Год после беспорядков в Кордайском районе: "Главное, чтобы была гарантия, что такого больше не повторится"

Село Масанчи после беспорядков / Фото Алмаза Толеке
Село Масанчи после беспорядков / Фото Алмаза Толеке

Как живут люди в восстановленных сёлах Кордайского района, где после погромов власти пришлось объявлять ЧС техногенного характера. Репортаж

7 февраля 2020 года в Кордайском районе Жамбылской области произошли массовые беспорядки. Пострадали жители сёл: Масанчи, Булар батыр, Аукатты, Каракемер и Сортобе. Жертвами стали 11 человек, была объявлена чрезвычайная ситуация.

Как сейчас, спустя год и два месяца, живут жители сёл? Всё ли удалось восстановить?

Корреспонденты Informburo.kz отправились в Кордайский район и поговорили с жителями, которые были героями нашего прошлогоднего материала "Чтобы мы жили мирно, надо, чтобы законы работали одинаково для всех". Репортаж из Кордайского района".

"Хорошо, что нас не убили"

Идрис Хуров на руинах своего дома / Фото Алмаза Толеке
Идрис Хуров на руинах своего дома / Фото Алмаза Толеке

В селе Масанчи нам удалось встретиться с героем нашей предыдущей публикации Идрисом Хуровым, у которого восемь детей (старшему сыну 24 года, у него своя семья), один из которых страдает церебральным параличом.

От дома не осталось практически ничего / Фото Алмаза Толеке
От дома не осталось практически ничего / Фото Алмаза Толеке

Из прошлогодней публикации:

Дом Идриса Хурова находится недалеко от акимата.

"Когда был беспорядок, я детей всех завёл вовнутрь, чтобы они не выходили. Сперва начали разбивать камнями окна. Я детям сказал: "Убегайте". Но в этот момент они уже взломали дверь и зашли. Не смотрели, дети это или нет. Жена взяла 9-летнюю дочь, которая болеет ДЦП, на руки. Я со старшим сыном защищал их. Толпа была большая, где-то 30-40 человек. Успели только выбежать за ворота. Они не стали нас догонять. Они начали заниматься мародёрством. Вещи раскидали, забрали документы, вещи и подожгли. Дом начал гореть. Только автомобиль остался, и то окно разбито. Я сам страдаю сахарным диабетом, ребёнок инвалид. Дети в чём были одеты, в том и выбежали", – рассказал он.

Тогда он сам оценил причинённый ущерб в 45 млн тенге, но пока смог добиться выплаты лишь десятой части. Вот что он рассказал спустя год после тех событий:

Частично удалось восстановить дом / Фото Алмаза Толеке
Частично удалось восстановить дом / Фото Алмаза Толеке

"Помощь была – выделили деньги на постройку дома. За имущество, технику, машины и трактор не выплачивали пока. Как будет – узнаем после суда. Выплатили 4,7 млн тенге. Денег, которые дали, хватило на крышу. Остальное восстанавливаем по мере сил сами. Выделили немного профнастила и дерева. Но и на этом спасибо, грех жаловаться.

Все лето отец и сын строили дом / Фото Алмаза Толеке
Всё лето отец и сын строили дом / Фото Алмаза Толеке

За лето мы с сыном что смогли, то сделали. Пока ещё до сих пор живём у соседей в маленькой комнатке – мы с женой и семеро детей, из которых одна девочка – инвалид. Старший сын, ему 24 года, живёт со своей семьёй у родни, но приходит, помогает строить.

В доме не осталось ничего. Весь скот угнали. Продукты какие-то забрали, а какие-то просто сожгли. Благодаря сельчанам, родственникам и сыну удалось выжить. Здоровье пошатнулось – сахарный диабет дал о себе знать. Но я пока не могу уехать в больницу, боюсь оставить семью дома.

После пожара у семьи не осталось ничего / Фото Алмаза Толеке
После пожара у семьи не осталось ничего / Фото Алмаза Толеке

В прошлом году я не работал нигде – восстанавливал дом. Пока удалось только часть построить – готова одна комната. Ещё часть дома сдали в аренду односельчанам под магазин. Договорились так, что они помогают восстановить часть помещений, но за это не платят два года аренду. В этом году посадил огород, посадил на поле овощи.

Постепенно семья надеется восстановить жилье / Фото Алмаза Толеке
Постепенно семья надеется восстановить жильё / Фото Алмаза Толеке

Сейчас мы выживаем за счёт пособия дочки и помощи соседей, а когда-то жили не хуже других. Но надеемся на хорошее. Хорошо, что сохранились жизни, нас не убили.


Читайте также: Беспорядки в Кордайском районе. Хронология событий


Если вспомнить тот день, то и сейчас ещё страшно. Стреляли. Я забрал детей и отвёл их в огород. Жена моя, молодец, несмотря на то, что в комнату нашей дочки летели камни и бутылки, успела старшего внука вынести из дома, потом забежала, как-то смогла утащить дочку-инвалида. Всё же в женщинах любви к детям больше, чем в мужчинах. Даже летящие в окна камни её не остановили…

Недавно был случай. Проснулся от шума среди ночи, жены и детей нет. Выглянул в окно, какие-то машины сигналят, видимо, той празднуют. А мои дети и жена убежали в огород. Думали, что опять погром. Я, если честно, сел рядом с ними и заплакал. Не из-за себя. Из-за детей. Страшно. Если среди ночи от шума дети вскакивают и убегают – они до сих пор боятся. Они же в ту ночь видели всё. Вроде бы сейчас спокойно, но на душе не спокойно, от каждого звука просыпаюсь.  

Я читаю Коран и всегда прошу, чтобы всем было хорошо жить на земле в мире и согласии. Я свою жизнь почти прожил, хочу, чтобы дети и внуки жили спокойно".

"В первый раз ущерб оценили в 20,5 млн тенге, а выплатили 6 млн"

Сгоревший дом Санхура Генсирова в селе Аукатты / Фото Алмаза Толеке
Сгоревший дом Санхура Генсирова в селе Аукатты / Фото Алмаза Толеке

Житель села Аукатты Санхур Генсиров, с которым мы познакомились год назад, получил треть от первоначальной суммы оценки ущерба.

Из прошлогодней публикации:

Житель села Аукатты Санхур Генсиров 1 марта (спустя почти месяц после беспорядков) рассказал, что до сих пор в районе не спокойно. На днях мародёры пытались вывезти трубы и прочие материалы с его двора. Сотрудники СОБР задержали преступников, когда они на "ГАЗели" пытались вывезти награбленное из села.

"Возле моего дома постоянно стоит патруль из нескольких полицейских. Если бы не было полицейских, то неизвестно, что здесь было бы. Они даже в шутку говорят нам, мол, пока мы здесь – вас никто не тронет", – сказал Санхур Генсиров.

Удалось построить стены, перекрыть кровлю / Фото Алмаза Толеке
Удалось построить стены, перекрыть кровлю / Фото Алмаза Толеке

Спустя год он рассказал, как восстанавливал дом.

"Мы получили из благотворительного фонда "Щивон" 6 млн тенге, доски и железо. Этих денег хватило на то, чтобы построить стены и застелить кровлю. Всё остальное делали уже сами, помогали родственники. В доме уже живём, провели отопление. Пока шёл ремонт, шесть-восемь месяцев, жили у родителей. У нас семья восемь человек. Старший сын жил у брата.

Первый раз нам ущерб оценили в 20,5 млн тенге, но туда входили и машины, и имущество, и дом. В августе 2019 года я женил сына, и приданное его невесты – мебель и техника молодых – всё сгорело. Приезжало много людей, потом вторая комиссия. Сказали, что будут выплачивать только по сгоревшему зданию, а за имущество и машины будет возмещать позже. Здание оценили в 13 млн тенге. После пришли другие и сказали, что будут возмещать только за жилые помещения, а хозпостройки, сараи и прочее не считается. Вышло 6,5 млн. Из этой суммы 500 тысяч – налоги, а 6 млн выплатили. Кроме того, сразу после погрома нам выплатили на семью чуть больше 600 тысяч тенге. Будут ли ещё какие-то выплаты – не знаем. Машину сына, которую угнали и разбили, оценили в 111 тысяч тенге, мою – в 128 тысяч.

Сгоревшее в 5 комнатах имущество оценили в 34 тыс. тенге / Фото Алмаза Толеке
Сгоревшее в пяти комнатах имущество оценили в 34 тысячи тенге / Фото Алмаза Толеке

Я повторно подал иск по возмещению имущественного ущерба, потому что в заключении написано, что в пяти комнатах имущества сгорело на 34 тысячи тенге. У меня наличными было 34 тысячи тенге. Может быть, произошла какая-то путаница. У меня есть список, в котором перечислено всё, что сгорело, но пока ничего не понятно.


Читайте также: Что происходит в Кордайском районе после массовых беспорядков. Репортаж


С улиц разбитые машины и обломки зданий убрали быстро, в течение 10 дней. Дома восстанавливать начали примерно через шесть месяцев, как получили выплаты.

Но как случилось, так случилось. Я даже не претендую. Главное, чтобы была гарантия, что такое больше не повторится. Мне этого будет достаточно.

Люди продолжают восстанавливать свои дома / Фото Алмаза Толеке
Люди продолжают восстанавливать свои дома / Фото Алмаза Толеке

Когда были беспорядки, никто из семьи не пострадал. Я вообще был в школе. Год назад я работал учителем. Сейчас пришлось уволиться, потому что нужно и дом восстанавливать, и на жизнь зарабатывать. Зарплата в школе не позволяет кормить семью. Сейчас занимаюсь земледелием, вложили все деньги".

"Раньше такого кровопролития не было. Страшно было смотреть, как вся улица полыхала"

Вдоль центральной улицы в Масанчи в прошлом году стояли сгоревшие машины / Фото Алмаза Толеке
На центральной улице в Масанчи в прошлом году стояли сгоревшие машины / Фото Алмаза Толеке

Председатель совета ветеранов Масанчинского сельского округа Дыдыр Двумаров рассказал, как в селе восстанавливалась жизнь.

В этом году в посёлке появилась спортивная площадка / Фото Алмаза Толеке
В этом году в посёлке появилась спортивная площадка / Фото Алмаза Толеке
Из прошлогодней публикации:

"Надеюсь, все виновники случившегося будут наказаны. Нужно привлечь к ответственности каждого, кто совершил преступление. Тогда будет справедливость. Люди будут понимать и верить, что государство готово их защитить", – говорил нам Дыдыр Двумаров в марте 2020 года.

Сгоревший магазин в Масанчи / Фото Алмаза Толеке
Сгоревший магазин в Масанчи / Фото Алмаза Толеке 
Магазин восстановлен / Фото Алмаза Толеке 

"За последние месяцы в селе произошли большие изменения. Да вы и сами всё видели: асфальтированные дороги, газ, аллея славы, сквер для отдыха, спортивные площадки. Строится новая школа. В этом году нам провели широкополосный интернет. Народ очень рад, что происходят такие изменения.

Дети и взрослы активно изучают казахский язык / Фото Алмаза Толеке
Дети и взрослые активно изучают казахский язык / Фото Алмаза Толеке

Мы серьёзно изучаем казахский язык. Я думаю, что пройдёт совсем немного времени, и молодёжь будет знать государственный язык. Из трёх школ одна полностью казахоязычная, в остальных – смешанное обучение. Открыто 16 групп для изучения языка для взрослых. К нам районный отдел образования направляет специалистов, которые у нас преподают. В этом году 70% первоклассников начали обучение на казахском языке. С молодёжью проводим большую работу, встречи и беседы. Сейчас во время эпидемии мы не можем собрать людей, поэтому проводим работу в мечетях. 

Улицы Масанчи / Фото Алмаза Толеке
Улицы Масанчи / Фото Алмаза Толеке

В прошлом году я был в центре событий. Могу сказать, что наши ребята не виноваты, они защищали свою жизнь и собственность. Чужаки пришли и начали тут всё громить и убивать. Местные на это не способны. Я всю жизнь проработал в школе. Да, стычки бывали. Но такого кровопролития не было. В ту ночь я уговаривал нашу молодёжь не вступать в конфликт. Честно скажу, было страшно смотреть, как вся улица полыхала.

Когда закончились беспорядки, наверное, с месяц никто и ничего не хотел делать. Но визит Президента (1 марта Касым-Жомарт Токаев лично прибыл в Кордайский район, где встретился с жителями сёл Каракемер и Сортобе. – Авт.), ускорил начало восстановительных работ – это вселило уверенность в завтрашнем дне. Жители дружно начали восстанавливать разрушенные дома и магазины. Приезжали из соседних посёлков помогать.

Подростки играют в футбол / Фото Алмаза Толеке
Подростки играют в футбол / Фото Алмаза Толеке

Читайте также: 


Некоторые молодые семьи уезжают, но таких немного. С учёта пока никто не снимается, едут попробовать пожить на другой земле. Но я всем говорю, что наша Родина здесь. Некоторые молодые люди в селе остаются, но есть и те, кто уезжает в города. Раньше в сёлах давали землю. Сейчас участков нет, поэтому многие молодые люди разъезжаются, но этот процесс уже идёт много лет. Под Карагандой пару лет назад образовалось дунганское поселение.

Главное, чтобы была стабильность. Тогда всё будет".

Улица в Масанчи через месяц после ЧС / Фото Алмаза Толеке
Улица в Масанчи через месяц после ЧС / Фото Алмаза Толеке
Наиболее пострадавшая улица в Масанчи практически восстановлена / Фото Алмаза Толеке
Наиболее пострадавшая улица в Масанчи практически восстановлена / Фото Алмаза Толеке

"Ата, ещё похлеще будет, уезжай"

В селе Масанчи, которое теперь может похвастаться газификацией, асфальтом, спортивными площадками и интернетом, мы поговорили с людьми, которые тоже пострадали год назад от беспорядков.

Я успел уехать в самом начале беспорядков / Фото Алмаза Толеке
"Я успел уехать в самом начале беспорядков" / Фото Алмаза Толеке

Юсуф Баров рассказал, что о грядущих беспорядках его предупредили местные ребята:  

"Дом в прошлом году сгорел полностью, ущерб нам выплатили, но я уже забыл сколько, что-то около трёх млн тенге. Помимо этого помогли лесом и железом. Мебели пока нет, может, скоро восстановят.

У меня небольшая семья, всего шесть человек: мы с женой, сын с невесткой и внучки. Во время происшествия невестка с сыном были в Алматы, а внучка со мной оставалась. Я дома был, когда погром начался. Часов в 10 вечера ко мне пришли ребята и говорят: "Ата, ещё похлеще будет, уезжай". Предупредили. Не все ж плохие! Я с внучкой уехал к брату в другое село. Вернулся к часу ночи, дом горел, начал тушить. К этому времени уже были солдаты Нацгвардии, и всё было спокойно.

Компенсацию нам выдали через пять-шесть месяцев, всё это время мы жили во времянке. После того как деньги выплатили, нанимали людей, просили родственников помочь и восстанавливали дом".

Дом помогали восстанавливать родные и знакомые / Фото Алмаза Толеке
Дом помогали восстанавливать родные и знакомые / Фото Алмаза Толеке

Абдурашит Мадиев надеется, что ему компенсируют стоимость сгоревшего большегруза, который помогал мужчине кормить семью.

Большегруз помогал мужчине прокормить семью / Фото Алмаза Толеке
Большегруз помогал мужчине прокормить семью / Фото Алмаза Толеке
Фура через месяц после беспорядков / Фото Алмаза Толеке
Фура через месяц после беспорядков / Фото Алмаза Толеке 

"Мой дом помогли восстановить государство и люди добрые. Дом, около 150 квадратов, сгорел полностью, осталось всего две комнаты. Выплатили компенсацию около четырёх млн тенге и выдавали ещё материалы. Деньги получили быстро. Оценку проводили по состоянию документов. Документы я успел забрать из дома. Всю компенсацию по закону дали. На строительство и ремонт ушло около шести миллионов тенге.

Быт семьи / Фото Алмаза Толеке
Быт семьи / Фото Алмаза Толеке 

Читайте также: Токаев о беспорядках в Кордайском районе: Конфликт возник между двумя криминальными группами


Когда в прошлом году начались беспорядки, я собирался читать намаз. Увидел, что происходит, забрал семью – жену, дочку и внучек – уехал к братьям. Кроме дома сгорели две машины – грузовая и легковая. Ждём решения суда. Я хочу, чтобы восстановили машину полностью, ведь это моя собственность. Заявление написал, оценили ущерб по грузовой машине в 11 млн тенге. На рынке она стоит около 18 млн тенге. Легковую оценили в 2,8 млн тенге".

Сейчас мужчина устроился работать водителем / Фото Алмаза Толеке
Сейчас мужчина устроился работать водителем / Фото Алмаза Толеке 

Рабия Джинлирова, владелица мини-рынка и кафе с магазином, за полгода смогла заново отстроить сгоревшие здания и продолжить бизнес.

Мини-рынок продолжает работу / Фото Алмаза Толеке
Мини-рынок продолжает работу / Фото Алмаза Толеке 
До сентября удалось восстановить все сгоревшие постройки / Фото Алмаза Толеке
До сентября удалось восстановить все сгоревшие постройки / Фото Алмаза Толеке 

"Ущерб был большой. Приходили оценщики, установили сумму. Во сколько было оценено, столько и выплатили. Оценили примерно в половину от реального ущерба, но дополнительно нам дали железо, дерево. Магазин и кафе находятся в одном здании, за них выплатили пять млн тенге. За маленький магазин и мини-рынок мне выплатили три млн тенге. 7 февраля были погромы, в сентябре я смогла снова открыть свои объекты".

"Восстановлены все 58 пострадавших домов и девять коммерческих объектов"

Дом в Масанчи, 2020 год / Фото Алмаза Толеке
Дом в Масанчи, 2020 год / Фото Алмаза Толеке 
Здание восстановлено / Фото Алмаза Толеке
Здание восстановлено / Фото Алмаза Толеке 
Сгоревший магазин / Фото Алмаза Толеке
Сгоревший магазин / Фото Алмаза Толеке 
Все торговые объекты в Масанчи восстановлены / Фото Алмаза Толеке
Все торговые объекты в Масанчи восстановлены / Фото Алмаза Толеке 

Рамазан Малиев, аким Масанчинского сельского округа Кордайского района Жамбылской области, во время беспорядков был в гуще событий.

Аким Масанчинского округа / Фото Алмаза Толеке
Аким Масанчинского округа / Фото Алмаза Толеке 

"После тех событий меня назначили акимом. До этого я 20 лет работал главным инженером, потом работал на консервном заводе директором по заготовке, после открыл своё фермерское хозяйство, передал его братишке.

Когда эти события случились, народ пришёл и попросил меня стать акимом, мол, столько лет в селе работали, мы вас знаем. Я согласился. Люди написали письмо в акимат и меня назначили. Я сам отсюда родом и родился здесь, и учился.

Во время событий я был дома. Когда начались беспорядки, то сразу побежал в школу на помощь к моей дочке, она учительница младших классов, была на работе с учениками. Потом был в гуще событий. В прошлом году у меня был строительный магазин. Он полностью сгорел, но благодаря государству и правительству удалось восстановить магазин, он работает. Денег почти хватило на восстановление и ремонт, кроме того выделили лес, профнастил.


Читайте также: В Таразе начался суд по делу о беспорядках в Кордае: более 100 участников процесса сдали ПЦР-тест


Большая часть нашего народа – самозанятые, преимущественно занимаются сельским хозяйством. Все своим трудом зарабатывают себе на жизнь.

Большая часть населения Масанчи - земледельцы / Фото Алмаза Толеке
Большая часть населения Масанчи – земледельцы / Фото Алмаза Толеке 

Все, кто во время беспорядков уезжал, вернулись. Многие думают, что из сёл люди продолжают уезжать, но это не так. Люди выезжают на сезонные работы. Например, многие едут в Шуский район, там около девяти тысяч гектаров лука, работают в Алматинской, Карагандинской областях. Многие хотят попробовать поехать в Павлодарскую область и выращивать там морковку, картошку, капусту.

Выращивают редис, джусай, лук, картофель / Фото Алмаза Толеке
Выращивают редис, джусай, лук, картофель / Фото Алмаза Толеке 
Теплицы – бизнес семейный / Фото Алмаза Толеке 

Вообще произошло за год много изменений. Наш Масанчинский сельский округ состоит из трёх сёл: Масанчи, Кунбатыс-1 и Кунбатыс-2.  Общее население округа – 19 тысяч 256 человек. В Масанчи четыре школы, в которых учатся почти четыре тысячи учеников и работают более 300 учителей. Сейчас мы все, не только дети в школах, но и взрослое население, активно изучаем казахский язык. Хочется поблагодарить правительство за выделенные из резерва средства в 575 млн 879 тысяч тенге для нашего села. Восстановлены все 58 пострадавших домов. Все коммерческие объекты – девять магазинов, тоже восстановлены.

Кроме того, по "Дорожной карте" был выделен 1 млрд 868 тысяч тенге. На эти средства были заасфальтированы 41 улица в Масанчи и две улицы в Кунбатыс-1 и Кунбатыс-2. В центре построили сквер, спортивную и детскую игровую площадки, теперь наше село стало городского типа. Посадили много саженцев: 300 берёз, 200 дубов, 150 кустов можжевельника и 130 сосен.

Много деревьев высажено в Масанчи / Фото Алмаза Толеке
Много деревьев высажено в Масанчи / Фото Алмаза Толеке 

Мы за год провели четыре встречи с аксакалами, недавно провели большую встречу-праздник, посвящённую дружбе народов и сотрудничеству. Мы надеемся, что после пандемии сможем провести большой праздник. Мне кажется, что если мы чаще будем проводить такие встречи, то всё будет хорошо. Что нам нужно? Аспан ашық болсын, дастархан мол болсын (в переводе с казахского: "Чистого неба и достатка на столе")". 

"Компенсация выплачивалась только за документально подтверждённую недвижимость"

Бейкут Жамангозов, начальник управления внутренней политики акимата Жамбылской области, рассказал, как пострадавшим за месяц помогли восстановить документы:

"Сейчас в селе улучшились коммуникации. Подведена к домам питьевая вода. Для полива используется арычная система, воды достаточно. Есть газ, широкополосный интернет. А асфальта, надо сказать, даже в советское время тут не было.

Чтобы люди могли получить компенсацию, был развёрнут оперативный штаб. Всем, у кого сгорели документы, мы помогали их восстанавливать: свидетельства о рождении, удостоверения личности, документы на дома и техпаспорта автомобилей. В течение месяца все документы были восстановлены. Были, конечно, случаи, когда дом был построен, но не узаконен. Встречались случаи, когда узаконен дом на 50 м2, а по факту он был 100-150 м2. По закону компенсация выплачивалась только за документально подтверждённую недвижимость.

Здесь живёт очень трудолюбивый народ. Своим трудом они всё восстановили и продолжают жить. Мы старались поддерживать. Помогали строительными материалами. Кроме государственной была ещё и спонсорская помощь. И по сей день люди помогают друг другу. Живут сплочённо и причин оглядываться на прошлые события нет".


Читайте также: Суд смягчил наказание четверым участникам беспорядков в Кордайском районе


Рустем Даулет, аким Кордайского района Жамбылской области, назвал сумму, выделенную на ликвидацию последствий ЧС техногенного масштаба:

  • 35 млрд тенге на восстановление 390 объектов, из которых на газификацию 22 населённых пунктов и на средний ремонт дорог – 6,9 млрд тенге;
  • ещё 213 млн тенге – из образованного фонда "Щивон", куда направляли деньги меценаты, за счёт этих средств был отремонтирован 41 дом и 13 коммерческих объектов.

"Кроме того частично восстановили ещё 103 дома, там требовался мелкий ремонт – меняли окна и двери. Тем людям, у кого не было документов на недвижимость, мы не могли выделить деньги. Таких было 11. Но они не остались без помощи, жители района, предприниматели помогли восстановить дома. Сейчас все пострадавшие дома восстановлены. Всего восстановлено 65 объектов. Кроме того, во время беспорядков сгорело 62 машины (47 легковых, 9 грузовых автомобилей, 2 трактора, 4 прицепа). Но пока ещё не восстановлены. Всё будет зависеть от решения суда", – прокомментировал Рустем Даулет.

Немного цифр:

В распространённом пресс-релизе сказано, что семьям, пострадавшим от ЧС, перечислено 133,4 млн тенге от государства и спонсоров:

  • от государства – 27,7 млн ​​тенге;
  • от спонсоров – 105,7 млн ​​тенге.

В том числе семьи 11 погибших казахстанцев получили 7,2 млн тенге (во время беспорядков погибли четыре человека из села Масанчи, трое – из села Булан Батыр, двое – из села Сортобе, один – из села Алжан-ана, один – из села Кордай).

Единовременную помощь в размере 530 200 тенге (общая сумма 20,1 млн тенге) получили 38 семей, у которых сгорели дома. Кроме того, дунганские этнокультурные объединения и жители района помогли семьям погибших и задержанных.

Новости партнёров