В ночь с 15 на 16 мая на мусорном полигоне рядом с селом Айтей Карасайского района, в непосредственной близости от Алматы, произошёл мощный пожар.

Хроника возгорания полигона

Первым забил тревогу экологический активист Павел Александров, создатель сайта Airkaz.org. Этот ресурс действует уже третий год и в режиме реального времени передаёт информацию об уровне загрязнения воздуха опасными частицами РМ 2.5 с двух десятков датчиков, расположенных в разных районах города.

16 мая в 00.06 Павел выложил на своей личной странице в Facebook скриншот с сайта и пост: "В западной части города что-то очень мощно горит. Запах жжёной резины живо напомнил мне зимний "воздух" в городе. И дымка точно такая же. Закрывайте скорее окна!"


Скриншот 1. Уровень содержания частиц РМ 2.5 (мкг/м3 воздуха) в западной части города

Уровень содержания частиц РМ 2.5 (мкг/м3 воздуха) в западной части города / Данные с сайта Airkaz.org на полночь с 15 на 16 мая

Уже после полуночи на WhatsApp пришла анонимная рассылка, где говорилось, что в ДЧС Алматы поступило полсотни звонков от населения, в основном Бостандыкского и Медеуского районов, с сигналами о едком запахе гари, что горит городской полигон для твёрдых бытовых отходов на площади один гектар. Также сообщалось, что содержание диоксида серы превышено в 70 раз. В рассылке содержалась просьба не выходить на улицы и надеть респираторы и противогазы.

Ночью я часто просыпаюсь от колокольчика уведомлений от департамента по чрезвычайным ситуациям. В этих SMS чаще всего содержатся штормовые предупреждения о возможности сильных ливней, паводков на реках Алматинской области и схода лавин в горах. В ту ночь ни одной эсэмэски я не дождался. Позже позвонил Павлу: он их тоже не получал. Хотя в мартовском интервью для Informburo.kz он много говорил мне о необходимости своевременного предупреждения жителей о всех чрезвычайных ситуациях, а не только о лавинах и паводках.

Сообщение ДЧС появилось в СМИ рано утром 16 мая. Некоторые данные совпадали с рассылкой, но ничего не было про респираторы, противогазы и превышение уровня SO2 в 70 раз. И почему-то сказано, что возгорание произошло в 2.00 ночи, хотя тут же написано, что в 00.12, то есть двумя часами ранее, в ДЧС уже поступило около 50 звонков от горожан.

Почти одновременно Павел Александров опубликовал ещё один пост:

"В 9 часов утра в разных районах города стоит нестерпимая вонь. Уровень загрязнения воздуха достигает зимних значений. Пишут, что горит свалка в Каскелене. А значит, помимо РМ 2.5, в этом дыму содержится масса других чрезвычайно токсичных веществ. Берегите себя, не выходите без необходимости, держите окна закрытыми".


Уровень содержания частиц РМ 2.5 (мкг/м3 воздуха) в западной части города

Уровень содержания частиц РМ 2.5 (мкг/м3 воздуха) в западной части города / Данные с сайта Airkaz.org на 8.56 среды, 16 мая

Ближе к полудню – как водится, во имя высшей цели "избежания паники" – пошли официальные опровержения, увещевания, успокоения и прочие колыбельные.

ДЧС назвал ночную рассылку "фейковой", заверив, что экологической опасности не было: "...по данным "Казгидромета", превышения вредных веществ в атмосферном воздухе не зафиксировано, в связи с чем рекомендации по использованию респираторов и противогазов ДЧС Алматы не давал".

А сам "Казгидромет" констатировал: "По концентрациям взвешенных частиц РМ 2.5 и РМ 10 были изменения с 00.00 по 04.00 16 мая, но превышения предельно допустимой концентрации не было. Высокой и экстремально высокой концентрации не зафиксировали ни на одном посту наблюдения".

Поясню, что среднесуточный предел допустимой концентрации частиц РМ 2.5, по нормам ВОЗ, составляет 25 мкг/м3, в Казахстане это значение чуть выше – 35 мкг/м3, ПДК по разовым выбросам – 160 мкг/м3.

Но, как видно на скриншотах с Airkaz.org, облако дыма, который затянул верхние районы города, показывало другие цифры – и 172, и 213. Так что заверения КГМ расходятся с фактами.

Параллельно выяснилось, что среди госорганов у "Казгидромета" сложилась фактическая монополия на замеры содержания вредных частиц: у департамента экологии Алматы даже нет таких приборов.

Тем временем акима Айтейского сельского округа Кайсара Кикимова, приехавшего к месту пожара, не пустили на полигон, сославшись на то, что это "частная территория".

Пользователь Facebook Лаура Барысова написала в комментарии: "В нашем садике детей запретили на улицу выводить и открывать в здании окна. Техничкам и нянечкам наказали делать чаще влажную уборку. Родителей попросили сегодня деток пораньше забрать. Такой указ от нашей заведующей разослали по всем группам".

Сразу после обеда СМИ сообщили, как председатель Комитета по чрезвычайным ситуациям МВД РК Владимир Беккер отчитался о проделанной работе и пообещал потушить пожар до конца дня 16 мая.

Около девяти вечера четверга Павел Александров перепостил фотографии, которые сделали его друзья с борта лайнера и переслали ему, и сопроводил их комментарием: "Вот свежие фото горящей свалки с самолёта. Снято только что. Я, конечно, не рулетка, но на глаз там гораздо больше 1 гектара горит".


Облако дыма от горящей свалки

Облако дыма от горящей свалки / Фото с личной страницы Павла Александрова в Facebook

Цена алматинского смога – полмиллиарда долларов в год

14 мая, за полтора дня до пожара на свалке, в Гражданском центре южной столицы прошло уже третье заседание экспертной общественной группы "Чистый воздух Алматы", о которой я уже рассказывал. В ней четыре секции, которые работают по источникам загрязнения воздуха: ТЭЦ, автотранспорт, частный сектор, градоустройство. В фокусе пятой секции – влияние смога на здоровье алматинцев.

Все члены группы единодушны во мнении, что Алматы находится в зоне экологического бедствия. Они намерены до конца года завершить объёмный доклад с конкретными предложениями по очищению воздушного бассейна города и представить его в акимат.

На последнем собрании группы, куда пригласили СМИ, специалистов и рядовых алматинцев, показали две презентации. О реконструкции ТЭЦ-2 рассказал модератор группы, экс-президент KEGOC Асет Наурызбаев. Об этом я надеюсь поговорить отдельно и попозже.

Айымгуль Керимрай, PhD, постдокторант, научный сотрудник лаборатории "Экология биосферы" Центра физико-химических методов исследования и анализа КазНУ им. аль-Фараби, представила свою работу "Качество воздуха Алматы. Влияние загрязнения воздуха на здоровье".

Первые же слайды презентации Айымгуль подтвердили, что слова о "зоне экологического бедствия" – не страшилки и не гипербола.

В сравнении с ПДК, установленными Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) по различным загрязняющим веществам, в Алматы идёт колоссальное превышение (см. таблицу ниже):

  • по частицам РМ 2.5 – в 5,1 раза;
  • по частицам РМ 10 – в 3,7 раза;
  • по диоксидам азота – в 3,6 раза.

Причём только в первом случае Керимрай опирается на данные сайта Airkaz.org, а в остальных – на официальные сведения "Казгидромета".


Сравнении показателей загрязнения воздуха в Алматы с ПДК, установленными Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ)

Сравнении показателей загрязнения воздуха в Алматы с ПДК, установленными Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ)

Например, чем конкретно представлял опасность пожар на свалке? Концентрация каких загрязняющих веществ (ЗВ) была превышена? Благодаря Павлу Александрову мы знаем ситуацию только по одному показателю – частицам РМ 2.5. По всем прочим ЗВ (а их три десятка) "Казгидромет" в детали вдаваться не стал: превышения ПДК не было – и успокойтесь, подробности вам знать не обязательно.

Кстати, по некоторым загрязнителям казахстанские ПДК, в сравнении с международными, завышены – для красивой отчётности. Иногда этот самообман незначительный, как в случае с РМ 2.5 (среднесуточное значение 35 мкг/м3 в РК против 25 у ВОЗ). А порой он колоссальный.

Скажем, предельная допустимая концентрация сильнейшего канцерогена – бензола – составляет в Казахстане порядка 100 мкг/м3. А в США этот показатель ниже втрое. Как красноречиво одна сухая цифра демонстрирует отношение государства к здоровью собственных граждан!


Концентрация бензола в Алматы в сравнении с ПДК Казахстана, США и Евросоюза

Концентрация бензола в Алматы в сравнении с ПДК Казахстана, США и Евросоюза

В презентации Айымгуль Керимрай достаточно и других доказательств такого пренебрежения, не буду останавливаться на них подробно. Скажу только: молодая учёная отдаёт себе отчёт в том, что для государства потеря гражданами здоровья и сокращение жизни из-за грязного воздуха – это нечто эфемерное, абстрактное, не имеющее причинно-следственной связи и потому недоказуемое. Отсюда наплевательское отношение к охране окружающей среды.


Айымгуль Керимрай

Айымгуль Керимрай / Фото Дмитрия Каратеева

Поэтому эколог переводит проблему на более понятный для властей язык денег. Она ссылается на совместное исследование Всемирного банка и Министерства окружающей среды и водных ресурсов РК, ныне почившее в бозе: "На пути к экологически чистой промышленности и улучшенному мониторингу качества воздуха в Казахстане", опубликованное в 2013-м. Оно было проведено в Казахстане двумя годами ранее.

Так вот, восемь лет назад загрязнение воздуха твёрдыми частицами привело к увеличению затрат в сфере здравоохранения: оплата больничных, пособий по инвалидности, утере трудоспособности, потере кормильца и т.д. (Кстати, в том году, по данным ВБ, в Казахстане было зарегистрировано 2800 случаев преждевременной смерти по этой причине.)

По стране в 2011 году эта цифра составила, по оценкам Всемирного банка, 1 млрд 341 млн долларов, или 0,9% к ВВП. 37% этой суммы, или 486,2 миллиона долларов пришлось на Алматы – из-за убийственной экологической обстановки (см. таблицу).


Распределение затрат в сфере здравоохранения, вызванных загрязнением воздуха твёрдыми частицами в четырёх отобранных областях, 2011 г. (в млн долларов США и % от ВВП)

Распределение затрат в сфере здравоохранения, вызванных загрязнением воздуха твёрдыми частицами в четырёх выбранных областях, 2011 г. (в млн долларов и % от ВВП) / Источник – Всемирный банк (2012 г.)

Это фантастические потери, почти треть городского бюджета. От ужасных данных можно было бы отмахнуться, как от наваждения, не будь они продуктом изысканий крупнейшего международного финансового института и нашего экологического министерства (от которого теперь остались лишь рожки да ножки да комитет в Минэнерго).

Примет, что за минувшие восемь лет ситуация со смогом улучшилась, визуально не наблюдается, а достоверных данных на сей счёт нет.

Но по крайней мере количество авто в городе только растёт. А по сведениям, приведённым в "Программе развития города Алматы 2020" за 2018 год, только общий объём выбросов от стационарных источников (промпредприятия и ТЭЦ) с 2015 по 2017 год увеличился с 39,13 до 41,1 тысячи тонн или на 5%.

Думаю, не ошибёмся, если предположим, что потери по Алматы за восемь лет уже перевалили отметку в полмиллиарда долларов.

Кредит доверия оказался невозвратным

Вернёмся к пожару на свалке. ДЧС и "Казгидромет" повели себя традиционно и показательно. Как всегда. Как ведут себя все другие госорганы. По их заявлениям, ничего из ряда вон не случилось: мало ли какие облака над городом проплывают. Они разве что не выпустили совместный пресс-релиз под заголовком "И дым Отечества нам сладок и приятен".

Обе организации – подчинённые и зависимые: первая входит в структуру МВД, вторая – в Минэнерго. Их руководители прекрасно знают, что "всё в мире волшебство от начальства происходит". Так что портить ему настроение не стоит, особенно неприятной информацией. Верхние "манагеры" никогда не любили смотреть правде в глаза, поэтому исстари известно, чем кончали такие горевестники. Конечно, сегодня времена вегетарианские, и гонцу голову не снимут, но с должности снять могут запросто: благовидный повод всегда найдётся.

Главная угроза национальной безопасности Казахстана исходит не от внешнего супостата. Не от банкира, живущего в Сети. Не от свободы слова и безобидных баннеров.

Эта угроза идёт от постоянного приукрашивания ситуации, сокрытия информации от населения, несвоевременного оповещения о ЧС, инстинктивного и подобострастного вранья начальству, – всего того, что можно назвать "фотошопом" реального положения дел.

Госорганы практически перестали платить по кредиту доверия, и он оказался безвозвратным, "токсичным". Боюсь, даже если им разрешат говорить всё начистоту и пообещают, что "за это ничего не будет", – они не смогут. Нужный орган (простите за тавтологию) атрофировался.

И в условиях экологического бедствия, где оказался Алматы, вся надежда теперь – на экспертов-общественников.

Во-первых, как однажды верно заметил Асет Наурызбаев, качество гражданской экспертизы городских проблем сегодня несоизмеримо выше, чем у акимата.

Во-вторых, они работают не за деньги и не только за идею: у многих члены семьи страдают недугами, вызванными грязным воздухом, и очистить его – для них личный вызов.

В-третьих, в работе над программой "Чистый воздух Алматы" у них нет начальников. Поэтому можно не опасаться, что "картина маслом" будет испорчена правдивой и достоверной информацией.

Именно такая информация – отправная точка любого дела. В том числе столь серьёзного и, на первый взгляд, такого неподъёмного как одоление смога в Алматы.

Но слово правды, как известно, весь мир перевесит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter