"Им лишь бы деньги, деньги, деньги. А это дети наши". Что чувствуют близкие погибших шахтёров?

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Корреспондент Informburo.kz побывал в Шахтинске и выяснил, чего хотят родные погибших в шахте имени Ленина горняков.

5 ноября в Шахтинске похоронили пятерых шахтёров, погибших на шахте имени Ленина, принадлежащей АО "АрселорМиттал Темиртау". По предварительной версии, произошёл выброс газа. Ещё четыре человека получили увечья и находятся в больнице. Президент страны Касым-Жомарт Токаев поручил провести комплексную проверку на предприятии и расследовать трагический инцидент.

"К большому сожалению, аварии на предприятии "АрселорМиттал Темиртау" приобрели частый, можно сказать, системный характер. Это уже вторая трагедия с летальным исходом в текущем году. С 2006 года на металлургическом комбинате произошло более 20 аварий, унëсших жизни свыше ста наших граждан", – отметил президент, выступая 7 ноября перед общественностью в Мангистауской области.

"Ему не нравилось на шахте, и он хотел уйти"

8 ноября в Шахтинске пошёл первый снег, который затем перешёл в моросящий дождь.

Яну, жену одного из погибших шахтёров, 29-летнего Армана Кашкея, мы застали, когда она выходила из квартиры свекрови по улице Карла Маркса. Она рассказала, что Арман родился и вырос в Шахтинске. В браке они с Яной были три года, а всего их отношения продлились девять лет.

Работал Арман на разных шахтах восемь лет и последние годы трудился машинистом подземной буровой установки на самой опасной шахте имени Ленина. Арману очень нравилась рыбалка, и он ездил рыбачить каждые выходные.

Теперь Яна одна будет воспитывать их с Арманом сына, мальчику три года.

Дом матери погибшего шахтёра Армана Кашкея в Шахтинске по улице Карла Маркса / Фото Informburo.kz

"Он сам выбрал эту работу, но на самом деле не хотел работать в шахте. Ему не нравилась эта работа. Я знала, что есть какая-то загазованность в шахте. Но больше ничего плохого он мне не говорил. Знаю, что в эти выходные он должен был быть дома. Но так получилось, что попросили  выйти не в свою смену. Он не должен был в тот день работать", – рассказала Яна Кашкей.

Зарплата, по её словам, у мужа была в среднем около 500 тысяч тенге в месяц.

"Мы планировали, что он до 35 лет отработает, заработаем немного себе на будущее, и он оттуда уйдёт. У нас было своё дело. Мы с ним оформляли праздники. Возможно, это дело и дальше раскручивали бы", – поделилась молодая женщина планами, которым теперь не суждено сбыться.

Расходы на похороны Армана оплатила компания. Сейчас супруга собирает документы, чтобы получить денежную компенсацию.

"Какие-то наши просьбы тоже в принципе выполняют. В этом плане претензий к компании нет. Слава Богу, у меня больше никто в шахте не работает. Просто хочется, чтобы в будущем людям обеспечили безопасность и чтобы никто больше не испытывал такого горя, как мы", – сказала Яна Кашкей, которая на прощание попросила не беспокоить мать погибшего, так она очень сильно переживает утрату сына.

Список погибших 3 ноября шахтёров:

  1. Дмитрий Бойченко 1991 года рождения, машинист подземной буровой установки. Стаж работы – 8 лет.
  2. Андрей Санжаров 1980 года рождения, машинист подземной буровой установки. Стаж работы – 21 год.
  3. Денис Инкин 1984 года рождения, машинист подземной буровой установки. Стаж работы – 13 лет.
  4. Арман Кашкей 1993 года рождения, машинист подземной буровой установки. Стаж работы – 8 лет.
  5. Маргулан Ынтыбеков 1996 года рождения, помощник машиниста буровой установки. Стаж работы – два месяца.

"Я хочу знать правду. Пусть даже она для меня будет страшной"

Мать Дениса Инкина Галина Александровна ездила из Шахтинска в Караганду, чтобы заблокировать банковский и закрыть пенсионный счёт сына. Денису теперь они не понадобятся. Мы встретили её во дворе дома. Убитая горем мать шла к подъезду, никого не замечая вокруг.

"Старший сын живёт в Караганде, а Дениска вот тут, всегда рядом был со мной, около мамочки. Я просто хочу наказать виновных в смерти моего сына. За что они его убили? За что? Ему было всего 38 лет. У него дочечка, в этом месяце ей пять лет исполняется, осталась. Такая крошка. Она до сих пор ждёт своего папочку на свой день рождения. Новый год хотела с ним встретить. Она вчера меня по телефону спросила: "Бабушка, почему не забираешь меня погулять, где мой папа?" Сыночек, как я ей объясню? Как мне с этим жить? Очень страшно", – говорила она по пути домой. Слёз у матери уже нет. Она их выплакала за эту неделю.

В подъезде, поднимаясь по лестнице, с трудом преодолевая каждую ступеньку, Галина тяжело вздыхала и приговаривала будто бы молитву про себя:

"Должны наказать. Должны наказать. Должны наказать".

В квартире Инкиных на четвёртом этаже все зеркала и отражающие стёкла занавешены. На столике перед телевизором стоит портрет Дениса с чёрной лентой, рядом гвоздики в кувшине и рюмка водки с хлебом. Денис с фото с грустью смотрит прямо вам в глаза, как с иконы.

Погибший во время аварии на шахте имени Ленина близ Шахтинска Денис Инкин / Фото Informburo.kz

"Видите, какой он молодой и красивый был у меня", – заплакала Галина, целуя фотографию сына.

В распространённой в СМИ информации про Дениса сообщалось: "Остались отец, супруга, дочь и ещё один человек на иждивении". Денис официально был разведён, но жил с бывшей супругой. Отец же его умер ещё четыре года назад. Эта неточная информация очень раздражает родных Дениса.

К слову, про Армана Кашкея тоже дали неверные сведения  – "Остались родители". Жену и сына не упомянули.

"Случилась такая трагедия, а они неправильную информацию дали. Отца он потерял четыре года назад. Муж тоже шахтёром был. Говорил: "Сына, не ходи в шахту, там опасно". Почему к ним такое отношение? Они должны за всё ответить, чтобы другие не погибали", – причитала Галина Александровна.

"Вернуть мне сына невозможно. Никакими деньгами, подарками. Он нужен мне! Я вообще никогда не думала, что он у меня там останется. Хотя я понимала, что эта работа  опасная. Он мне всегда всё рассказывал, как убегал от газа много раз, что там всё старое, а новое не работает, нет никакого современного оборудования, которое могло бы их спасти, – рассказала мать погибшего. – Почему для них ничего не делали? Я ему говорила: "Сыночек, уйди из шахты, уйди из шахты". Он и сам собирался уйти, весной должен был окончить колледж и перевестись на другую должность. Почему мальчишечки наши родные должные умирать? Как жить матери после смерти сына?! Теперь он никогда не придёт, не зайдёт и не скажет как всегда: "Мама, я пришёл из шахты". Я его всегда буду любить и по-прежнему каждый день жду и жду. В окошечко смотрю, где мой Денисочка. А его нет, нет и нет! Я до конца дней своих буду без него, понимаете?!" – обращается ко всему миру безутешная женщина, стоя перед портретом покойного сына.

Галина Инкина с портретом сына Дениса / Фото Informburo.kz

Мать, проработавшая 38 лет в сфере связи по обслуживанию угольных шахт, рассказала, что Денис был очень смелым парнем. Пошёл в армию, несмотря на недовес. Какое-то время возил прокурора Караганды.

"Почему они так халатно относятся к ним? Они же не рабы. Они – люди. Они просто дети. Я хочу наказать их за такое отношение. Есть же сейчас современное оборудование, чтобы предохранить от смертей. Мы живём в таком веке, везде технологии. В космос летают, а там под землёй наши дети погибают! И за это нужно кого-то наказать, чтобы не было больше таких случаев. Я хочу, чтобы их всех наказали серьёзно, правильно, по справедливости. Не подставляли никого, "шестёрок" каких-то или случайных людей, лишь бы отписать", – подчеркнула она.  

"Думают, мать – дурочка, не понимает ничего. А я всё понимаю. Сама работала в связи на шахте и застала трагедии, сама обзванивала матерей. Меня обманывать не надо. Не надо мне говорить, что это был природный катаклизм. Я брошу им эту бумагу в лицо и скажу: "Пусть Бог вас покарает, и чтобы вы так же гнили в могиле, как мой сынок". Я хочу знать правду. Пусть даже она для меня будет страшной. Они должны каждый день здесь с нами быть и объяснять. А не так – нате деньги и живите как хотите. Полная бесчеловечность", – потребовала Галина.

Денис, по словам матери, был очень ответственный. Всю работу выполнял безотказно. Уходил в шахту, когда бы ни вызвали.

"Бывало два часа только поспит: "Мам, меня опять вызвали". "Сына, ну ты же только пришёл с шахты, ну ты же ещё уставший". "Мама, надо работать. У меня дочка растёт". А они гроб даже не открыли мне. Я даже не видела его личика, ручки на прощание не погладила. Я с ним каждую ночь разговариваю. Беру портретик и ложусь. Он мне говорит: "Мам, это не моя вина была, я хотел жить, вот так, мама, получилось", – рассказала она.

Шахта имени Ленина, принадлежащая АО "АрселорМиттал Темиртау" близ Шахтинска / Фото Informburo.kz

Галина Инкина очень зла. Прежде всего на руководство компании "АрселорМиттал Темиртау". Из-за того, что не уберегли сына, до последнего не сообщали о гибели и как потом вели себя на похоронах.

"Никто с управления, где он работал, не пришёл и не сказал: "Примите, пожалуйста, соболезнования, у вас такой замечательный сын был". Слово бы сказали про него. Все молчали на похоронах. А что он был плохой или работу не выполнял? Мне как матери пришлось набраться последних сил и говорить за сына. Хотя я должна была валяться на земле, колоться и вызывать скорую. А собрала себя в кулак и говорила, чтобы все слышали, какой у меня сынок".

Галина уверена, что люди погибли потому, что ничего не было сделано для их безопасности.

"Ведь это не первый случай. Много смертей было. Случилось в три ночи, а я узнала об этом только в двенадцать дня. Там на шахте матери, жëны, родственники стояли, их не пускали к своим же детям, которых погубили. Никто до сих пор не говорит нам, что там произошло. Кто и как их там спасал. Никто ничего не говорит. А я ждала. Я же мать, я прошу. Приехал Калыков (директор угольного департамента АО "Арселор Миттал Темиртау" Арман Калыков. – Ред.) и профком шахты Ленина. Зашли, выразили соболезнования. Да не нужны мне ваши соболезнования! Мне нужно, чтобы вы поминутно рассказали, что там в шахте произошло. Кто-то там наверху обогащается, а он за это погиб. Так относиться к моему сынулечке я не позволю. Они обнаглели! Сегодня пять человек, завтра может быть десять. Так с нами нельзя!" – почти в истерике сказала Галина, сжимая от отчаяния кулаки.

"В этой компании творится полнейший бардак. С ней нужно разбираться"

Рядом всё это время сидит старший брат покойного Дмитрий Инкин.  

"Утром мне позвонила мама и сообщила об аварии. Я начал выяснять через друзей на шахте, что произошло. Они сказали, что видели фамилии тех, кто ушёл на смену, а список погибших не видели. Мы не знали о смерти Дениса, пока я часам к одиннадцати сам не поехал на шахту, не зашёл к директору, и там только сказали. Оказывается, их уже в девять утра достали. Почему нас раньше не предупредили, непонятно", – возмутился Дмитрий Инкин.

Дмитрий – геолог и считает, что применение современных технологий на шахтах позволило бы избежать трагедий.

Пропускной пункт на шахту имени Ленина, принадлежащую АО "АрселорМиттал Темиртау" / Фото Informburo.kz

"У нас просто сейчас в государстве и в этой компании творится полнейший бардак. С ней нужно разбираться. Все знают, что метан тяжело обнаружить. Он во всех шахтах есть в мире. Но нигде в мире нет таких тяжёлых аварий, как у нас. Потому что от отечественной науки ничего не осталось. Людей, которые занимались метаном, сейчас нет. К специалистам, которые здесь остались, АМТ не хочет обращаться. Я лично с руководством разговаривал, мы им предлагали: "Давайте, мы вам дадим все задания, давайте совместно работать. Да, эти технологии требуют больше времени и денег, чтобы можно было делать прогнозы". "Нет, – говорят. – Не надо. Мы у себя где-то в Лондоне разработаем". Они мне сказали, что в этом году эти работы должны были быть сделаны. Они на уровне правительства контролируются. Но ничего не сделано", – прокомментировал он ситуацию.

Финансово похороны АМТ взяла на себя, но организация, по словам родных Инкина, была очень плохой.

"Мы ездили и не могли найти свободное кафе, где провести поминки. Нам предлагали в Караганде или где-то на окраине. Но нам очень повезло. Руслан, близкий знакомый Дениса, вызвался нам помогать с организацией похорон. Нашёл кафе. Акиматовские звонили, интересовались, как у нас дела, давайте, мол, "скорую" пришлём, а вот какой-то реальной помощи не было. Мы просто знаем, как там у других всё организовывалось. Это просто кошмар, конечно. Например, можно же было организовать какой-то зелёный коридор, чтобы эти 50–60 машин на похоронах могли спокойно выехать из города на кладбище. А машины не пропускали. Неужели это так тяжело сделать?" – вспомнил день похорон Дмитрий Инкин.

Он возлагает надежды на правительственную комиссию.

"Сейчас правительственная комиссия должна не только копать, как сказал наш президент, в узком круге. А копать сверху, проводя масштабную проверку, на каком оборудовании они работали, когда они его меняли и сколько это новое оборудование проработало. Денис нам рассказывал, что новое купили, а оно не работает. Ведь купить можно всё что угодно и отчитаться перед правительством о потраченных миллиардных инвестициях. А оно работает? Со всей этой глобальной проблемой нужно разбираться. В противном случае трагедии будут продолжаться, а когда "Арселор" это поймёт, бросит всё и уедет. Так зачем нам этого ждать?" – сказал Дмитрий.

Галина Инкина на работу комиссии смотрит пессимистически.

"Не верю. Я не верю, что что-то изменится. Они вообще никого не уважают. Им лишь бы деньги, деньги, деньги. А это дети наши. Сколько случаев было. Что-то разве меняется? Нет, ничего не меняется. Я до всех буду доносить, что он погиб по вине нелюдей. Это не люди, которые рискуют жизнями вот таких молодых ребят. Он всегда надеялся, что его не подставят и всё будет хорошо", – сообщила она.   

После смерти мужа Галина серьёзно заболела, а теперь с утратой сына болезни обострились. По её словам, ей предстоит перенести три операции, и она не знает, выживет ли после них.

"Сына, ты прости, что я плачу. Я обещала тебе не плакать. Я не буду. Я отомщу за тебя, сына", – говорила мать погибшему сыну, когда мы уходили из квартиры Инкиных.

Жилой дом в Шахтинске / Фото Informburo.kz

В тот же день, 8 ноября, глава компании "АрселорМиттал" Виджай Гойял провёл в Караганде пресс-конференцию, на которой от лица  руководства и сотрудников выразил глубочайшие соболезнования семьям погибших.

"Мы очень глубоко сожалеем. И на уровне руководства компании сделаем всё возможное, окажем всю необходимую помощь семьям погибших. И мы устраним всё в кратчайшие сроки, чтобы это не повторилось в дальнейшем", – пообещал он.

Сколько людей погибло на шахте имени Ленина близ Шахтинска

По данным МЧС, с 1964 года, то есть с момента ввода в эксплуатацию на этой шахте погиб 71 человек. Первая авария произошла в 1978 году – четверо погибших, 1985 год – двое, 1985 год – двое, в 1995 году – 13 погибших, двое травмированных, в 1998 году – один погибший, в 1999 году – трое погибших, двое травмированных. Самая большая трагедия произошла в 2006 году – 41 погибший.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров