В начале сентября прочитал на Informburo.kz заметку, на которую просто залип. Один заголовок чего стоил: "Сагинтаев: Туризм в Алматы нужно развивать, не замыкаясь на горнолыжных курортах"! Конечно, я стал жадно читать:

"Аким Алматы... на заседании актива... подчеркнул необходимость развития богатого туристического потенциала города, не замыкаясь на горнолыжном аспекте, сообщила служба по связям с общественностью акимата".

Не верю своим глазам! Что там дальше?

"Аким отметил необходимость заняться действующими курортами, где нужно привести в порядок, наладить транспортную составляющую, условия проживания, питания, комфортного пребывания".

Заняться действующими курортами... То есть старыми. А где же о строительстве новых, горнолыжных?

"В то же время он подчеркнул, что Алматы не должен оставаться привлекательным для туристов только горнолыжными базами".

Так. Интересное кино. Нам при Есимове и Байбеке много лет твердили, что без новых горнолыжных курортов, в частности "Кокжайлау", городу придёт окончательный кирдык!

"Должны развиваться деловой, культурный, спортивный туризм. Этим нужно заниматься каждый день и во всех направлениях. Тогда мы почувствуем, что туристы приезжают не только для того, чтобы посмотреть на наши горы", – сказал Сагинтаев".

В приведённом абзаце не упомянут "экологический туризм", который сегодня является мировым трендом. Но, очевидно, это словосочетание в акиматах пока представляется экзотичным.

Зачем Алматы столько курортов?

Много пишу на Informburo.kz о ГК "Кокжайлау", Иле-Алатауском нацпарке, горном кластере и стараниях чиновников разрушить наши горы строительством.

3 сентября, за два дня до выступления акима на активе, вышел материал "Если чиновники решили застроить горы – медицина тут бессильна". Напомню, речь шла о том, что, согласно госпрограмме развития туризма, в горный кластер Алматинского региона включено 16 объектов.

Из них – 13 (тринадцать!!!) курортов с горнолыжной составляющей. Причём в список включены лишь четыре действующих: "Ой-Карагай" ("Лесная сказка"), "Табаган", "Акбулак", "Шымбулак". Остальные девять будут построены либо с нуля, либо на базе старых горнолыжных баз: Almaty Hills, "Бутаковка", "Каскелен", Pioneer, "Тау Парк", ЦСКА, "Турген", Ski-park Jessik, "Кокжайлау". Некоторые названия – вроде Almaty Hills и Ski-park Jessik – мне вообще ни о чём не говорят. И об их местоположении в программе ни слова.

Не буду наговаривать лишнего ни на себя, ни на акима и утверждать, будто между моей статьёй и его словами о том, что не нужно "замыкаться на горнолыжных курортах", есть какая-то связь. Может, есть, а может, и нет. И то и другое недоказуемо. Да это и не так важно.

Гораздо важнее смысл заявления Сагинтаева. Очень похоже на то, что оно продиктовано нынешней "дебайбекизацией" – по крайней мере, мы можем это предположить.

Но не только. На расширенном заседании Правительства 15 июля президент Касым-Жомарт Токаев прямо сказал: "Грубо говоря, нужно отсечь все программы, которые не нужны или служат источником обогащения".

Рассадник коррупционных аппетитов

Не ратую за полную отмену госпрограммы развития туристической отрасли на 2020-2025 годы, тем более что на туризм сейчас возлагается столько надежд. Но, на мой взгляд, она должна быть подвергнута тщательной ревизии. Особенно в части горного кластера Алматинского региона.

Я неоднократно писал, что бюджет кластера за год, с мая 2018-го по конец мая 2019-го, вырос в 3,5 раза – с 580 млн до 2 млрд долларов. Эта фантастическая сумма подразумевала строительство несуразного количества горных курортов, которое превышает потребности – даже невозможно оценить, во сколько раз.

Кроме того, в госпрограмме напротив каждого из топ-10 инвестпроектов указан его туристический потенциал – число ежегодных "человеко-посещений" через пятилетку. Эти цифры базируются на численности текущих туристических потоков. Например, потенциал горного кластера оценивается в 2 миллиона 500 тысяч туристов в год. Существующий поток – в полмиллиона человек. Тогда как в корректировке генплана развития Иле-Алатауского нацпарка сообщается, что в прошлом году Заилийский Алатау (фактически это территория кластера) посетило 117 тысяч человек. Налицо явное завышение турпотока – более чем вчетверо. А рассчитывать, что через пять-шесть лет он вырастет в 20 раз, – это, по моему мнению, неосторожный оптимизм.

Но именно на этих умозрительных цифрах и верстался гигантский бюджет госпрограммы вообще и кластера в частности.

О реалистичности маркетинговых расчётов для государственных проектов говорит лишь один факт. В 2017 году на Универсиаду ждали 30 000 интуристов, а их приехало всего две тысячи. В 15 раз меньше.

Необъяснимо огромное число курортов, мотивированное "нарисованными" потребностями, из которого вытекают сверхщедрые сметы, – очевидный рассадник коррупционных аппетитов.

Возможно, эти логические построения приходили на ум и акиму Алматы, когда он призывал "не замыкаться на горнолыжном аспекте". Но не знаю этого наверняка, потому что не могу залезть в сагинтаевскую голову.

С другой стороны, Бакытжан Абдирович прямо против новых курортов не высказался. И если подуют прежние ветры, он всегда сможет интерпретировать свои слова так: "Я говорил всего лишь о диверсификации туризма. А что касается курортов, то имел в виду последовательность: сначала развиваем действующие, потом строим новые".

Хотел бы я научиться выражаться так амбивалентно. Уже четыре десятка лет в профессии, а не получается.

Но слова словами, а дела делами: интересно, как стыкуется заявление акима с реальностью. Каковы последние вести с полей, то есть с гор? Что происходит в Иле-Алатауском парке и его окрестностях, пока аким не замыкается на горнолыжке? Новостей оттуда немало.

Вдоль обрыва, по-над пропастью

В конце лета – начале осени по просьбе инструктора по горным лыжам Ростислава Гаврюшина, приславшего мне отчаянное письмо и снимки, я трижды рассказывал в Facebook об аварийном состоянии нескольких участков серпантинной трассы, ведущей к Большому Алматинскому озеру. 31 августа в другом месте Иле-Алатауского парка с 30-метрового обрыва сорвался УАЗик с водителем и тремя пассажирами. Один человек погиб, остальные пострадали. Такая же трагедия в любой момент может произойти и по пути на БАО.


Дорога на БАО обваливается

Дорога на БАО обваливается. Конец августа 2019 года / Фото Ростислава Гаврюшина

3 сентября тему подхватили Tengrinews и Nur.kz. Корреспондент Tengrinews Шокан Алхабаев выяснил, что дорога на озеро – в процессе передачи с баланса на баланс. Вот что ему ответили в "КазАвтоЖоле": "Автодорога потеряла значимость республиканского значения, так как она находится на территории Алматы. В текущем году (в мае 2019 г. – Авт.) было проведено совещание между акимом Бауыржаном Байбеком, "КазАвтоЖолом" и ответственным секретарём МИИР Мереке Пшембаевым. Было достигнуто соглашение по передаче автодорог республиканского значения на баланс акимата Алматы после разработки проектно-сметной документации (ПСД. – Авт.) для реализации строительно-монтажных работ".

10 сентября начат приём заявок на участие в тендере на разработку ПСД по капремонту дороги Алматы – Космостанция. Сумма лота – свыше 214 миллионов тенге. Уточню: это не ремонт столько стоит, а подготовка проектно-сметных документов.

Цифра меня немного смутила. А один комментатор, опытный альпинист, написал под моим постом: "Забавная арифметика – полмиллиона баксов (если быть точным, по курсу – 557 тысяч долларов. – Авт.) на проектные работы! Они что, с нуля её будут проектировать? Дорога существует, в целом в неплохом состоянии, изысканий делать не надо, трассировку делать не надо – принять решения по нескольким участкам. Что там проектировать на такую сумму?"


Объявление о приёме заявок на конкурс на разработку ПСД "Капитальный ремонт автомобильной дороги Алматы – Космостанция"

Объявление о приёме заявок на конкурс на разработку ПСД "Капитальный ремонт автомобильной дороги Алматы – Космостанция"

Тем не менее всё-таки по ремонту есть подвижки.


Состояние дороги на БАО на 14 сентября 2019 года

Состояние дороги на БАО на 14 сентября 2019 года / Фото Ростислава Гаврюшина

14 сентября Ростислав Гаврюшин написал пост в Facebook: "Уважаемая администрация города Алматы! Сегодня проводил осмотр промоин на дороге к БАО после дождей. Результат не в лучшую сторону. Хотя выставлено ограждение, оно никак не влияет на продолжение размыва грунта. Промоины у ручья и скальника увеличиваются в размерах".


Состояние дороги на БАО на 14 сентября 2019 года

Состояние дороги на БАО на 14 сентября 2019 года / Фото Ростислава Гаврюшина

Сам ремонт начнётся не раньше 2020-го. Во-первых, строительный сезон в горах близится к концу. Во-вторых, разработка ПСД в зависимости от проекта занимает от нескольких месяцев до года.

И всё это время состояние дороги на БАО будет только ухудшаться, а риски – расти.

Чтобы не хлопать себя крыльями по бокам после ЧП, может, лучше прямо сейчас закрыть серпантин или хотя бы ограничить трафик, пропуская наверх только спецтехнику?

До основанья! А затем?

В материалах на Informburo.kz я несколько раз публиковал фото разрушенного спортивного комплекса на Бутаковке.


Разрушенный спорткомплекс в Бутаковском ущелье. 2018 год

Разрушенный спорткомплекс в Бутаковском ущелье. 2018 год / Фото экологического общества "Зелёное спасение"

Два года экологическое общество "Зелёное спасение" судилось с несколькими управлениями акимата, чтобы здание было снесено. И вот в начале сентября менеджер по проектам общества Светлана Спатарь побывала в ущелье и обнаружила, что комплекса как не бывало.


Вот что осталось от руин спорткомплекса. Сентябрь 2019 года

Вот что осталось от руин спорткомплекса. Сентябрь 2019 года / Фото Светланы Спатарь

Можно было бы только порадоваться за экологов и поздравить их с победой. Если бы не одно "но".

В августе управление энергоэффективности и инфраструктурного развития города Алматы провело тендер на разработку ПСД для строительства инженерных сетей (это дорога, газо- и водопровод, канализация, ЛЭП и т.д.) для горнолыжного курорта "Бутаковка" за 120 миллионов тенге.

Я не раз писал о том, что проекта самого курорта ещё и в помине нет, это подтвердили и в управлении туризма. И сети фактически тянут не просто неизвестно к чему, а ещё и не зная мощности будущего объекта, на которые они должны быть рассчитаны. К примеру, трубы для "Бутаковки" будут 400 мм в диаметре, а для курорта "Кокжайлау" планировали 200 мм. Это как понимать: в Бутаковском ущелье "Куршевель" намереваются строить?

Кстати, тот тендер уже закончен. Его выиграл "КазПромТрансПроект".

Аким Сагинтаев "не замыкается на горнолыжном аспекте", но деньги из городского бюджета по этому аспекту продолжают успешно осваиваться.

Подстанция: приостановка или консервация?

Немало бурлений в локальных верхах вызвала недавняя серия публикаций Informburo.kz, посвящённая ГК "Кокжайлау" и подстанции для него.

Сложилась не очень красивая ситуация. 8 апреля президент Токаев рекомендует акиму Алматы Байбеку отложить реализацию проекта "Кокжайлау". 31 мая выходит постановление Правительства, утверждающее госпрограмму развития туризма, а она предусматривает строительство курорта "Кокжайлау" в 2020-2025 гг. В августе заместитель акима города Ержан Бабакумаров и министр культуры и спорта Актоты Раимкулова заверяют общественность, что поручение главы государства – приостановить стройку – неукоснительно выполняется. Но подстанция "Кокжайлау", неотъемлемая часть курортного проекта, продолжала строиться. Я доказал это, опубликовав февральские, июльские и августовские снимки ПС.

Но даже после выхода этих статей строители не пошабашили. 9 сентября журналист Светлана Горисвет-Мищенко разместила в комментарии к моему посту на Facebook фотографию КамАЗа.


КамАЗ едет с подстанции. 9 сентября 2019 года

КамАЗ едет с подстанции. 9 сентября 2019 года / Фото Светланы Горисвет-Мищенко

Она пишет: "Сегодня доехала до мостика выше "Геолога" (ныне гостиница "Кумбель" в конце улицы Дулати, у начала западной тропы на Кокжайлау. – Авт.) и теперь в печали. Раньше там был шлагбаум, от которого народ шёл пешком. Теперь шлагбаум поднят, и ездят КамАЗы". Я порасспрашивал Светлану, и она сообщила, что в тот день в промежутке между 14.00 и 15.30 вниз мимо неё ушли три или четыре КамАЗа. Другой дороги, кроме как на плато Кокжайлау через подстанцию, там нет.

Несмотря на заголовок "Подстанцию... продолжают строить наперекор президенту...", я не думал всерьёз, что в энергоуправлении, заказчике ПС, да и во всём акимате работают камикадзе, демонстративно игнорирующие поручение главы государства. Наверняка:

  1. Строители не получили внятного приказа остановить стройку, потому что никто не взял на себя такую ответственность.
  2. Чиновники самостоятельно не отважились на смертный грех для госслужащих, имя которому – "неосвоение средств".
  3. В акимате, как и во всех госорганах, из-за бесконечных согласований всё делается очень долго.

Подстанция "Кокжайлау". 12 сентября 2019 года

Подстанция "Кокжайлау". 12 сентября 2019 года / Фото Сулушаш Магзиевой

Наконец 13 сентября на Informburo.kz вышла долгожданная заметка "В Алматы приостановили строительство подстанции "Кокжайлау", территорию приведут в порядок".

В сообщении пресс-офиса подрядчика, ТОО "Алматы жолдары", говорится: "В связи с приостановкой строительства горного курорта "Кокжайлау" в ближайшие дни завершатся работы, обеспечивающие сохранность и защиту построенного здания подстанции 110 кВ и смонтированного оборудования от воздействия неблагоприятных погодных условий в горной местности, хищения и актов вандализма".

Также сообщается, что ТОО "Завод "Электрокабель", которое строило подстанцию больше пяти лет, благоустроит территорию и посадит 30 ёлок.

Честно признаюсь: на антресоли за литаврами я не полез.

Подрядчик не случайно выбрал слово приостановка, а не консервация. Оно может означать всё что угодно. В том числе передышку. Тем более что, судя по свежему фото, станция фактически уже построена. Самое время устроить перекур.

Кстати, обо всём проекте курорта тоже говорят обтекаемо: отложить, приостановить. А не закрыть, поставить на утрату. Но с одной его приостановкой мы уже имели дело четыре года назад и знаем, во что она вылилась.

Даже в разгар самой обнадёживающей оттепели имеют обыкновение случаться лютые заморозки. Поэтому я никогда не забываю поговорку: "В готовности к облому – наша сила". И, похоже, не я один её помню.

Испанский стыд

На минувшей неделе в Алматы завершился забавный суд.

ЭО "Зелёное спасение" неоднократно поднимало вопрос: кто отвечает за территорию урочища Кокжайлау после того, как оно перешло из состава нацпарка в собственность города, а строительство курорта отложили, – за его уборку, безопасность, правила поведения туристов, указатели и т.д.? Экологи направили в апреле запрос в горакимат, его отпасовали в Медеуский районный акимат. Там принялись отбиваться от свалившейся ответственности. Защитникам природы оставался один путь – в специализированный межрайонный экономический суд Алматы.

В СМЭС ни один представитель упомянутых госорганов не смог сказать, кто является администратором бюджетной программы по уборке территории плато.

12 сентября судья вынуждена был обязать Медеуский акимат предоставить информацию в течение пяти рабочих дней со дня вступления решения суда в законную силу: кто всё же отвечает за чистоту и порядок в урочище.

18 сентября в СМЭС состоится ещё одно заседание по иску "Зелёного спасения" – о бездействии акимата Алматы по содержанию территории Кокжайлау.

Я не был в прошлый четверг в суде, но коллеги скинули мне часть аудиозаписи судебного заседания (фамилии не называю из гуманных побуждений).

"Представитель акимата Медеуского района: – Администратором бюджетной программы не является акимат Медеуского района, деньги (на уборку территории. – Авт.) не выделялись. Я даже не знаю кто. (...)

Представитель акимата Медеуского района: – Постановлением если [урочище Кокжайлау] считается территорией Медеуского района, но администратором бюджетной программы по очистке территории акимат района не является, из бюджета на содержание этой территории аппарату акима сумма не выделялось.

Судья: – Кто администратор бюджетной программы?

Представитель акимата Медеуского района: – Я не могу сейчас вам сказать. У нас уборка территории только у себя в определённых границах, которые указываются в техспецификации.

Представитель акимата Алматы: – Я не могу дать пояснение точно, поскольку с исковым заявлением только ознакомился, у нас не открылось (очевидно, файл с иском не открылся. – Авт.).

Судья: – Вы могли бы секретарю позвонить, и вам бы выслали на электронку. Акимат Медеуского района указывает, что указанные земли акиматом города на баланс не передавались.

Представитель акимата Алматы: – Балансодержателем, по-моему, насколько мне известно, является не аппарат акима Медеуского района, уважаемый суд, скорее всего, управление туризма балансодержателем является. Нам надо уточниться, я точно пояснение сейчас дать не могу.

Судья: – Вас официально суд вызвал. Когда вы получили повестку?

Представитель акимата Алматы: – 29 августа. Но я начал заниматься, у меня просто не открылось…

Судья: – Сегодня уже 11 сентября. У вас было достаточно времени. Частное определение выносить в ваш адрес? Что за отношение к суду и участникам процесса?

Представитель акимата Алматы: – У нас ходатайство – привлечь управление туризма, которое точно знает. Им передавалось, я пояснение не могу дать, какую площадь передали. Аппарат акима, насколько известно, не является балансодержателем. (...)

Судья: – А почему вы до сих пор не выяснили, у кого находятся территории? С 24 июля [дело] в производстве находится.

Представитель акимата Медеуского района: – Я созванивалась со всеми госорганами, с Иле-Алатауским нацпарком; они тоже не знают. Говорят, это отдавалось туризму (управлению туризма. – Авт.), для того чтобы проводилось строительство ГЛК "Кокжайлау". На этом все мои звонки упираются в управление туризма. Касательно их обращения я и ответила, что на баланс нам не передавали". (конец цитирования).

Далее судья сказала, что бремя доказывания лежит на госоргане, сейчас все их заявления голословны.

От этого суда повеяло каким-то запредельным абсурдом. Зачем тогда акимат Алматы позапрошлого призыва забирал у Иле-Алатауского нацпарка тысячу гектаров долины Кокжайлау, если теперь там даже не могут договориться, кто за эту землю отвечает? Шоб було? Или "не доставайся же ты никому"?

А представителю акимата сознаваться в том, что за две недели он не смог открыть файл с исковым заявлением, – это называется "испанский стыд". Словно школьник оправдывается перед учительницей за опоздание: "У меня будильник сломался".

Что там говорили про "кредит доверия власти"? Да я б таким мешок картошки не доверил сторожить.

Всё, не буду ругаться. Лучше вспомню Окуджаву.

Вселенский опыт говорит,
Что погибают царства
Не оттого, что тяжек быт
Или страшны мытарства.
А погибают оттого –
И тем больней, чем дольше, –
Что люди царства своего
Не уважают больше.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter