Во сколько обойдется перевод ТЭЦ-2 на газ и кто за это будет платить

ТЭЦ-2 в Алматы / Фото Informburo.kz
ТЭЦ-2 в Алматы / Фото Informburo.kz

Модернизация ТЭЦ-2 в Алматы позволит снизить вредные выбросы в несколько раз. Но за чей счет?

Состоялись общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду проекта модернизации ТЭЦ-2 города Алматы. Сразу скажу, что вопросов по экологии нет и не может быть, поскольку очевидно, что если работать на газе – выбросы снижаются в десятки раз по воздуху и практически равны нулю по твёрдым отходам (золе).

Как житель города, я бы мог сказать "ура" и "наконец-то". Газ намного чище угля, хотя тоже не безгрешен: выбросы СО2 (безвредного для людей) и NO (оксида азота, очень опасные) никто не отменял.

Хотя тема слушаний была экология, люди задавали вопросы по всем аспектам проекта – от технических решений до тарифов. И если по экологии спорить особо не о чем, то по остальному "есть вопросы".

Во-первых, сроки строительства предполагают поэтапный ввод к 2025–2026 годам. Понятно, что это не быстро. Но мне кажется, что и это нереальные сроки, и вводят нас всех в заблуждение. По тому состоянию, в каком проект был представлен, его не сделают к 2025 году. Там проектных работ ещё на два года, тендер на поставщиков и прочее.

Во-вторых, экономика проекта – это одна большая чёрная дыра.

На вопрос: "Каким будет тариф на тепло и электроэнергию после реализации проекта?" был дан ответ: "Пока нет многих данных, и предположить, каким будет тариф, не представляется возможным". Такой ответ можно представить себе только в стране с государственной экономикой, где можно начинать проект, не думая о возвратности средств вообще. Окупаемость проекта — это фундамент любых расчётов. Без понимания тарифа и окупаемости невозможно оценить эффективность технических решений. "Результат против затрат" – эту формулу сравнения нельзя проигнорировать. "Мерседес Спринтер", может, и лучше "Газели", но в конкретном проекте, может, и "Газель" лучше.

Такое впечатление, что в этом проекте не только стройка ляжет на госбюджет, но и его убыточность в эксплуатации придётся оплачивать с помощью бюджета, потому что жители города вряд ли согласятся взять на себя тариф, который вырастет в разы.

На строительство газовой инфраструктуры (газопроводы от магистрали Туркменистан – Казахстан – Китай и вокруг города до объектов) нужно, как было объявлено на прошлой неделе, – 95,7 млрд тенге. На модернизацию ТЭЦ-2 – 315 млрд тенге (вариант на турбинах "Сименс". Почему "Сименс" – не знаю, но проектанты без тендера решили, что "Дженерал Электрик" и "Митсуи" будет дороже. Ну "Сименс" – так "Сименс"). По грубой прикидке выходит 410 млрд тенге, или без мелочи $1 000 000 000 (миллиард). Если эту сумму разложить на 20 лет и взять скромные 5% годовых – выйдет около 80 млн долларов в год. Это деньги, капитальные вложения, не считая текущих расходов, которые надо возвращать банку, и они лягут грузом на тариф.

Тут мы сталкиваемся с "двойственностью души" ТЭЦ, загадкой её имени – теплоэлектро. Исторически в мире никто не думал строить "одну печку" на весь город – так получилось. Дело в том, что электростанция производит очень много тепла, которое просто выбрасывается в атмосферу. И когда строились станции или котельные для крупных предприятий, логично возникал вопрос, почему бы не направить часть этого тепла на обогрев рабочего посёлка неподалёку. Так и родились ТЭЦ в советском смысле слова. Сегодня в мире (за редким исключением) центрального отопления не существует.


Читайте также:


Ну так вот, построили мы ТЭЦ, которая производит электроэнергию и как побочный продукт тепло. А может, она производит тепло и как побочный продукт электроэнергию? Котёл один, топливо сжигаем в одном месте, а потом крутятся турбины, генераторы, а остаток в виде тепла идёт на нужды города. А куда относить затраты, как говорят экономисты?

И тут выясняется, что у этой проблемы есть очень разные лица и интересы. У электричества и тепла разные покупатели. Электроэнергия по большому счёту национальный продукт. Она не привязана к городу, её можно произвести здесь, отдать в сеть, и она окажется где угодно. Но тепло очень локально, за него платят местные потребители. И в результате разворачиваются "игры престолов" между акиматом и хозяином станции. Акимат говорит: "Мне нужно дешёвое тепло для горожан, снижайте тарифы. А все "лишние" расходы относите на электроэнергию". Но хозяин электроэнергии не может цену на энергию формировать "как угодно" – её регулируют центральные власти. Как говорится, за чей счёт банкет?

Весь этот банкет основан на сжигании газа, которого, как известно, в избытке нет, а есть всего 35 млрд кубов в год на всё и на всю страну. Его по сути было вообще чуть-чуть до недавнего времени на юге страны, пока Китай не построил магистральный газопровод от Туркменистана до Хоргоса. Мы договорились на долю в этой трубе. И у нас есть выбор – экспортировать газ в Китай по экспортной цене (сейчас около 140–160 долларов) или изымать из трубы и сжигать здесь.

И вот большой вопрос: по какой цене будет газ для ТЭЦ-2? Если по экспортной, то тариф уйдёт в заоблачные выси.

Если же цена будет "приемлемой", то есть в районе 60 долларов, или 30 000 тенге, все убытки скорее всего лягут на поставщика газа – "КазТрансГаз", поскольку никто другой в убыток себе газ поставлять не будет. На них же повесят содержание газопроводной сети с убыточными тарифами за транспортировку. А в результате пострадает вся страна, и Китай может обидеться, поскольку газ до него не доходит.

Авторы проекта напирали на эффективность парогазовых установок, их высокий КПД. Но это совершенно нерелевантно в данной ситуации. Городу нужно тепло, а электроэнергию можно производить где угодно, не обязательно в черте большого города. А с этими парогазовыми установками (ПГУ) парадокс в том, что основной продукт – это электроэнергия и очень мало остаточного тепла, которое можно использовать на город. Выхода два – или удвоить ТЭЦ-2 до гигаватта мощности ПГУ, и тогда тепла хватило бы, но к этому богатырю пришлось бы подвести в два раза больше газа и стоил бы он 1,5 млрд долларов.

КазНИПИЭнергопром опять разработал "уникальное решение, не имеющее аналогов в мире" (тут я ёрничаю, меня эта фраза всегда подбивает задать вопрос: "А может, потому и нет аналогов, что так не надо делать?"). Чтобы свести расходы к минимуму, они отказались от борьбы за высокий "КПД сжигания топлива", которым вроде вначале гордились, и сделали странный гибрид:

  • Первый комплекс – это ПГУ (газовая турбина – котёл – паровая турбина) с высоким КПД. Более 70% тепла от газа используется. Результат: много электричества и мало тепла.
  • Второй и третий комплексы – два КоГТУ (газовая турбина – котёл водогрейный), тут, наверное, процентов 50 наберётся. Результат: где-то 50/50 между электроэнергией и теплом.
  • И под конец – водогрейная котельная и паровые котлы, которые вряд ли больше 30% дадут. Результат: 100% тепло.

Причина простая: от ПГУ тепла остаётся недостаточно, поэтому на втором шаге выкинули из схемы паровые турбины за  ненужностью, а на третьем шаге вообще обошлись без всяких турбин.

Отсюда вопрос: а, может, не надо вообще с турбинами путаться? Давайте районные котельные на газе по городу строить – меньше потери на передаче по старым трубам на десятки километров, эффективнее регулирование.

Подводим итог. Экономика проекта не подсчитана и тем более никто не думал, что такого рода вещи можно делать в партнёрстве с частным сектором, например, ГЧП, или вообще отдав проект в бизнес. Все ждут, что откроется карман государства и выдадут деньги всем и на всё. И тот же карман, возможно, потом опять понадобится, чтобы содержать это предприятие.

Проблема подобных подходов в том, что они ведут в тупик. Деньги у государства не бесконечные. На Алматы денег хватит, а на Талдыкорган, Тараз и другие города? А если хватит на ТЭЦ, хватит ли на сети, дороги, школы и прочее? Вопросы без ответов.

Однако всё-таки это хороший миллиард, который будет потрачен хотя бы на здоровье двух миллионов человек, жителей города. Гораздо лучше, чем миллиард на достройку "воздушного трамвая" в столице.

Опубликовано на странице Алмаса Чукина в Facebook


Читайте также:


 

Новости партнёров