Повышение цен и дефицит продовольствия начались с пандемии и локдауна, которые нарушили цепочки поставок по всему миру".

Согласно новому докладу экспертов Глобальной сети по борьбе с продовольственными кризисами (международный альянс, в который входят ООН, ЕС, ряд государственных и неправительственных организаций), в 2021 году с кризисом в сфере продовольствия столкнулись 193 млн человек в 53 странах или территориях. Это почти на 40 млн человек больше, чем в 2020 году.

В следующем году легче не станет. По прогнозам, приведённым в докладе Глобальной сети, в 2022 году острую нехватку продовольствия будут испытывать 180 млн человек.

Среди причин сложившейся ситуации – экологические и климатические кризисы, экономические проблемы, кризисы в сфере здравоохранения, нищета и неравенство. Авторы исследования отмечают, что нельзя упускать из виду важность Украины и России для глобальных рынков продовольствия и сельскохозяйственных ресурсов.

Военный конфликт между этими государствами является ключевым фактором кризиса в сфере продовольственного обеспечения. Эксперты призывают международное сообщество предотвратить надвигающийся крупнейший в истории продовольственный кризис.

Рост цен на продовольствие в мире и Казахстане продолжится

"Мир производит продуктов питания в достаточном количестве. Но по пшенице Россия – экспортёр номер один в мире. В Америке засуха, Украина посеялась на 60-70% (что вообще удивительно в условиях военного конфликта). Спад поставок на мировой рынок продовольствия произошёл на уровне 5-10%. Казалось бы, это немного, но даже такой спад сильно влияет на цены", – сообщил экономист Алмас Чукин.

По его мнению, запад переживёт, если булка хлеба подорожает на 20-30% (примерно столько в цене хлеба составляет зерно). А вот для развивающихся и бедных стран это тяжёлый удар. Понятно, что когда основной доход домохозяйств уходит на покупку хлеба, то любое подорожание зерна для них болезненно.

"Другими словами, кто-то не съест миллионы тонн, которых мировой рынок недосчитается в связи с сокращением поставок. А те, кто будет есть эти тонны продовольствия, заплатит больше", – добавил спикер.

По мнению Алмаса Чукина, для казахстанских аграриев, в первую очередь производителей зерна, всё складывается благоприятно:

"Казахстан давно находится в числе экспортёров зерна на мировой рынок. Поэтому на ограничении поставок этой продукции из России, Украины (по сути конкурентов Казахстана) наши зерновики могут заработать. Соответственно, меньше окажется нагрузка на бюджет, субсидии не потребуются".

Но есть и обратная сторона медали, предупредил Чукин. Если экспортёр может продать, условно, пшеницу по 300 долларов за тонну, то поставлять за 80-100 долларов за тонну на внутренний рынок, ему будет неинтересно.

В таких ситуациях, напомнил экономист, государство ограничивает объёмы экспорта, устанавливает квоты, чтобы оставить достаточное количество той же пшеницы для внутреннего рынка. Мера не совсем экономическая, но работающая.

Фото Informburo.kz

В Казахстане производится продуктов питания в 2-3 раза больше, чем необходимо 19 миллионам потребителей. А значит, сельхозтоваропроизводители могут зарабатывать на экспорте. К тому же в этом году аграрии ожидают хорошего урожая зерновых, каналы поставок экспортёров не сильно нарушены, железная дорога работает по-прежнему исправно, отрабатываются новые логистические каналы. Наконец, цена на зерно поднялась значительно, поэтому трудности с логистикой уходят на второй план, считает собеседник.


Читайте также: Почему дорожает молочная продукция в Казахстане


Мировые цены всё равно влияют на внутренний рынок, поэтому рост цен в Казахстане наблюдаться будет. С другой стороны, госрегулирование означает административное ограничение роста цен. Ни к чему хорошему это привести не может. Производители теряют интерес, потому что ничего не зарабатывают. Никто себе в убыток производить не будет.

"Я противник таких шагов, но определённое сдерживание оправдано. У нас есть так называемые СЗПТ – социально значимые продовольственные товары. На них государство пытается регулировать не цены, а наценки в магазинах. Чтобы больше 10-15% не добавляли. Но и этот механизм работает малоэффективно", – сказал Алмас Чукин.

Лучший вариант сдерживания цен, по мнению экономиста, – рыночный: производить больше товаров хороших и разных. Тогда предложение будет превышать спрос, и потребители всегда будут обеспечены качественными товарами в достаточном количестве и по нормальным ценам.

"Нам нужно для этого развивать в стране сельское хозяйство, вкладывать ресурсы в те секторы, где у казахстанских аграриев получается лучше всего. В Казахстане с его климатом и огромными землями лучше всего получается выращивать зерно. Производство мяса мы можем нарастить достаточно быстро. При этом открыть границы для фруктов и ягод из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана с их более благоприятными климатическими условиями, с которыми мы никогда не сможем конкурировать", – резюмировал Алмас Чукин.

В Казахстане продукты есть, но они дорожают

Профессор, главный научный сотрудник Казахского НИИ экономики АПК и развития сельских территорий Алтынбек Молдашев рассказал, что ситуация с продовольственной безопасностью в Казахстане довольно позитивная:

"Об этом свидетельствует рейтинг британского издания The Economist, согласно которому Казахстан оказался на 32-м месте из 113 развитых и развивающихся государств. Сравните, в 2019-м мы занимали лишь 48-е место. Впереди нас из постсоветских стран только Беларусь (23-е место) и Россия (24-е). Это означает, что из стран СНГ мы находимся на третьем месте по обеспечению национальной продовольственной безопасности. И это неплохо".

Учёный напомнил, что продбезопасность характеризуется двумя главными факторами – физической и экономической доступностью продовольствия. Что касается физической доступности, то с 2000 по 2020 год в РК наблюдались хорошие темпы роста производства отдельных видов продуктов питания в стране – от 30 до 250% на душу населения, сообщил Молдашев.

А вот с экономической доступностью продовольствия положение в республике ухудшается последние два года. Доходы населения если и растут, то крайне медленно. Поэтому даже при физической доступности продовольствия и даже его изобилии человек без доходов не может приобрести продукты. И экономический фактор продбезопасности может оказаться сдерживающим.

Цены растут едва ли не еженедельно, сказал профессор. Тому свидетельство – отчёты акимов перед правительством об уровне обеспечения и ценах на продукты питания. Возможно, считает учёный, правительству нужно решительнее сдерживать цены.

Фото Informburo.kz

Экспортоориентированной продукции у Казахстана не так много, сказал эксперт, но она есть. В первую очередь это пшеница. Последние годы республика производила 18-20 млн тонн пшеницы ежегодно. При этом Казахстану, чтобы прокормить себя, на корма, семена, некоторые продукты переработки, – необходимо 12,5-13 млн тонн. Таким образом, остаётся 6-8 млн тонн на экспорт.

"Самые близкие потребители казахстанской пшеницы – это республики Центральной Азии, включая Афганистан. Во времена СССР мы обеспечивали нашей пшеницей соседей по региону. Узбекистан у нас забирал около 2,5 млн тонн, ещё 500 тысяч – Кыргызстан брал, Туркменистан, Таджикистан тоже получали. Был союзный фонд, и он распределялся через Казахстан", – напомнил учёный.

Казахстан, по разным оценкам, вполне может открыть для себя перспективные экспортные направления – растительное масло, рис. Но наибольший потенциал у продукции отгонного животноводства, себестоимость которой очень низкая. И это, по мнению экспертов, один из самых отзывчивых на инвестиции сектор АПК, который способен в короткие сроки оказаться в числе экспортных направлений.

Фото Informburo.kz

"В 2020 году Казахстан поставил на экспорт всего 20 тысяч тонн, – уточнил Алтынбек Молдашев. – Это скромный показатель, но у Казахстана есть большие возможности для его увеличения. У нас около 90 млн га пастбищных угодий – это так называемые государственные земли запаса. Почему мы там не развиваем животноводство? Потому что есть проблемы с водой, которая необходима животным".

По данным эксперта, вода на этих территориях имеется, но она находится на глубине 120-150 метров. В советское время на этих землях были животноводческие совхозы и колхозы, и водовозами доставляли воду, и из-под земли успешно добывали.

"Мы такой эксперимент проводили в двух областях – Жамбылской и Карагандинской. Там прорыли скважины, установили ВИЭ – солнечные батареи и ветряные установки. Так вот, энергии от ВИЭ оказалось вполне достаточно и для чабанов, и для выкачивания воды из скважин. Но дело в том, что такая технология достаточно затратная, поэтому требуется господдержка", – сообщил Молдашев.

Среди мер господдержки спикер назвал строительство дорог и инфраструктуры небольших населённых пунктов близ таких пастбищ. Он напомнил о 50-60-х годах XX века, когда в Казахстане осваивали целинные земли, на эти цели в СССР были выделены очень большие деньги. Зато в голодных степях в короткие сроки были построены большие совхозы и колхозы, Казахстан превратился в общесоюзную житницу.

"Так и нам можно поступить, ведь 90 млн га – это очень большие площади, превышающие территории нескольких европейских государств. У нас овец арабские государства самолётами вывозят. Так что есть куда сбывать баранину. Мы могли бы России мясо поставлять, которая до последнего времени закупала у Бразилии и Аргентины около 2,5 млн тонн ежегодно", – добавил главный научный сотрудник НИИ экономики АПК и развития сельских территорий.

По данным НИИ, около 60% казахстанского скота в Казахстане находятся в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Каждая семья содержит скот, добывает корма. Вокруг населённых пунктов есть приаульные пастбища, их общая территория – 19,6 млн га. Но значительная часть этих пастбищ истоптаны, потому что скота слишком много. Поэтому, считает эксперт, надо скот, содержащийся в ЛПХ, вывозить на неиспользуемые земли запаса, дать людям возможность организовывать семейные фермерские хозяйства. И это возможно при широкой государственной поддержке.

Казахстан нацелен на обеспечение внутреннего рынка

Член Клуба молодых экспертов при сенате, кандидат сельскохозяйственных наук Руслан Асаубаев считает, что казахстанские фермеры не смогут воспользоваться окном возможностей, которое появилось последние недели из-за российско-украинского конфликта и последовавшего дефицита зерна на мировом рынке.

"Спрос и цены на продовольствие будут высокими, но вопрос в другом: пойдёт ли Казахстан на то, чтобы с нового урожая продавать зерно на экспорт. Сегодня и власть, и производители нацелены в первую очередь на обеспечение внутреннего рынка продуктами питания", – подчеркнул Руслан Асаубаев.

По словам эксперта, уже осенью ряд государств будет поднимать вопрос об ограничении вывоза некоторых продуктов питания, сырья. Казахстан также будет делать всё возможное, чтобы не допустить дефицита продовольствия на внутреннем рынке.

По данным, приведённым Асаубаевым, в 2021 году экспорт агропромышленной продукции был равен 6,2% от всего экспорта страны, аналогичный показатель по импорту – 11,8%. При этом импорт агропродукции в Казахстан в 2021 году сложился на уровне 4,87 млрд долларов, из них почти 54% – это российский импорт (2,6 млрд долларов).

"Если обратить внимание на товарооборот продукции АПК между Казахстаном и Россией за 2021 год, то можно обнаружить отрицательное сальдо для Казахстана – свыше одного миллиарда. То есть наша страна больше завозит агропродовольственных товаров из России, чем вывозит (импорт больше в пять раз). Это значит также, что у республики сохраняется высокий уровень импортозависимости от России", – сообщил эксперт.

Такая зависимость – это всегда риски для страны. Но пока, по мнению Асаубаева, никто не может точно сказать, как уменьшить эту зависимость, поскольку Казахстан находится вместе с РФ в Таможенном союзе, ЕАЭС. Возможно, будут предприниматься нестандартные шаги на уровне государственных органов, межгосударственных объединений.

Понятно, что Казахстану необходимо держаться нейтральной позиции, чтобы страну не коснулись санкции коллективного Запада, выстраивать новые логистические цепочки поставок. Спикер сделал прогнозы относительно того, куда будут отправляться на экспорт российские продукты питания и как это может отразиться на казахстанском АПК:

"Ожидается реструктуризация рынков сбыта российских продовольственных товаров в пользу стран Средней Азии, Ирана, Китая. Возможен сценарий наращивания экспорта в Казахстан и увеличение объёмов транзита продукции из РФ через Казахстан, что может привести к снижению конкурентоспособности отечественной продукции внутри страны и на внешних рынках", – сказал эксперт.

"Существует риск, что отечественные товаропроизводители могут не выдержать конкуренцию со стороны российских производителей, это может отрицательно отразиться на состоянии АПК РК и эффективности господдержки отрасли. Более того, из-за увеличения объёмов российского экспорта, усиливаются риски ослабления позиции Казахстана на традиционных экспортных рынках", – отметил Руслан Асаубаев.

Пока же в РК из инструментов господдержки АПК и сдерживания цен на продовольствие предлагаются лишь субсидирование, поддержка СПК и хранение зерна.

Для стабилизации цен на внутреннем рынке продовольствия созданы оборотные схемы социально-предпринимательских корпораций (СПК). Но они не очень эффективны, считает спикер. В первую очередь потому, что они находятся под управлением государственных органов. В советы при СПК не могут войти общественники. СПК не публикуют, хотя по закону обязаны, сколько и каких продуктов для региона они купили, чего не хватает.

В то же время для анализа рынка, принятия адекватных решений специалистам требуется полная информация по рынку продовольствия. Казахстанские отраслевые ассоциации и союзы должны представлять отчёты о том, какие объёмы и чего посажено, какой урожай ожидают. Например, необходимо знать, сколько зерна в "Продкорпорации" хранится. Такие отчёты должны обновляться ежеквартально, предоставляться министерствам, правительству. Это международная практика. 


Читайте также: Глава Исламской организации продбезопасности: Как исламские финансы могут спасти от голода


Асаубаев предложил своё решение выстраивания новых цепочек поставок и рыночного регулирования цен. Он считает, что нужно организовать зерновой фонд для птицеводства и свиноводства, где требуются значительные объёмы фуражного зерна. Птицеводы и животноводы в свою очередь должны показать, из чего складывается себестоимость их продукции, какую они цену гарантируют, если им предоставят фуражное зерно по фиксированной цене. Производители таким образом возьмут на себя ответственность за цены на свою продукцию.

"В стране существуют крупные потребители, которые могут закупать стабильно и долговременно большие объёмы продуктов питания. Это школы, больницы, пенитенциарные заведения, армия. В рамках их бюджетов можно закупать фермерскую продукцию, гарантируя таким образом сбыт отечественным производителям. Эти потребители могут быть приоритетными, и выигрывать они будут в ценах за счёт заключения прямых договоров", – резюмировал Руслан Асаубаев.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров