Кому проиграл Сапархан Омаров. Очередной министр не справился с сельским хозяйством Казахстана

Сапархан Омаров. Фото пресс-службы Минсельхоза
Сапархан Омаров. Фото пресс-службы Минсельхоза

В субботу, 10 июля, Президент отстранил от должности министра сельского хозяйства Сапархана Омарова.

Сельскохозяйственная отрасль в очередной раз подтвердила свою репутацию "бермудского треугольника", в котором бесследно исчезают бюджетные деньги, амбициозные проекты и карьеры чиновников. На этот раз жертвой пал Сапархан Омаров.

Программа "на троих"

Сапархан Омаров стал третьим министром сельского хозяйства РК, на чью долю выпало работать над реализацией Государственной программы развития АПК на 2017-2021 годы.

Разработан документ был командой Аскара Мырзахметова (в должности с апреля 2016 года) и делал акцент на сельхозкооперацию. В этом усматривалась попытка уйти от сложившейся к тому времени зависимости отрасли от трёх агрохолдингов-гигантов ("Алиби", "Иволга", "КазЭкспортАстык"), залезших в долги на сотни миллионов долларов и грозивших потопить с собой всю отрасль.

Однако ставка на объединение мелких производителей сельхозпродукции себя не оправдала, и в декабре 2017 кресло главы МСХ РК занял Умирзак Шукеев (также получивший ещё и должность вице-премьера). Поскольку ответственным секретарем МСХ РК в тот же момент стал Асылжан Мамытбеков, экс-министр сельского хозяйства (2011-2016 годы), идеолог одиозного проекта по превращению Казахстана в "мясную сверхдержаву", команда Шукеева переписала действующую программу развития АПК на 80%, вычеркнув из неё кооперацию и вернув в неё всё тот же акцент на поддержку мясного скотоводства.

Также в качестве приоритетов были выделены цифровизация сельского хозяйства, расширение орошаемых площадей, инвестиционное субсидирование приобретения новой техники и поддержка семеноводства.

Однако, "мясной сверхдержаве" и в этот раз не суждено было случиться: проект вновь забуксовал, и в апреле 2019 года Минсельхоз РК возглавил Сапархан Омаров. На его долю выпало уже третье перекраивание Госпрограммы развития АПК. В частности, господдержка мясной отрасли была серьёзно урезана, а новые акценты были сделаны на импортозамещении – приоритеты господдержки направляли на поддержку производства тех продуктов питания, по которым обеспеченность внутреннего рынка была недостаточна – яблоки, сахар, рыба, мясо птицы, колбаса, молоко.

От оппонента до врага

Цель импортозамещения понятна – борьба с ростом цен. К сожалению, проиграть эту войну Сапархан Омаров был обречён заранее, поскольку причины подорожания продуктов питания (и объективные, и субъективные) лежали вне зоны ответственности.

Например, введение утильсбора привело к росту цен на сельхозтехнику. Ответственный – Минэкологии и природных ресурсов. Снижение курса тенге – рост затрат фермеров на агрохимию, семена и те же сельхозмашины. Ответственный – Нацбанк. Сезонные колебания цен из-за отсутствия климатических складов. Ответственный – Минторговли и интеграции. Завышение цен в торговых сетях и цепях посредников. Ответственные – местные акиматы.

Однако поскольку формальная ответственность за насыщение внутреннего рынка продуктами питания лежит на Минсельхозе, Сапархан Омаров именно ростом цен и должен был заниматься всю свою карьеру министра. При этом отчаянные действия главы Минсельхоза РК приводили к тому, что всё новые и новые участники рынка пополняли стан его недоброжелателей.

Для примера можно вспомнить мораторий на экспорт живого скота, который МСХ РК ввел в начале 2020 года. Дело в том, что за 2019 год за границу (в основном, в Узбекистан) ушло 156 тысяч голов КРС и 262 тысячи голов МРС. Результатом этого стал существенный скачок цен на мясо.

Запрет на вывоз скота дальнейший рост цен на мясо сдержал, но крупные животноводческие хозяйства, зарабатывавшие на экспорте, записали Сапархана Омарова в число своих противников. А уж когда он лишил их части субсидий – и вовсе увидели в нем врага. 


Читайте также: Засуха в Казахстане: почему все оказались не готовы и какими будут последствия


В итоге в ноябре 2020 года после долгой войны мораторий на экспорт бычков и баранов (то есть мужских особей) был снят. Но этот факт сторонников Сапархану Омарову в среде владельцев откормочных площадок уже не добавил. Зато добавил он ему недоброжелателей – на министра теперь  обиделись мясопереработчики – они остались без сырья, после того как скот вновь десятками тысяч голов пошёл в Узбекистан.

Сплошные минусы

Развитие событий последовало с приходом коронавируса. В марте 2020 года Минсельхоз РК снова ограничил экспорт сельхозпродукции, часть её вообще запретив вывозить, а на другую часть введя квоты. Например, квотировались пшеница и мука. В результате цены на хлеб и макаронные изделия остались более-менее стабильными, но стан недоброжелателей Сапархана Омаров пополнили зернотрейдеры и мукомолы, которые не смогли заработать на ажиотажном спросе иностранцев  на казахстанскую пшеницу и муку.

Видимо, эта острая реакция участников рынка заставила Сапархана Омарова впредь осторожнее подходить к ограничениям, и в 2021 году он не стал вводить квоты на экспорт масличного сырья, которое взлетело в цене на мировом рынке и в связи с этим массово пошло за границу. Однако и этот выбор привёл к появлению новых недоброжелателей – министра подвергли жёсткой критике переработчики маслосемян, у которых не осталось сырья для загрузки собственных мощностей. Растительное масло тем временем выросло в цене вдвое.

Кстати, тут повторилась ситуация с мукомольной отраслью, которая уже десять лет как медленно умирает как раз потому, что из страны вывозится пшеница (сырьё), а не мука (продукт переработки). Сапархан Омаров на эту ситуацию также никак не повлиял, что не добавило ему очков и в глазах мукомолов.


Читайте также: Почему Казахстан перестал быть мировым лидером по экспорту муки


Паралич нерешительности

Таким образом, к настоящему моменту сторонников у Сапархана Омарова среди участников рынка практически не осталось. А сам он, надо полагать, устал лавировать между плохими и очень плохими решениями – и предпочел вообще никаких не принимать. Только этим можно объяснить отсутствие активных действий со стороны Минсельхоза в тот период, когда от бескормицы начал гибнуть скот в Мангыстау и Кызылорде, а эксперты прогнозировали расширение аналогичных проблем на всю страну. Самым логичным шагом для МСХ РК в этот момент был бы запрет на экспорт кормов и фуража (например, ячмень из Казахстана идет в Иран, а гранулированная люцерна – в Китай). Но опять же, горький опыт прошлых "ожогов" на запретах, очевидно, и не позволил Сапархану Омарову предпринять решительных действий.


Читайте также: Аграрии требуют объявить ЧС: скот гибнет из-за недоедания и засухи 


Кстати, в случае с кормами одна проблема наслоилась на другую. То есть экспорт в виде сырья всё большего объёма сельхозпродукции не позволяет Казахстану оставлять себе на корма продукты переработки. В случае с зерном это отруби, в случае с масличными – различные шроты. Эти вторичные продукты – ценнейшие корма и для птицеводов, и для животноводов. Их отсутствие на рынке привело и к росту других видов кормов, и к их дефициту. А засуха и бескормица лишь острее обозначили латентную проблему.

Вот и сложилась цепь событий, которая в итоге вылилась в гибель голодного скота. И поскольку никакой реакции со стороны парализованного нерешительностью Минсельхоза РК действительно не последовало, Касым-Жомарту Токаеву ничего не оставалось, как отправить министра в отставку. Не небеса же наказывать за отсутствие дождя.

Механизм распила

Кстати, пару слов хочется сказать о Ерболе Карашукееве, который теперь стал и.о. министра сельского хозяйства. В аграрную отрасль он пришёл одновременно с Сапарханом Омаровым, в апреле 2019 года, заняв должность председателя правления идущего ко дну холдинга "КазАгро". И тут же инициировал доскональный аудит неповоротливого и неэффективного гиганта. Именно по итогам этой финансовой проверки Касым-Жомарт Токаев летом 2019 года подверг прежний менеджмент "КазАгро" разгромной критике, назвав его примером "абсолютно неумелого руководства". Выяснилось, что за 12 лет своего существования оператор бюджетного финансирования аграрной отрасли накопил долгов на 400 млрд тенге, при том что 40% прокредитованных им проектов оказались пустышками.


Читайте также: В КазАгро объяснили убытки холдинга: Много занимали в долларах и евро


Учитывая всё это, Президент дал поручение холдинг реформировать, что Ербол Карашукеев и выполнил: в начале 2021 года "КазАгро" де-факто перестал существовать, лишившись самостоятельности – его поглотил холдинг "Байтерек".

Похоже, и в Минсельхоз РК Ербол Карашукеев командирован в качестве кризис-менеджера, которому предстоит разобраться с кучей накопившихся проблем, а также попробовать избавить отрасль от влияния лоббистских группировок. И прежде всего, это нужно делать, создавая новую пятилетнюю программу для АПК как инструмент развития, а не как механизм распила бюджетного финансирования.

Серик Султанов

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров