Продолжаю разговор о документище под названием "Государственная программа развития туристской отрасли Республики Казахстан на 2019 – 2025 годы". Она принята постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 мая 2019 года за № 360. Общие расходы, предусмотренные на реализацию Программы в 2019-2025 гг., составят 1 триллион 385 миллиардов 695 миллионов 800 тысяч тенге (республиканский бюджет – 268 291,8 млн тенге, местный бюджет – 172 167,9 млн тенге, другие источники – 945 236,2 млн тенге, но что это за "другие источники", в программе не указано). По курсу 381,37 тенге за доллар на 31.05.2019 эта сумма равнялась 3 миллиардам 633,5 миллиона долларов.

Программа оглушительна и дерзновенна не только по суммам инвестиций, но и по широте размаха. Процитирую:

"Наиболее перспективными направлениями, вошедшими в ТОП-10, рассматриваются следующие 10 приоритетных туристских территорий в Казахстане:

  1. озеро Алаколь – с потенциалом 2 500 000 туристов в год (текущий поток – 772 000 туристов в год);
  2. горный кластер Алматинского региона – с потенциалом 2 миллиона 500 тысяч туристов в год (текущий поток – 500 тысяч);
  3. Щучинско-Боровская курортная зона – 2 миллиона (750 тысяч);
  4. Баянаульская курортная зона – 450 тысяч (200 тысяч);
  5. Имантау-Шалкарская курортная зона – 400 тысяч (130 тысяч);
  6. озеро Балхаш – 400 тысяч (130 тысяч);
  7. развитие историко-культурного туризма Туркестана – 1 миллион 500 тысяч (500 тысяч);
  8. развитие пляжного туризма Мангыстау – 750 тысяч;
  9. развитие MICE туризма в городе Нур-Султан – с потенциалом 1 миллион (MICE туризм – область индустрии делового туризма, связанная с организацией и проведением различных корпоративных мероприятий; от англ.: <b >Meetings – встречи, Incentives – стимулы, Conferences – конференции, Events – события, мероприятия. – Авт.);
  10. развитие туристской зоны "Байконур" как развлекательного туристского хаба – с потенциалом от 250 тысяч до 500 тысяч туристов в год" (конец цитаты).

В древнем городище Сауран близ Туркестана

В древнем городище Сауран близ Туркестана / Фото Вадима Борейко

Моё восхищение масштабами программы подпортило неуместное воспоминание о том, что на Азиаду-2017 ожидался приезд 30 тысяч зарубежных туристов, а по факту прибыло в 15 раз меньше – всего 2 100 человек из 66 стран.

Но на сей раз, конечно же, всё будет по-другому. Потому что это вам не просто так – целая госпрограмма! И вот эти круглые цифры не от фонаря нарисовали, а тщательно их просчитали.

Не буду растекаться манной кашей по столу и сосредоточусь лишь на втором направлении, близком мне географически, – горном кластере Алматинского региона. Тем более что я уже не раз о нём писал.

Однако туристская госпрограмма так грандиозна, что мне не удастся охватить в одном материале даже десятую его часть – настолько же она и бездонна. Поэтому ограничусь перечислением объектов, вошедших в кластер, и некоторыми комментариями.

Когда в конце июня я публиковал на Informburo.kz своё исследование горного кластера, то гадал, какие курорты в него войдут, а какие нет. А оказывается, тогда уже почти месяц как было всё известно. Но не всем. Теперь гаданья кончились, и перечень объектов станет достоянием публики и республики.

В приложении №4 "План мероприятий по реализации Государственной программы развития туристской отрасли РК" перечислены 125 наименований проектных, строительно-монтажных, маркетинговых и других работ по кластеру (см. в самом низу документа: №№256-380). Не стану пытать вас полным списком. Назову лишь основные объекты.

Смета кластера за год выросла в три с половиной раза

Но прежде скажу, в какую монету обойдётся горный кластер. Напротив каждого вида работ указана их стоимость. И я эти 125 сумм сложил.

Знаете, сколько у меня вышло в итоге? 760 миллиардов 310 миллионов 700 тысяч тенге! Почти 2 миллиарда долларов. 55% от бюджета всей программы. Иначе говоря, один инвестпроект кластера перевесил остальные девять, вместе взятые.


Карта "Топ-10 инвестпроектов туристификации Казахстана"

Карта "Топ-10 инвестпроектов туристификации Казахстана" / Из презентации нацкомпании "КазахТуризм". Май 2018 года

Напомню, что в мае 2018 года в диаграмме Топ-10 инвестпроектов туристификации Казахстана (презентация была подготовлена нацкомпанией "КазахТуризм") говорилось об инвестициях в горный кластер в размере 197 миллиардов 200 миллионов тенге (см. карту), или примерно 580 миллионов долларов по курсу 15-месячной давности.

8 апреля с.г. аким Алматы Бауыржан Байбек, рассказывая на общественном совете города о кластере, уточнил: "По оценкам австрийских экспертов, вложив 1,5 млрд долларов в его [кластера] реализацию в течение 7-10 лет, отдача для экономики будет 2 млрд долларов ежегодно".

Закроем один глаз на вторую цифру ("отдача 2 млрд долларов ежегодно") как не поддающуюся экономическому анализу. Зато другим глазом увидим, что бюджет кластера за неполные два месяца, прошедшие от слов Байбека до принятия программы, вырос на полмиллиарда гринбэков. А за год – в три с половиной раза: с 580 млн до 2 млрд долларов.

Даже не собираюсь принимать многозначительный вид и пускаться в конспирологические рассуждения: дескать, знаем-знаем, как такие бюджеты надуваются. Охотно верю, что смета выросла, например, из-за более тщательного, по сравнению с "драфтом", расчёта расходов на инфраструктуру. Одних дорог сколько в программе запланировано!

Однако есть объект, который по деньгам утяжелил горный кластер едва ли не вдвое. Им мы и откроем список бриллиантов в короне кластера.


Капчагайское побережье

Капчагайское побережье / Фото Вадима Борейко

Город-курорт Китеж

1. Строительство курорта "Тенгри" на северном берегу Капчагайского водохранилища Алматинской области.

Я немало удивился, потому что ничего не слышал о таком проекте. Однако это не значит, что "суслика" в природе нет. Просто я прозевал важную информацию. Портал Informburo.kz ещё 26 апреля 2019 года писал:

"Город-курорт Тенгри "Капшагай – новый город" планируют построить на северном берегу Капчагайского водохранилища, сообщается в проекте постановления Правительства... Землю под строительство [2 600 га] выделят из зарезервированного земельного участка в 11 000 га, где ещё в 2010 году планировали строить туристский центр "Жана-Иле".

Кстати, про этот "Жана-Иле" не только в 2010-м писали, но и пять лет назад. Цитата из "Казправды" от 18 октября 2014 года: "В числе самых крупных инвестиционных проектов, создаваемых в рамках трансконтинентального коридора Западная Европа – Западный Китай, – международный туристский центр "Жана Иле", который будет возведён на побережье Капшагайского водохранилища и займёт территорию площадью 11 тыс. га".

А что с ним сталось, с этим центром, – не задался за девять лет? Я погуглил – замах был ого-го. Населённый пункт задумывали на четверть миллиона жителей, с застройкой от таун-хаусов до 20-этажек. И теперь, чтоб свято место не пустовало, там решили заложить город-курорт "Тенгри"?

Кстати, а кто из вас помнит о грандиозном проекте G4-City вдоль трассы Алматы – Капчагай? Это один из самых смешных мегапшиков в новейшей истории страны.


Указатель на Gate City

Указатель на Gate City / Фото Серикжана Ковланбаева (Sputnik Казахстан)

А как всё начиналось! Широким взмахом маниловского пера на бумаге начертаны были четыре города-спутника южной столицы – Gate City (финансово-деловые ворота в Алматы), Golden City (университетские кампусы, социалка, культур-мультур), Growing City (транспортный хаб), Green City (курортная зона). За Gate City как бы даже и взялись. Проект разработали в 2006-м, а затем в течение десяти лет семь раз торжественно провозглашали начало СМР (строительно-монтажных работ). Сперва назывались инвестиции в размере около 200 миллионов долларов, затем подписали договор с корейской компанией на 640 миллионов "зелёных". Потом пошли скандалы с финансовыми махинациями вокруг выкупа земли.

Короче говоря, в конце 2017 года премьер Бакытжан Сагинтаев поставил на утрату постановление правительства РК от 2.11.2009 г. №1739 "О генеральном плане города-спутника Гейт Сити Алматинской области".

А на днях Бакытжан Абдирович вспомнил о Гейт-Сити уже в качестве акима Алматы. 29 августа, встречаясь с жителями Бостандыкского района южной столицы, он сказал:

"В сторону Капшагая есть G4 City. Строили в своё время город-спутник, когда жилищный бум стоял в начале "нулевых", до кризиса. Обеспечили полной инфраструктурой, но эти участки пустуют. Я вышел с предложением отдать один участок во владение города – Gate City, где можно построить 600 тысяч квадратных метров жилья. Наши граждане, которые стоят в очередях, могут жить там, чем болтаться где-то непонятно. Будет жильё хорошего качества, там появится социальная инфраструктура".

На реанимацию погибшего было замысла с размахом, вначале обещавшим успех, уйдёт не один месяц, если не годы.

Впрочем, не буду предаваться скепсису и слишком ностальгически ворошить прошлое. Ибо, как в народе говорят, "кто старое помянет – тому доменное имя вон".


Читайте о госпрограмме развития туристской отрасли РК на 2020-2025 гг. и о горном кластере Алматинского региона:


Я как раз собирался сообщить информацию, которая, возможно, вам неизвестна. О том, сколько будет стоить город-курорт Тенгри. 380 миллиардов тенге. Эта цифра записана в госпрограмме. Какая же она красивая и круглая, если долларизировать по майскому курсу – почти миллиард долларов.

Половина сметы кластера. И 27,5% бюджета всей госпрограммы. В ней, между прочим, источником финансирования значатся ЧИ – частные инвестиции. Испытываю неизменный жгучий интерес к фигурам экстремалов-инвесторов, которые соблазняются казахстанским БИКом (благоприятным инвестиционным климатом). Но о них чуть позже.

Всячески удерживаю себя от того, чтобы проводить коннотации грядущей судьбы Тенгри с планидой G4-City и "Жана Иле". Но уж больно намоленное это место – окрестности Капчагайского взморья – для лоббистов проектов-призраков. А впечатляющий бюджет города-курорта лишь резко повышает шансы Тенгри встать в почётный ряд невидимых градов Китежей.

А где на всех зубов найти?

Вас не смущает, что город-курорт Тенгри на берегу водохранилища входит в горный кластер Алматинского региона? Меня – нет. Поэтому перейдём к перечню чисто горных курортов и других объектов, которые предстоит либо построить с нуля, либо модернизировать.

  1. Строительство курорта "Тенгри" на северном берегу Капчагайского водохранилища Алматинской области.
  2. Многофункциональный оздоровительно-туристский экокомплекс (Талгарский район).
  3. "Ой-Карагай" ("Лесная сказка").
  4. "Табаган".
  5. "Almaty Hills".
  6. "Бутаковка".
  7. "Акбулак".
  8. "Каскелен".
  9. "Pioneer".
  10. "Тау Парк".
  11. "ЦСКА".
  12. "Турген".
  13. "Ski-park Jessik".
  14. "Park Cаnyon".
  15. "Шымбулак".
  16. "Кокжайлау".

19 августа вышла моя статья о том, что в госпрограмме строительство курорта КЖ намечено на 2020-2025 годы. По этому поводу разгорелся сыр-бор: ведь 8 апреля президент Касым-Жомарт Токаев рекомендовал отложить реализацию проекта. Однако ни о каких поправках в программу мне пока ничего не известно. Да и отложить проект – не поставить его на утрату. Поэтому я отважно оставляю "Кокжайлау" в списке.


Долина замков Чарынского каньона

Долина замков Чарынского каньона / Фото Вадима Борейко

Мне показалось, с перечнем что-то не так. По сравнению с 21 января 2019 года, когда Бауыржан Байбек, в то время аким Алматы, облетал на геликоптере окрестности Зайлийского Алатау, список несколько разбух. Вот что передавали тогда СМИ со ссылкой на пресс-службу акима города:

"Австрийская компания Master Concept по заказу акимата Алматы разработала мастер-план по развитию горного кластера вокруг мегаполиса и алматинской агломерации до 2030 года. Мастер-план охватывает все горные локации региона: Тургень, Ак Булак, Oi-Qaragai Lesnaya Skazka, Табаган, Бутаковку, Пионер, Кокжайлау, Шымбулак и Каскелен".

Я выделил в цитате ключевое исчерпывающее слово "все". В январе число локаций кластера ограничивалось девятью. А к концу мая, когда вышло постановление по госпрограмме, оказалось, что не все. Количество выросло чуть не вдвое – до шестнадцати. Добавились экокомплекс под Талгаром, курорты "Тенгри", "Almaty Hills", "Тау Парк", "ЦСКА", "Ski-park Jessik", а также "Park Cаnyon".

В прошлом году я участвовал в дебатах с одним из сторонников застройки урочища Кокжайлау. И он в порыве энтузиазма воскликнул, сделав широкий жест руками: "Моя бы воля – я бы все горы здесь курортами застроил!" Я посмотрел на него с некоторой тревогой.

Но напрасно опасался за состояние его здоровья. Мой визави был вполне в здравом уме. И, как видим, в тренде: в правительстве думают в точности так же, как он. Если чиновники решили застраивать горы – медицина тут бессильна.

Из 16 основных объектов горного кластера, за исключением Тенгри, экокомплекса и Чарынского каньона, 13 – курорты с горнолыжной составляющей. Тринадцать!

А где на всех зубов найти, то есть горнолыжников? У нас даже Шымбулак заполнен считаные дни в году.


Весна в Талгарском ущелье

Весна в Талгарском ущелье / Фото Вадима Борейко

От ноги на глаз

В госпрограмме записано: "2) горный кластер Алматинского региона – с потенциалом 2 миллиона 500 тысяч туристов в год (текущий поток – 500 тысяч)". Мне любопытно: откуда берутся такие цифры, из каких таких расчётов? Ну, допустим, два с половиной миллиона – это оптимистическая фантазия. А полмиллиона – это ведь должно быть реальное количество, раз турпоток "текущий".

В июльском интервью председатель экологического общества "Зелёное спасение" Сергей Куратов сказал мне: в корректировке генплана развития Иле-Алатауского ГНПП от 2019 года указано, что в 2018-м Заилийский Алатау, где расположены все объекты кластера (кроме курорта Тенгри, которого ещё нет в природе), посетило 117 тысяч человек. Не только горнолыжников, а всех: альпинистов, пеших туристов и просто любителей пленэра. Так откуда взялись 500 тысяч?

Один специалист говорил мне, что в советское время стоимость проектируемых объектов и их потенциальная заполняемость оценивалась по принципу "от ноги на глаз". Похоже, тут мало что изменилось. Если не приобрело гипертрофированные формы.

А ожидания авторов госпрограммы миллионных турпотоков почти по каждому из Топ-10 инвестпроектов, пожалуй, можно сравнить разве что с экономическим обоснованием междупланетного шахматного турнира в Васюках, который Остап Бендер вдохновенно и твёрдо пообещал членам "Клуба четырёх коней".

Правда, за лекцию "Плодотворная дебютная идея" концессионеры выручили не ахти – двадцать рублей из кассы васюкинских шахматистов да Воробьянинов продал билетов на тридцать пять. А вот на кону туристской отрасли – совсем другие деньги.

Как же определить степень реалистичности госпрограммы относительно будущих турпотоков? Да очень просто – вспомнить Универсиаду-2017 и поделить на пятнадцать. По кластеру это будет выглядеть так – 2 500 000:15=166 666. Очень правдоподобно. 117 тысяч туристов посетят Иле-Алатауский парк, и ещё 50 тысяч съездят на Капчик.

И не забыть переименовать Алматы в Нью-Куршевель, а Куршевель – в Old Almaty.


Опасная тропа

Опасная тропа / Фото Вадима Борейко

Сколько их упало в эту бездну!

Вот ещё что меня заинтересовало в программе. Из общих расходов почти в 1 триллион 400 миллиардов тенге 19,34% бремени ляжет на республиканский бюджет, 12,42% – на местный, а 68,21%, или 945 миллиардов, – на другие источники. Что же это за источники? Про экстремалов-инвесторов я говорил: толпами они в Казахстан не валят. Нацфонд? Не все ещё банки спасены. Займы? На Западе время длинных денег истекло. Тогда что? Я позвонил знакомому финансисту:

– Могут ли у нас китайские кредиты выдать за частные инвестиции?
– Ну это глупо, – ответил он.
– Я не спрашиваю, глупо или умно. В принципе такое возможно?
– В принципе – да.

Конечно, мне на ум пришла история со столичным ЛРТ. На старте проект стоил 1 миллиард 800 миллионов долларов. Была привлечена линия займа от Государственного банка развития Китая на полтора миллиарда под госгарантию. Из них около 350 миллионов ушло на строительство. С учётом обслуживания кредита проект ЛРТ за 20 лет встал бы в 2,6 миллиарда долларов. Нелёгкая это работа – из болота тащить бегемота. И хотя его серьёзно оптимизировали, он основательно увяз в трясине.

И вот теперь на наших глазах сочинили очередного "гиппопотама", подогнав смету под мифические базовые показатели.

Я почти всегда рассматриваю крайние, негативные варианты развития тех или иных проектов. Не только в силу личной вредности, хотя не без неё: червяк сомнения является неотъемлемым атрибутом моей профессии. А ещё и потому, что мой пессимизм пытается пусть на йоту, но уравновесить неизменное и безудержное головокружение от будущих успехов, всегда присущее авторам госпрограмм.

Уж слишком сквозь очертания туристификации, и особенно горного кластера, просвечивают итоги воплощения в жизнь ЛРТ, G4-City, заводов по производству планшетов, малой авиации, биоэтанола и прочих "прорывных" (от слова "прорва") проектов. Сколько их упало в эту бездну! Случайны были эти провалы или тщательно организованы – другой вопрос. Ведь от освоенных государственных денег безвозвратно пропадает, зарывается в землю только часть, а другая часть исправно служит чьим-то частным интересам.

Здесь ставлю точку, но лишь в статье, а не в исследовании госпрограммы. К нему я обязательно ещё вернусь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter