Знать, где живёт гражданин, – это не смертный грех и не преступление против личности. Это простая, обыденная работа государства. И хороший шанс восстановить справедливость – при необходимости.

Каждый мой шаг, едва я коснулся в 2002-м году немецкой земли во франкфуртском аэропорту, внимательно отслеживался государством. Огромное количество видеокамер повсюду было только началом. Порядок должен быть. Die Ordnung muss sein.

Централизованно и скрупулёзно нас, переселенцев из экс-СНГ, собрали в казармах Фридланда. Того самого, где размещали в пятидесятых возвращавшихся из сибирских лагерей горе-вояк фюрера. Рентген на туберкулёз. Собеседования. Анкеты. Цифровое, биометрическое (без искажения и обработки, с сохранением естественных пропорций) фотографирование. Очки снять. Не улыбаться. Смотреть прямо в камеру. Нет, свои фотографии нельзя. В какую землю желаете? Почему?

Правда, не дактилоскопировали, врать не буду. Но сейчас вот у беженцев твёрдо решили пальчики откатывать, чтобы по 12 раз какой-нибудь прощелыга не мог вытянуть себе пособие из бюджета ФРГ на 45 тыс. евро.

С первых же минут Большой Брат внимательно следил за каждым моим шагом. И это, признаюсь, дисциплинировало. Родственница пыталась под НГ наломать еловых веточек – к месту преступления против частной собственности приехали полицаи. Мой друг менял магнитолу в своём стареньком авто – тоже подъехал патруль поинтересоваться. По звонку ли бдительной фраушки, по оперативному ли видеонаблюдению, но система запускала сигнал тревоги.

С пропиской было всё ещё проще. Удостоверение личности (Ausweis) снабжено стикером с текущим адресом: при переезде на него наклеят новые твои координаты, документ менять не надо. Помимо адреса немецкое удостоверение помогает полицаям идентифицировать меня визуально: указан цвет глаз (grün – зелёный), рост 185 см. Предусмотрено на документах даже место под религиозное имя (имя, данное при крещении, как говорят у православных) или творческий псевдоним (Ordens-oder Künstlername).

Прописка и выписка происходят оперативно. Приходить за печатями лучше подготовленным. Открываешь эту страничку и читаешь: "Регистрация при переезде в Карлсруэ. При заселении необходимо зарегистрироваться в соответствующем отделе по регистрации. Срок: регистрация должна быть осуществлена в течение двух недель. Исключения: регистрация не нужна, если в данной федеральной земле (в данном случае Баден-Вюртемберг. – Авт.) регистрация уже имеется, и переезд состоится на срок менее полугода. Регистрация также не нужна, если место жительства находится за рубежом, и в Германии планируется прожить не дольше трёх месяцев. Следует помнить: При наличии автомобиля его также необходимо перерегистрировать. Перерегистрация может быть осуществлена также при регистрации по месту жительства.

Изменения в Bundesmeldegesetzes с 01.11.2015. Подтверждение хозяина квартиры необходимо. Подтверждение он выписывает для своего арендатора. В случае покупки жилья его владелец сам себе выдаёт подтверждение своего заселения. Для проживающих также и за рубежом срок пребывания продлён с двух до трёх месяцев".

И это только маленький сегмент немецкого повсеместного порядка.

Это преклонение перед законом и даже порой слепое ему следование немцам далось, конечно же, не сразу. Знаменитая прусская муштра заключалась как раз в нещадной порке простых, но твердолобых немецких парней. Строевой подготовкой занимались до изнеможения, приучая вольнолюбивых сыновей немецких крестьян-бауэров к дисциплине. Бесконечно повторяли шаблоны и команды. Übung macht den Meister – "повторение мать учения" – это именно оттуда, с Германщины-Неметчины.

Палочная дисциплина фактически и заложила ещё с XVIII века основы того, что сегодня называется Deutsche Qualität, немецкое качество.

Оттуда, из Европы, Пётр І понёс на Русь новые стандарты управления государством.

А прописка появилась, кстати, в пятой графе паспортов.


Прописка на Руси

Прописка на Руси

Была прописка и в советские, разумеется времена.


Прописка в СССР

Прописка в СССР

…Совсем недавно, когда немецкие (и даже шире – европейские) стандарты по безопасности дорожного движения пытались перенести на казахстанские реалии, я с удивлением наблюдал ту памятную дискуссию в сетях и на ТВ.

Мол, мы же многодетная и чадолюбивая нация. Детишек много, правда. Машина одна. А денег мало. Зачем нашему народу автокресла? Да хоть бы и удерживающие устройства? Гаишников кормить?

Большие любители народа по очереди и даже одновременно поднимались на белую кошму общественного внимания и с разными интонациями, но примерно одну и ту же мысль доносили до аудитории буквально отовсюду. Разве что утюг и холодильник их не транслировали. Дайте мне за народ попереживать. Дайте-ка расскажу, как я свой народ люблю и никому не даю его в обиду! Долой автокресла!

Да, "общественные защитники" и "топ-блогеры" добились своего, и удерживающие устройства не удалось сделать обязательными в Казахстане. Они собрали лайки, пожали славу и успех.

Но и горячо любимый народ тоже в это время не дремал. Жутчайшая статистика вынесла Казахстан на первое место по смертности на наших дорогах: мы худшие по этому показателю и в Европе в целом, и по всему экс-СССР.

И что? Хоть кто-нибудь из триумфаторов этого действа понёс венок, скажем, за телом трёхлетнего погибшего вместе с папой пацана на алматинской трассе летом? А вот ноябрь 2016-го, Западный Казахстан. Трёхмесячный новорождённый вылетел из автомобиля прочь, когда машину юзом на гололёде повело.

Этих кошмаров можно было избежать за копеечную цену. Но слава была важнее.

Радетели интересов народных наверняка себя героями чувствуют, и мальчики кровавые по ночам перед глазами не встают. Они же за свободу народа борются, и сам чёрт им не брат.


Помимо адреса (в овале) удостоверение личности (Ausweis) помогает меня идентифицировать визуально: указан цвет глаз (grün – зелёный), рост 185 см. Предусмотрено поле под религиозное имя (имя, данное при крещении, как говорят у православных) или творческий псевдоним

Помимо адреса (в овале) удостоверение личности (Ausweis) помогает меня идентифицировать визуально: указан цвет глаз (grün – зелёный), рост 185 см. Предусмотрено поле под религиозное имя (имя, данное при крещении, как говорят у православных) или творческий псевдоним / Фото Руслана Минулина

Теперь, когда эти же народолюбцы, оседлав фейсбучные тренды, вновь выступают против – теперь уже обязательной регистрации, – я ловлю в их напевах знакомые нотки.

Уа, құрметті қауым! Вы же свободолюбивый и кочевой народ! А вас хотят поставить в стойло и накинуть уздечку! Зачем нам обязательная регистрация? Они ж народ не уважают! Еее, болмайды! Народ не поймёт и проклянёт, ессьже...

Как же это банально! Разве всё ещё не очевидно, что нас снова форматируют по древним рецептам? По проверенным басням охмуряют?

Кому опасна такая регистрация в первую очередь?

Конечно же, мелкому и крупному криминальному элементу. Сегодня одинаковые жигиты в чёрном гопстопят в Медеуском районе, а "лёжка" у них в "Тастаке". Завтра шерстят Бостандыкский, а прячутся в "микрах". Потом снова смена декораций.

Невыгодна регистрация и тем, кто набрал кредитов и долгов и бегает от государства, от коллекторов, от банков, от разорённых доверчивых граждан по всей стране, путая следы, как заяц на свежем снегу.

Не желательна такая прозрачность проституткам.

Не по нутру она и горе-папашам, что скрываются от уплаты алиментов. Сегодня он там, завтра тут. Подрабатывает частным извозом или ещё как. Мол, бала белде, қатын жолда. Бабу в дороге сниму, в чреслах мужской силы полно. Чё я, не свободный, чё ли?

Заметьте, это мы ещё до экстремистов-террористов не добрались. Просто перебираем всех тех, кто приносят горе и банкротство в наши семьи мирным путём и в мирное время.

И вот Большой Брат берёт их за тестикулы.

Разве это плохо?..

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter