Что будет с долларом, нефтью и инфляцией. Станут ли казахстанцы богаче в 2022

Коллаж Informburo.kz
Коллаж Informburo.kz

Эксперты оценивают риски и вызовы наступающего года: экономика Казахстана вновь под угрозой.

Каким окажется наступающий 2022 год для экономики Казахстана – очередным кризисным или, наоборот, принесёт новые возможности для развития? У казахстанских экспертов большинство опасений связаны не столько с внешними рисками, сколько с внутреннем состоянием экономики: насколько она окажется способна удержать внешнее давление при наличии серьёзных структурных проблем. 

Финансовый аналитик Арман Бейсембаев полагает, что при базовом сценарии развития 2022 год не будет сильно отличаться от 2021-го. 

"Это достаточно высокая инфляция, проблемы с логистикой по всему миру, в 2022 году начнётся довольно активная борьба с этой инфляцией. В любом случае, 2022 год будет, скорее всего, периодом некоего восстановления, когда результаты 2020-2021 годов начнут выходить на какую-то траекторию роста. То есть мы потихоньку успокоимся, научимся лечить, с вакцинацией вопросы решатся и так далее. Потихоньку идём в сторону стабилизации. На этом фоне естественно начинает расти спрос, и

в следующем году по ценам на нефть ждём минимум 100 долларов за баррель.

Это такой базовый сценарий, который предполагает постепенное улучшение, исходя из сегодняшнего состояния", – объяснил он. 

Однако есть и тревожные сигналы, которые могут значительно повлиять на возможности восстановления и стабилизации. Один из главных, по мнению Бейсембаева, заключается в предстоящих действиях Федеральной резервной системы (ФРС) США по противодействию нарастающей инфляции. Одним из главных действий правительств, не только США, но и большинства развитых стран, станет тейперинг (постепенное сокращение стимулирования экономики) и последующее за этим изъятие избыточной ликвидности с рынков. 

"Это может вызвать обвал фондовых рынков, дефицит ликвидности в банковской системе и вообще финансовой системе, утечку капитала практически со всех развивающихся рынков и давлению на национальные валюты. Ну и, собственно, повышающаяся процентная ставка может шарахнуть по мировой экономике так, что мало не покажется, – сказал Бейсембаев. – Как только начнётся тейперинг в марте следующего года, если они начнут делать это жёстко и быстро, это вызовет тотальное бегство (инвесторов) из всех рисковых активов, в том числе из Казахстана.

Из Казахстана начнёт утекать валюта очень быстрыми темпами. А это колоссальное давление на нашу национальную валюту, и удержать тенге не получится.

С чем-то подобным мы уже столкнулись в ноябре-декабре этого года, и у нас курс вполне мог улететь в небеса, однако его удержали. Но это пока. Для удержания курса Нацбанк делал интервенции, и около 300 млн долларов уже сожгли за неполные две недели, пока эта ситуация сохранялась. И пока непонятно, что сейчас происходит. Судя по всему, ситуация сейчас стабилизировалась. Но в марте она снова обострится и давление на нацвалюту снова будет оказываться достаточно большое. У Нацбанка будет вилка действий. Он может либо продолжать интервенции и пытаться удерживать курс на нынешних уровнях, но насколько хватит наших резервов, сколько мы можем позволить сжечь своих резервов, непонятно. Второй вариант: Нацбанк может аккуратно, потихоньку сбивая излишнюю волатильность, потихоньку отпускать курс, и он будет медленными темпами обесцениваться, если будет отток капитала из страны". 

Генеральный директор Центра исследований прикладной экономики (AERC) Жаныбек Айгазин обращает внимание, что "ковидные" риски пока окончательно не исчезли. Появляются новые штаммы вируса, которые могут повлиять на экономическую активность во всём мире. Впрочем, скорее всего, этот риск не будет оказывать столь же сильного влияния, как в 2020 году, поскольку мир научился жить и работать в новых условиях. 

"В глобальной экономике один из главных – вопрос инфляции. Спрос был отложенный, недофинансированный, и производство не успевало за спросом. Но я надеюсь, в следующем году и на внутреннем рынке, и на внешних рынках предложение успеет за спросом и между ними не будет такого разрыва. Кроме того, ожидаемое сворачивание фискальных стимулов и ужесточение монетарных политик стран мира позволит уменьшить инфляционный накал.

Ожидаем, что темпы инфляции снизятся. По нашему прогнозу, если в 2021 году в Казахстане среднегодовая инфляция сложилась на уровне 7,8%, то в 2022 году мы ждём её снижения до 6,5%", – полагает Айгазин. 

На долгосрочную перспективу аналитик отмечает изменение паттернов в мировой экономике. Драйверами устойчивого экономического роста станут наиболее успешные в цифровизации страны. Тенденция перехода в онлайн различных сфер деятельности, развитие цифровых услуг ускорились за последние два года, и оставаться в стороне от этих процессов страны не могут, если они заинтересованы в развитии открытой экономики. Также будут активизироваться процессы перехода на чистые технологии генерации энергии и производства продукции.

Экономист Асет Наурызбаев также считает главным "сюжетом" мировой экономики 2022 года инфляцию. 

"Байден подписал инфраструктурный план, поэтому сейчас спрос на всё строительное, инженерное начнёт расти. В этом году были проблемы на стороне производства, а в следующем году начнётся чрезмерный спрос. Спрос восстанавливался в этом году, производство не успело восстановиться. В будущем году мы, наверное, увидим восстановившееся полностью производство и новый спрос, который обеспечит инфраструктурная программа Байдена", – сказал он. 

В Казахстане, по мнению эксперта, остаётся риск увеличения бедности населения, связанный с низкой эффективностью экономики страны. "Поскольку у нас экономика малоэффективная, будут кризисы, связанные с тем, что повышение зарплат неизбежно, но оно упрётся в возможности экономики", – объяснил экономист. При возникновении таких кризисных ситуаций, по мнению Наурызбаева, важно, чтобы не были вновь реализованы меры по спасению отдельных предприятий, особенно в банковском секторе.

"Надо спасать людей, а не компании. Надо поддерживать человека, пока он не найдёт себе новую работу. Но не спасать отдельные компании. Особенно это касается банков. Те банки, которые будут "ложиться" в следующем году, их спасать не надо", – уверен он. 

При этом эксперт считает, что нынешнюю ситуацию можно использовать и для развития, в частности, развития фондового рынка страны. 

"У нас сейчас фондовый рынок очень убогий. Понятно, что мы шли наступая на все возможные мины, (…) мы идём снова по финансовым пирамидам и никак не можем научиться у западного мира тому, через что они уже прошли. Это привело к тому, что наши законодатели начали дуть на воду. Когда что-то случилось, кто-то украл деньги, вместо того чтобы этого человека посадить в тюрьму, начинаются законодательные изменения, что вот так делать нельзя. И в итоге получилось, что у нас вообще ничего делать нельзя на фондовом рынке, выпуск ценных бумаг – это очень сложная процедура, и в итоге все уходят в банковский рынок, кредитуются в банках, вместо того чтобы на фондовом рынке деньги поднимать. И это приводит к тому, что те проекты, которые могли бы прожить, если бы не надо было платить проценты, очень многие проекты разоряются. Один из вызовов следующего года – сумеем ли мы фондовый рынок расшатать. Есть надежда на финтех, через развитие онлайн-привлечения, но конечно, если не будут мешать", – отметил экономист. 

Специфический непосредственно для Казахстана риск Наурызбаев видит в энергетическом секторе. 

"У нас электроэнергетика оказалась в аховой ситуации. И соответственно, если начнутся крещенские морозы, то может не хватать электроэнергии. Тут надо, чтобы был чёткий ответ на вопрос "кого отключаем". Создавать ненужную нервозность у населения тоже не надо", – считает он. 

Базовый сценарий развития экономики в 2022 году, согласно прогнозу правительства, предполагает цену на нефть в 60 долларов за баррель. Реальный рост ВВП прогнозируется  на уровне 3,9%. Целевой коридор годовой инфляции в 2022 году сохранён в пределах 4-6%


Читайте также:


 

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров