Экономика Казахстана: что упало, что пропало. Итоги года

Иллюстрация с сайта Depositphotos.com
Иллюстрация с сайта Depositphotos.com

Изъятие пенсионных и взлёт цен на жилье, подорожание продуктов, внедрение Ashyq, нехватка бензина, дефицит электроэнергии. Чем запомнился 2021 год.

После тотальных локдаунов 2020 года экономика Казахстана, как и многих других стран, оказалась не в самом лучшем состоянии. Год начался с "плохих" цифр: в 2020 году ВВП страны уменьшился на 2,6%, а январь 2021-го показал падение ВВП на 4,5% в сравнении с январём 2020. Впрочем, взлётов после почти годовой остановки целого ряда секторов никто и не ожидал. 

Президент Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании правительства в январе даёт поручение: приоритетом должно стать восстановление экономического роста, привлечение инвестиций, повышение реальных доходов казахстанцев, поддержка малого и среднего бизнеса, наиболее пострадавшего от пандемии, ограничительных мер и разрушения торговых связей.

Пенсионный триллион

По сути первым получателем поддержки становится строительный сектор. В январе принимаются правила по использованию части пенсионных накоплений для покупки жилья, начинается оформление первых сделок. В ожидании притока "пенсионного триллиона" рынок недвижимости начинает подрастать ещё в декабре. Как только возможность изъятия становится реальностью, цены на недвижимость летят вверх. Суммарно за год они скакнули в среднем на четверть, в отдельных городах – ещё больше. По данным ЕНПФ, по состоянию на 1 декабря 2021 года казахстанцы забрали со своих пенсионных счетов на покупку жилья и лечение 2,1 трлн тенге. 

Вакцинация, Ashyq и сюрприз от налоговиков

В феврале начинается вакцинация от коронавируса. На первом этапе вакцинируют работников так называемой первой линии – медицинских работников, сотрудников правоохранительных органов, педагогов. В этом же месяце начинается пилотное внедрение проекта Ashyq. Реакция общества на оба события неоднозначная, но у правительства и у бизнеса именно с вакцинацией и проектом Ashyq связаны надежды на возобновление работы предприятий и восстановление экономики. Однако уже в марте вновь вводятся ограничения на работу предприятий. Так будет продолжаться практически весь год. 

В апреле начинают вакцинировать всех граждан по желанию. Появляются паспорта вакцинации и цвета статусов в Ashyq. Посещать все открытые заведения и учреждения могут люди с "зелёным" и "синим" статусами (вакцинированные и нейтральные). Действие Ashyq расширяется, бизнес начинает возобновлять работу. Но уже в июле выходит постановление о недопуске невакцинированных сотрудников на работу, при этом наказывать за нежелание людей вакцинироваться собираются работодателей. Бизнес-сообщество возмущено. От некоторых граждан звучат опасения, не всплывут ли данные из Ashyq где-либо ещё. Они оказываются правы: в декабре предприниматели в ряде регионов страны получают уведомления от Комитета государственных доходов о том, что установлены расхождения между данными системы Ashyq и контрольно-кассовых чеков. КГД предлагает бизнесменам самостоятельно устранить нарушения, бизнес-сообщество негодует. В КГД называют происходящее "мерой мягкого контроля" и объясняют: бизнесу надо только обосновать разницу в цифрах и всё, никаких санкций не последует. 

Поддержка МСБ

В апреле президент поручает освободить малый и средний бизнес в наиболее пострадавших отраслях от отдельных налогов и платежей. Принимается решение ввести с 1 апреля по 1 июля 2021 года отсрочку на уплату всех налогов и платежей с фонда оплаты труда (по 118 видам экономической деятельности), на выплату банковских займов и микрокредитов субъектами МСБ в пострадавших отраслях (по 346 видам экономической деятельности). Также приостанавливается применение мер принудительного взыскания налоговой и таможенной задолженности.

Принято решение о переносе реализации пилотного проекта по оформлению сопроводительных накладных и электронных счетов-фактур на товары с 1 июля на 1 октября 2021 года. Период субсидирования процентных ставок по кредитам МСБ в пострадавших секторах экономики (93 вида экономической деятельности) продлевается до 1 июля 2021 года.

К апрелю останавливается падение экономики, по итогам четырёх месяцев наконец-то фиксируется положительный показатель ВВП 0,7%. 

Засуха и рост цен на продукты

Весна приносит новую проблему – инфляция выходит за границы установленного коридора, цены на продукты бьют рекорды, продовольственная инфляция показывает двузначные значения. Правительство принимает экстренные меры: наращивает кредитование торговых сетей на пополнение оборотных средств, развивает систему форвардного закупа сельхозпродукции и приглашает поставщиков из соседних стран.


Читайте также: Золотые яйца: почему самый дешёвый белок с каждым днём становится дороже


Сюрприз преподносит и климат – в Туркестанской, Кызылординской и Мангистауской областях начинается небывалая засуха, голодает домашний скот. Для помощи сельчанам выделяются деньги, спешно закупаются корма, а министр сельского хозяйства Сапархан Омаров отправляется в отставку. Фермеры пострадавших регионов просят объявить чрезвычайную ситуацию (это позволит им получить компенсацию за погибший скот), однако ни бывший, ни нынешний министры на это не идут. Новый глава МСХ Ербол Карашукеев обещает изменить ситуацию в аграрном секторе. И выносит на публичное обсуждение законопроект о личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), который тут же подвергается критике со стороны представителей агросектора.


Читайте также: Что будет с ценами на мясо и картофель в Казахстане


Ещё одно важное решение Минсельхоза принято под конец года – в стране введён запрет на экспорт картофеля, моркови и полностью закрыт экспорт КРС. Бизнес-сообщество возмущено, министерство остаётся непреклонным. 

Дефицит бензина и электроэнергии

В июне на юге страны возникают перебои с поставками ГСМ, в Шымкенте начинают продавать дизтопливо по талонам. В Министерстве энергетики успокаивают: перебои временные, связаны лишь с отгрузками с НПЗ, а запасов ГСМ в стране более чем достаточно. К концу лета становится ясно – запасов не хватило, и в стране возникает дефицит. Министерство вынуждено активизировать импорт ГСМ из соседней России и перенести плановые ремонтные работы на отечественных НПЗ. Причинами возникновения дефицита называют повышенный спрос на вывоз – мол, активно начали потреблять ГСМ именно в приграничных областях. 

Потрясения в топливно-энергетическом секторе на этом не заканчиваются. В октябре Казахстанская компания по управлению электрическими сетями (KEGOC) предупреждает об ожидающемся в осенне-зимний период дефиците электроэнергии. Прогнозируется, что он составит 1 000 МВт. В дефиците обвиняют "серых" майнеров. 

Банки и Нацфонд

Потрясения коснулись и банковского сектора. В сентябре в Алматы при принудительном выселении за долги перед банком должник открыл стрельбу по судебным исполнителям. Погибли пять человек. Трагедия повлекла за собой системные изменения: законодательно добавлены меры защиты для заёмщиков, просрочивших кредиты. 


Читайте также: Что делать, если больше нет сил платить ипотеку. В Казахстане усилят меры по защите проблемных заёмщиков


Параллельно с тушением "внезапных пожаров" правительство занималось выработкой и системных мер. Наконец, в 2021 году сформулировано бюджетное правило, ограничивающее возможности занимать деньги из Национального фонда. Переход на контрцикличное бюджетное правило подразумевает, что изъятия из Нацфонда в бюджет не будут превышать доходы фонда от нефтяного сектора, что позволит не тратить уже накопленные активы. Такой подход, по оценкам кабмина, позволит значительно снизить зависимость бюджета от нефтяных поступлений и соответственно усилить сберегательную функцию фонда для дальнейшего накопления активов. 

При этом гарантированный трансферт в 2022 году определён в размере 2,4 трлн тенге, в 2023 году – 2,2 трлн тенге и в 2024 году – 2 трлн тенге. Эти средства будут направлены на финансирование социальных обязательств. Кроме того, в 2022 году будет привлечён целевой трансферт из Национального фонда в размере 550 млрд тенге, в 2023–2024 годах по 400 млрд тенге ежегодно. Целевые трансферты из Нацфонда будут направлены на финансирование мероприятий предвыборной программы партии Nur Otan.

В будущее смотрим с оптимизмом

Ожидания правительства на ближайшие пять лет весьма оптимистичные. В прогноз социально-экономического развития страны заложен реальный рост ВВП на уровне 3,9% в 2022 году с ростом к 2026 году до 5,2%. Среднегодовой темп роста ВВП за пять лет составит 4,8%.

Несырьевой сектор должен стать одним из основных драйверов качественного роста и ключевым фактором устойчивости экономики. По прогнозам правительства, обрабатывающая промышленность в среднем будет расти на уровне 4,1% и опережать темпы роста горнодобывающей промышленности (3,9%). 

Добыча нефти в 2022 году составит 87,9 млн тонн с увеличением в 2026 году до 107,4 млн тонн. Рост добычи нефти ожидается за счёт реализации Программы устранения узких мест нефтепровода КТК для увеличения его мощности по казахстанскому участку в 2023 году.


Читайте также: Почему нефть растёт, но тенге падает


В сельском хозяйстве среднегодовой рост составит 5%, в строительстве – 3,9%. Производство услуг будет расти в среднем на 5,4%. 

Номинальный ВВП в 2022 году составит 87,1 трлн тенге, а в 2026 году – 119,9 трлн тенге. ВВП на душу населения вырастет с 10,7 тыс. долларов в 2022 году до 14,2 тыс. долларов в 2026 году.

Экспорт товаров в 2022 году прогнозируется на уровне 60,1 млрд долларов и к 2026 году увеличится до 79,8 млрд долларов. Импорт товаров увеличится с 40,8 млрд долларов в 2022 году до 43,4 млрд долларов в 2026 году.

Целевой коридор годовой инфляции в 2022 году сохранён в пределах 4–6%, в 2023–2024 годах – 4–5%, в 2025–2026 годах – 3–4%. 


Читайте также: Что будет с долларом, нефтью и инфляцией. Станут ли казахстанцы богаче в 2022


Новости партнеров