Ждать, что медиа, проводя некую "единую информационную политику", сделает это за чиновника, – безответственно и бесполезно. У СМИ другие задачи. Для объективного информирования населения есть простое и проверенное решение.

...Первая и самая важная новость, которую мне сообщили после переезда в Германию, была такая. Фрау Роза Эмих из Бишкека, прожившая там уже достаточно долго и отвечавшая за интеграцию переселенцев, объявила нам, новоявленным своим соседям и вчерашним соотечественникам, что теперь нам начнут... приходить письма.

Для бывших жителей Казахстана, России, Украины это был и культурный шок, и приятная неожиданность. Большинству из нас в почтовый ящик государство только единожды в жизни отправляло цидулю. Повестку в армию – Schluss damit, и всё на этом.

И вот впервые государство явило себя своим новым жителям не с экранов телевизора, не из газет, не по радио или в СМС-рассылке. А в персональном послании на бумажном носителе. Так завязался наш первый диалог с немецкой бюрократией.

Это было чрезвычайно удобно. Получаешь письмо, читаешь (правда, со словарём, часами и ночами), понимаешь суть, формулируешь вопрос к автору, отыскиваешь инфу о часах приёма и адресе отправителя – и вперёд.

Информация, в принципе, самая общая: на основании такого-то закона вы должны сделать то-то. В момент чтения самое важное – это сформулировать вопрос, чтобы не приходить на приём балбес-балбесом. Но даже если приходишь неподготовленным, то бюрократ готов и к этому. Он разжуёт подробно. Не понимаешь на немецком? Отправят искать переводчика или доброго самаритянина от той же фрау Эмих.

Тяжеловесный бюрократический язык с этими длиннющими существительными (SEPA-Lastschriftverfahren, Darlehenskontonummer) и непроизносимыми в обыденной обстановке наречиями вроде folgendermaßen было осваивать чрезвычайно интересно, ибо именно им в деловой речи немцы и пользуются. Да, он тяжеловат, но он, Verwaltungssprache der Ämter, однозначен и недвусмыслен. Он общепринят и утверждён для общения рядового бюргера со своим государством, он называется Hochdeutsch ("высокий немецкий", если дословно, или "литературный немецкий"). Немцы не требуют от меня пользоваться этим языком в такой же степени аккуратно и дословно, как это делают профессиональные бюрократы. Я излагаю ответ простым слогом, на доступном мне уровне и в ответ получаю: "Ihre Mitteilung werte ich als Antrag auf…" ("Ваше сообщение я расцениваю как заявку на получение...").


В овале: "Ваше сообщение я расцениваю как заявку на получение...". Ниже приводится список документов, которые я должен предоставить. Справа вверху указано имя компетентного в моём вопросе чиновника, режим его личного приёма и время, когда ему можно позвонить по телефону. Здесь же указан и мой персональный номер: он помогает оперативно отыскать сведения обо мне.

В овале: "Ваше сообщение я расцениваю как заявку на получение...". Ниже приводится список документов, которые я должен предоставить. Справа вверху указано имя компетентного в моём вопросе чиновника, режим его личного приёма и время, когда ему можно позвонить по телефону. Здесь же указан и мой персональный номер: он помогает оперативно отыскать сведения обо мне / Фото Руслана Минулина

Когда в руках уже подержал источник информации, повертел в руках, задумался, сделал пометки, что-то понял, что-то нет, – тогда уже начинаешь включаться в ритм этой громадной и чётко действующей бюрократической машины. Нам, поздним переселенцам, приходили счета из кассы медицинского страхования. Анкеты для заполнения от налоговиков и от BaföG (структура, которая платит студентам стипендию). Мы регистрировали машину и своё место жительства. Мы легализовывали свои документы о высшем образовании (5 лет обучения в вузе нам засчитали просто за гимназию, кстати).

И всю последовательность действий нам наши адресаты подробно излагали в переписке: куда приехать, где перевести на немецкий, что взять с собой, сколько копий сделать…

Фактически мы с нуля начинали свою новую жизнь: примерно такой же ворох бумаг приходится сегодня собирать оралманам, возвращающимся в Казахстан. Особенно тяжко тем, кто писал и читал на монгольском или на арабском, кто не владеет русским языком. Но можно я даже не буду думать, в какое безответственное болото их погружает новая-старая Родина здесь? Можно я только про Германию пока?..

И вот. Особое место занимали письма-требования. Die Mahnung. В каждом таком письме Германия хмурит брови и жёстким канцелярским языком, не допускающим двусмысленности, требует чего-то от своего гражданина. Например, вернуть выплаченную стипендию за обучение в вузе.


Mahning (Требование). В овале: "в течение одного месяца после извещения может быть заявлено возражение".

Mahning (Требование). В овале: "в течение одного месяца после извещения может быть заявлено возражение" / Фото Руслана Минулина

Всякий раз, получая такое послание от государства, я перечитывал его со словарём сверху донизу, обращая особое внимание на то, что написано даже мелким шрифтом. Идёт ли речь о нововведении или ужесточении действующего законодательства, я порой мог и не знать, но на любую мою реакцию немецкий бюрократ отводил мне минимум тридцать дней. Мне и каждому получателю таких писем немецкая бюрократия чётко прописывала наши права: "…kann innerhalb eines Monats nach Bekanntgabe Widerspruch erhoben werden". Это значит: "…в течение одного месяца после извещения может быть заявлено возражение". Сроки вполне приемлемые: ведь всякий раз, когда государство делает некое телодвижение, у гражданина должно быть время, чтобы его осмыслить, собраться с силами, проконсультироваться при необходимости, выбрать время на визит к госчиновнику и дать свой ответ.

Такое, чтобы некое нововведение грозило штрафом сразу через три дня после появления на свет, конечно же, трудно себе представить в Германии. "Штрафовать за проживание без регистрации начнут не с 1 февраля, а с 7 января", – такие новости, появившиеся уже 4 января, заставляют хвататься за сердце и кошелёк. С чего вдруг стартует эта беготня ошпаренной кошки, если аж с 1993 года пробел в законодательстве заполняют? Под Универсиаду? Так о её проведении стало известно 29 ноября 2011 года. Пять лет назад. С хвостиком.

И о глобальных потрясениях в области налоговой политики, и о маленьких, рутинных счетах немецкое государство своих граждан информирует лично. Напрямую.

СМИ подхватывают эту тему по собственной инициативе, если редакторы и журналисты видят, что она резонансная. Например, отказ от дойч-марки и переход на евро. Мелкими темами медиа вообще могли не заинтересоваться. Немецкое государство не делает упор на том самом заветном информировании через СМИ, не формирует некую единую информационную политику. Не платит медиа миллионы через громоздкую и малоэффективную систему госзаказа.

Почему? Потому что медиа изначально по сути своей субъективны, ангажированы, если не сказать грубее – лживы. Ложь и конфликт, скандал и субъективность, слухи и сплетни, – это то, что привлекает читателя, зрителя, пользователя и приносит рейтинги и широкую популярность медиа-ресурсу. Это известно уже веками: "жалғанға аңқау сенеді, я жалқау сенеді" ("лжи простак или лентяй поверит"). Узын-кулак традиционно распространял гремучую смесь правды и лжи. Степняки легко верили именно в самую неожиданную и шокирующую историю – на том хитроватые рассказчики вроде безбородого обманщика Алдара Косе себе славу и добывали.

Разве можно на медиа ориентироваться в информировании гражданина и налогоплательщика? Про предвзятость СМИ переписано и пересказано немало. В США они делятся на тех, кто поддерживает демократов, и тех, кто воюет на стороне республиканцев. В Германии таких основных игроков тоже два – партия CDU/CSU (христианских демократов) и партия SPD (социал-демократов). СМИ якобы пытаются балансировать между ними и демонстрировать свою непредвзятость: но сползают всегда если не сторону одного из игроков, то в сторону пресловутой "желтизны" и собственного понимания загадочного "формата" и "интересов читателя".

Кто в наших, казахстанских условиях беспристрастно, объективно и взвешенно информирует своего читателя? Разве что "Справочник бухгалтера".

Вчера были такие проводки, потом приняли такие международные пруденциальные нормативы, теперь надо проводки вот так выстраивать.

Давайте не будем наивными и перестанем требовать от СМИ правды, истины и объективности. Вы бы знали, уважаемые читатели, с каким непрофессионализмом и безответственной околесицей пресс-служб приходится медийщикам ежедневно сталкиваться! Так что про штрафы за враньё СМИ можно только фантазировать – действительностью, думаю, он не станут. Мы же выросли в условиях тотальной советской пропаганды и сегодня снова сталкиваемся с её слабым подобием. Не забывается такое никогда.

По теме временной регистрации одни казахстанские медиа ругали на чём свет стоит неловкие и корявые движения государства. Другие интеллигентно посмеивались: "Хотели как лучше, получилось – как всегда". Третьи из последних сил пыжились на грядке информирования своей сетевой аудитории (более 35 000 просмотров – это действительно рекорд для официальной информации, изложенной "человеческим" языком!), но даже и они не были в силах опубликовать те самые девять страниц текста. Их получил каждый журналист перед этой жуткой кампанией в СМИ. Файл назывался "ИСМ от МВД по временной регистрации". Естественно, информация была безадресной, без подписи и даты (а когда рассылка от госорганов была иной?). Хотя если бы эту рассылку из проверенного источника получили все граждане Казахстана, многие вопросы были бы сняты. А если бы прикрепили к ним и бланки для заполнения – было бы ещё проще сэкономить время в ЦОНе. Даже и с неработающей регистрацией на egov.kz. Я и сам накидал пару строк про необходимость регистрации.

На мой субъективный и предвзятый, уж разумеется, взгляд эту злободневную во всех смыслах тему СМИ отработали на все сто. Лайки, просмотры, тиражи.

Писали про причёску Гульвиры Доненбаевой из миграционной полиции. Бабушки приходили в ЦОНы с газетами наперевес: а вот во "Времени" написали, что… А там – очередное толкование начальника миграционного департамента МВД норм временной регистрации. Новая сенсация. Писали про оскорбительные высказывания депутата Жамалова, вскоре раскаявшегося.

Первопричина этих мучений добропорядочных и законопослушных граждан у порога своего непредсказуемого и брутального государства – именно в нежелании и неумении государства просто человеческим языком поделиться со своим гражданином своими планами на сегодняшний и завтрашний день.

Заранее. Напрямую. Без посредников. Точно и внятно.

Может быть, та самая внезапная девальвация в режиме блицкрига и здесь была взята за пример для подражания? Только вместо курса доллара выставили суммы штрафов. Быстро объявили о сжатых сроках и карах небесных – и сразу затаились, чтобы посмотреть: а чё будет?

Собрана какая-никакая база о гражданах, проживающих в стране. С ними теперь самая пора налаживать прямой контакт. Не надо скупиться на бумагу и рассылку. Офисная бумага с недавних пор производится в самом Казахстане. Рассылкой писем счастья займётся самый что ни на есть Национальный оператор почтовых и финансовых услуг.

Давайте, ребята, поговорите наконец с каждым из нас персонально и напрямую. Это в ваших силах и в ваших интересах. Не только счета за коммуналку и повестку в армию мы должны получать от своего государства. Но и извещения о ваших планах на наши кошельки и время. Расскажите домовладельцам – а теперь вы их адреса знаете – что их арендаторов они обязаны селить в безопасных и достойных условиях. Чтобы они всей семьёй не взлетали на воздух в слепленной кое-как из гаража времянке. Расскажите арендаторам об их правах. Письменно. Каждому. Потом регистрируйте бобиков и мурок в своё удовольствие.

И не надо сваливать на СМИ – сделайте это сами и точечно. Вам только спасибо скажут. И на соболезнованиях сэкономите.

Сделайте красиво.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter