В Алмалинском районном суде продолжается главное судебное разбирательство по делу о смерти гражданки Украины Даны Агамурадовой после пластической операции в Центре эстетики Ольги Рубас. На слушаниях показали аппарат для липосакции. По данным потерпевшей стороны, оборудование примерно 1970-х годов выпуска.

"Отсасыватель прекрасного качества, каждый год проходил техобслуживание, – рассказала в суде генеральный директор Центра эстетики Ольга Тютюнникова. – У меня он примерно с 2008 года. Является самым лучшим на сегодняшний день по сравнению с китайскими. На нём проводилось от 30 до 50 операций, он хорошо отсасывает жир. По крайней мере, мне так говорили хирурги. Никакого он не кустарного производства. Я его сама не делала, он был куплен в "Медтехнике".

Проведение операции на приспособленном кустарном аппарате – одно из обвинений, предъявленных хирургу Дмитрию Писареву.

"Я работаю с 2003 года в этой сфере и не позволю оперировать человека на кустарном аппарате и в перевязочной. У меня ни одного смертельного случая не было. Ни аппарат, ни место проведения операции не могут привести к жировой эмболии", – считает Ольга Тютюнникова.


Судья посмотрел аппарат для липосакции

Судья посмотрел аппарат для липосакции / Фото informburo.kz

По данным главы клиники, Дане Агамурадовой провести липосакцию посоветовали её подруги. Они делали пластическую операцию у Дмитрия Писарева, поэтому настаивали на том, чтобы именно он оперировал Дану.

"Дмитрий Васильевич (Писарев. – Авт.) был приглашённым хирургом по разовому договору по рекомендации, так как он уже делал подругам Агамурадовой операцию такого плана. Поэтому я пригласила его для проведения разовой операции. Он официально не работал, в штате не состоял", – рассказала она.


Аппарат для липосакции

Аппарат для липосакции / Фото informburo.kz

Ольга Тютюнникова настаивала в суде, что липосакцию проводили в малой операционной (манипуляционная), которая оборудована всем необходимым. Она не согласна с выводами следствия о том, что операцию проводили в перевязочной.

"Малая операционная была оснащена для проведения манипуляций для липосакции. Хирург должен был знать, что липосакция достаточно опасная операция, которая ведёт к многим осложнениям. Я не хирург, но можно, конечно, было привлечь анестезиолога. Я думаю, нужно было", – подчеркнула руководитель клиники.

Она признала свою вину в ненадлежащем выполнении управленческих функций, что повлекло смерть человека. Но наказания она избежала, поскольку её освободили от уголовной ответственности из-за истечения срока давности. Она посчитала неэтичным после гибели пациентки не признавать вину, поэтому не обжаловала экспертное заключение о том, что операцию проводили на кустарном аппарате и в перевязочной.


Аппарат для липосакции

Аппарат для липосакции / Фото informburo.kz

В 615 тысяч тенге обошлась липосакция Дане Агамурадовой. Главе клиники показали чек, выписанный на 1700 долларов.

"Я не получала 1700 долларов на руки. Мы в долларах не принимаем. Я не знаю, чья подпись. Я на руки получила 250 тысяч, остальное после (должна была оплатить. – Авт.). Это такие мелочи, давайте будем считать, что я получила 615 тысяч тенге", – пояснила Ольга Тютюнникова.


Читайте также: Смерть гражданки Украины после липосакции в Алматы: хирург выступил в суде


Деньги глава клиники не стала возвращать, потому что снова посчитала это неэтичным.

"Я спросила, чем можем помочь, встретить хотела в аэропорту. Мне мама погибшей сказала, что ничего не надо, нужно выяснить, кто виноват. Я не предложила обратно деньги, так как посчитала это неэтичным. Что бы я ни сказала, это негативно воспринималось. Я бы сейчас вернула, это было бы справедливо", – сказала она, пообещав, что на следующее заседание вернёт деньги родственникам Даны Агамурадовой.

В суде выяснилось, что дежурный врач клиники "Авторская медицина", в реанимацию которой попала Дана Агамурадова после липосакции, вколола димедрол. У погибшей была на него аллергия. Глава клиники утверждает, что записи об этом в медкарте не было, но Дмитрий Писарев говорит обратное.

Родственники Даны Агамурадовой предъявили гражданский иск Дмитрию Писареву. Сестра погибшей просит взыскать с хирурга 50 млн тенге морального вреда.

"После смерти сестры мне как близкому родственнику не принесли извинения, не оказали материальную помощь. Из-за отсутствия средств сестра похоронена не на родной земле, а в Алматы. Также не возвращены деньги моей сестры, которыми оплатили проведение операции. Я и моя мать были вынуждены в чужой стране без оказания помощи со стороны ответчика похоронить и произвести поминальный ритуал близкого нам человека", – зачитала ходатайство адвокат потерпевшей стороны Гульмира Буралхиева.

После смерти Даны Агамурадовой родные приходили в Центр эстетики Ольги Рубас. Оперировавший хирург Дмитрий Писарев отказался с ними разговаривать.

"После смерти моей сестры осталась её несовершеннолетняя дочь, которую она растила одна. В настоящее время воспитанием, содержанием дочери моей сестры занимаемся я и моя мать, которая является пенсионеркой. Мы, родные умершей Даны Агамурадовой, не можем перенести утрату близкого человека, который был в расцвете сил – на момент смерти ей было 34 года. Размер морального вреда я оцениваю в 50 млн тенге", – заключила Гульмира Буралхиева.

Хирург вину не признаёт. Он считает, что не должным образом была проведена реанимация. Дмитрия Писарева обвиняют по статье 317, часть 3, УК РК – "Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником, повлёкшее по неосторожности смерть человека".

Дмитрий Писарев работал пластическим хирургом в Noa esthetigue, чья пациентка скончалась после операции по подтяжке груди. 30-летняя женщина легла под нож в клинике 3 сентября и в этот же день попала в государственную больницу с судорожным синдромом. Спустя 35 дней, 8 октября, она умерла.

Сейчас подсудимый работает хирургом в учебно-клиническом центре Алматы.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter