Почему растёт госдолг Казахстана и чем это чревато

Алмас Чукин / Фото с личной страницы в Facebook
Алмас Чукин / Фото с личной страницы в Facebook

По прогнозу сенатора Ольги Перепечиной, в ближайшие пять лет прогнозируется двукратный рост госдолга Казахстана.

Чем спровоцирован рост государственного долга и какие последствия может иметь его увеличение для каждого казахстанца – об этом в интервью "31 каналу" рассказал экономист Алмас Чукин.

– Алмас Таласович, почему растёт государственный долг?

– Надо отличать Казахстан и государство Казахстан. Государство должно очень мало, у нас очень низкий государственный долг – именно то, что должно правительство Казахстана. Однако растёт общий долг страны. Отчасти это хорошо, потому что это долг иностранных компаний, которые инвестируют в Казахстан, и они должны своим материнским компаниям там, за рубежом. И общий долг у нас – под 200 млрд долларов, он очень большой. Но в основном это экономический долг компаний. 

А государственный долг растёт потому, что где-то не хватает денег, становится тяжеловато, начинаем занимать. Но опять же скажу: по долгу у нас особо проблем нет, он достаточно низкий. 

– А прогнозы относительно увеличения не оптимистичные. Как это отразится на экономике Казахстана?

– Тут как в жизни. Если взял в долг, провёл свадьбу, потом должен,а денег нет, то это плохой долг. Если взял в долг, трактор купил и поле засеял – возможно, это хороший долг. То есть долг – не всегда плохая вещь. К сожалению, у нас сейчас больше социальная нагрузка на бюджет –

 берём взаймы и проедаем. Мы не вкладываем в развитие. 

– Всё чаще правительство использует средства из Национального фонда, сейчас даже пенсии, пособия выплачивает из этих средств. Насколько это тревожный знак? 

– Это очень сильно беспокоит меня. Но отчасти надо, вы же понимаете. С ковидом, со всей этой ситуацией если бы правительство самоустранилось, мы бы ненужный шок в экономике сделали и разгребали бы потом ещё лет пять-десять. 

Но ведь это не только с ковидом началось. Мы тратим Нацфонд последние семь-восемь лет. Из 13–14 трлн расходов у нас добрые 5–6 трлн – трансферты из Нацфонда. И, помимо бюджета, из Нацфонда у нас идут отдельные целевые программы. Мы можем дойти до той ситуации, что нашим внукам, детям мало что оставим.


Читайте также:


 

Новости партнёров