23 сентября 2019 года Сарыагашский суд Туркестанской области приговорил гражданского активиста и редактора местной газеты Амангельды Батырбекова к двум годам и трём месяцам лишения свободы по делу об оскорблении и клевете. На Батырбекова подал в суд руководитель отдела образования Келесского района Бахтияр Абдиев за пост в Facebook.

В защиту Батырбекова выступили местные журналисты и активисты. В понедельник 14 октября они передали письмо с 500 подписями Председателю Верховного суда Жакипу Асанову и председателю Сената Дариге Назарбаевой с просьбой проконтролировать судебный процесс.

informburo.kz выяснял, за что посадили Амангельды Батырбекова и кого задели его высказывания в социальных сетях?

Кто такой Амангельды Батырбеков?

Амангельды Батырбеков известен активной общественной деятельностью и журналистскими расследования о судьях и чиновниках от образования в Туркестанской области. Также он был одним из первых, кто заявил о скандальном случае с изнасилованием мальчика из села Абай Келесского района Туркестанской области.

Это не первая судимость журналиста. В 2015 году Батырбеков был осуждён на два года по обвинению в клевете в адрес бывшего заместителя прокурора Сарыагашского района Нурлана Сапарова. Амангельды Батырбеков подал апелляционную жалобу и вышел на свободу, проведя полгода под стражей. Но через год Сапаров вновь подал в суд на журналиста по той же статье и тем же публикациям, но уже не как частное лицо, а от имени прокуратуры. Батырбекова вновь приговорили к лишению свободы. В январе 2017 года Амангельды был выпущен по амнистии на год и семь месяцев раньше срока.

Что Батырбеков писал о работе школ в Келесском районе?

В 2019 году поводом для иска в адрес журналиста и активиста стала серия постов Амангельды Батырбекова в Facebook об отделе образования Келесского района, в частности, о его руководителе Бахтияре Абдиеве.

Истец Бахтияр Абдиев просил привлечь Батырбекова к ответственности по статьям 130 УК РК "клевета" и 131 "оскорбление".

Батырбеков писал о том, что в 2018 году директора трёх школ района уволились по собственному желанию, но через некоторое время были приняты обратно на те же должности вне конкурса. Не получив у государственных органов, приемлемых для него ответов о кадровых перестановках, журналист на своей странице в Facebook предположил, что здесь есть следы коррупционной схемы, и руководство отдела образования Келесского района вынуждает директоров школ увольняться и принимает обратно за вознаграждение.


Читайте также: Как история семилетнего мальчика изменила жизнь села Абай. Репортаж Informburo.kz


Во время судебного процесса Амангельды Батырбеков объяснил, что на мысли о коррупционной схеме его натолкнули слова Зульфии Умаргазиевой. В суде Амангельды Батырбеков рассказал, что беседовал с Зульфиёй Умаргазиевой, и она рассказала ему, что Бахтияр Абдиев якобы требовал с неё три тысячи долларов за должность директора детской музыкальной школы. Однако сама Зульфия Умаргазиева, давая показания в суде, опровергла эти слова.

Весной 2018 года Зульфия Умаргазиева была приговорена к двум с половиной годам лишением свободы условно за совершение ДТП со смертельным исходом. Педагог была уволена с поста директора музыкальной школы, но через два месяца её восстановили в должности, что стало причиной недовольства местных жителей.

По статье 131 ("Оскорбление") Амангельды Батырбеков был осужден за пост с цитатой подписчика. Один из подписчиков журналиста написал, что ранее руководитель отдела образования Келесского района был акимом Бозайского района и в грубой форме высказался о его интеллектуальных способностях. Батырбеков использовал эту цитату в посте, говоря о том, что он не один у кого есть претензии к работе Бахтияра Абдиева.


Бахтияр Абдиев, руководитель отдела образования Келесского района

Бахтияр Абдиев, руководитель отдела образования Келесского района / Фото tirek.info

Как проходил суд?

По словам сына журналиста Динмухамеда Батырбекова, его отца не оповестили о начале судебного процесса и первые два заседания он пропустил. Затем судья Зауре Алсеева запретила Батырбекову вести видеосъёмку во время заседаний, мотивируя это тем, что все записи выдаются обеим сторонам после окончания процесса. Позже родственникам Батырбекова удалось получить видеозаписи, но происходящего во время первых двух судебных заседаний, по их словам, на них не было.

"Отец приносил на все заседания видеокамеру, но каждый раз ему отказывали в съёмке. Он не просил снимать всех участников суда. Он хотел снимать себя, так как хотел ежедневно показывать подписчикам в Facebook почему его судят и как проходит процесс над представителями СМИ. При этом, когда уже стало ясно, что отец проиграет суд, сторона истца попросила разрешение на съёмку. И им разрешили, – рассказывает Динмухамед Батырбеков.

Журналист подавал ходатайство об отводе судьи Зауре Алсеевой. В 2009, 2014 и 2016 годах именно эта судья вела дела Батырбекова, по которым он был либо истцом, либо ответчиком. Все решения были вынесены не в пользу Амангельды Батырбекова.

Зауре Алсеева не раз была героиней критических статей журналиста. Председатель суда Тасболат Машрапов, работу которого Батырбеков также критиковал в своих статьях, отказал журналисту в прошении.

"В деле всё было против отца. Судья Зауре Алсеева трижды выносила решения не в его пользу, но в Верховном суде их удалось отменить. Она была напрямую заинтересована в том, чтобы мой отец проиграл. Алсеева не имеет права рассматривать дела моего отца, но если этого не знает даже председатель районного суда, то чего тогда ждать от его подчинённых?" – задаётся вопросом сын журналиста.


Зауре Алсеева, судья Сарыагашского районного суда

Зауре Алсеева, судья Сарыагашского районного суда / Фото tirek.info

По словам родственников журналиста, Амангельды не ожидал, что дело может закончиться не в его пользу и поэтому не нанимал адвоката, воспользовавшись услугами государственной защиты. Супруга Амангельды Батырбекова не раз пыталась стать его общественным защитником, но неоднократно получала отказы.

В законе есть пункт, что близкие и родные имеют право защищать подсудимого, но нам не давали право защищать отца, мотивируя это тем, что он сам отказался от защиты моей матери. Будто он сам сказал: "Я не хочу, чтобы жена меня защищала". Каждый день мама ходила в районный суд и требовала права защищать отца и каждый раз получала отказ", - рассказал сын журналиста Динмухамед Батырбеков.

По словам Динмухамеда, его матери разрешили представлять своего мужа в суде через неделю после вынесения приговора журналисту. Чтобы чиновники удовлетворили просьбу, семье пришлось писать жалобы в полицию, прокуратуру и Верховный суд.

"Все отказы были устными, хотя она требовала письменный ответ. Разрешение дали в последний момент. На отца надели наручники в зале суда и только через неделю мать назначили его защитником", - рассказал Динмухамед Батырбеков.


Читайте также: Верховный суд РК предлагает ввести официальные извинения за ущерб репутации


Суд обязал журналиста выплатить чиновнику моральную компенсацию в размере 200 тысяч тенге, его адвокату 500 тысяч и ещё 67 500 за услуги судебной экспертизы. Со всеми судебными издержками Батырбеков должен выплатить чуть больше 800 тысяч тенге.

Чиновники в ЮКО часто судятся с журналистами

Амангельды Батырбеков не признал свою вину и собирается оспаривать решение первой инстанции в апелляционном суде, а при необходимости и в Верховном суде. Гражданские активисты и журналисты Туркестанской области собрали около пятисот подписей под прошением проследить, чтобы дело было рассмотрены без процессуальных нарушений. 14 октября письмо с подписями было отправлено председателю Сената Дариге Назарбаевой и председателю Верховного суда Жакипу Асанову.

Подписи помогала собирать журналистка Малика Абдилаева. По её словам в южном регионе чиновники довольно часто подают на журналистов и общественников в суд по делам о защите чести и достоинства.

"В Шымкенте и Туркестанской области стало привычным судить активистов или тех, кто считает себя блогером, журналистом", – говорит Малика Абдилаева.

Малика Абдилаева рассказала, что в 2018 году её тоже осудили за клевету. В суде ей помогал Батырбеков.

"Мне дали год условно в суде Сарыагашского района, к которому раньше относился Келесский. Причиной стало открытое письмо, которое я написала, обратившись к акиму ЮКО Жансеиту Туймебаеву с вопросом: почему он не смотрит за тем, что творится в Сарыагашском районе. Я спросила, почему аким молчит или он материально заинтересован в этом?" - рассказала Малика.

В апелляционном суде решение по делу Малики отменили. Она считает, что ей повезло с тем, что в это время Южно-Казахстанская область была разделена на город Шымкент и Туркестанскую область. Получилось так, что апелляцию рассматривали по месту прописки женщины в Шымкенте.

"Областной суд больше не был указом для городского. Я думаю, что это повлияло на моё оправдание", - говорит Малика Абдилаева.

Суд - личное дело чиновника

На сайте акимата Келесского районе нет ни одного контактного телефона, по которому можно связаться с местными представителями власти. В отделе образования Туркестанской области корреспонденту Informburo.kz предоставили личный номер Бахтияра Абдиева, однако мобильный телефон руководителя отдела образования Келесского района не отвечает.

Заместитель руководителя управления развития человеческого капитала Туркестанской области (ранее областной отдел образования) Ардак Мадихановна заявила, что управление не будет комментировать происходящее. Женщина сказала, что судебные разбирательства не касаются государственного учреждения, а с обвинениями в коррупции чиновников Келесского района должна разбираться антикоррупционная служба.

"Это личное дело Абиева, его оскорбили, и он подал в суд. По вопросам коррупции у нас нет компетенции проводить проверки. Это компетенция антикоррупционного департамента. Если к нам поступают такие вопросы мы их направляем к ним, - заявила заместитель руководителя управления развития человеческого капитала Туркестанской области Ардак Мадихановна.

С вопросами о проблемах образования в регионе, о которых писал осуждённый журналист, Ардак Мадихановна посоветовала обратиться в департамент по контролю в сфере образования области. В департаменте не смогли объяснить увольнение директоров школ и последующее принятие их на ту же должность, уточнив, что это компетенция управления развития человеческого капитала области.

"Почему директора школ увольнялись, а затем снова устраивались на работу должно знать облоно (Департамент развития человеческого капитала, – Авт.). Назначать, увольнять и поощрять это функция облоно. Мы не назначаем директоров школ и не снимает с должности. Департамент по контролю проверяет законность учебного процесса и проводит профилактические проверки в школах", - рассказал директор департамента по контролю в сфере образования Туркестанской области Бакытжан Мухамеджанов.

По словам Бакытжана Мухамеджанова, проверок учебных заведений в Келесском районе управление не проводило, так как не было жалоб. Плановые проверки также не проводились в связи с тем, что район был образован чуть более года назад после реорганизации ЮКО.

За клевету не должны лишать свободы

Представитель международного фонда защиты свободы слова "Адил соз" Тамара Калеева заявила о том, что Амангельды Батырбекова лишили свободы, за выражение своего мнения – неадекватная мера наказания, которая грубо нарушает обязательства страны по международному пакту о гражданских и политических правах.


Читайте также: Абаев о наказании за клевету в Казахстане: Мы не слишком мягкие и не слишком жёсткие


В Казахстане 130 статья уголовного кодекса "Клевета" состоит из трёх частей и по каждой осуждённого могут оштрафовать, привлечь к общественным работам или даже лишить свободы:

  • ч. 1 "Бытовая клевета" - Лишение свободы до 1 года, либо штраф до 1 000 МРП, либо исправительные работы в том же размере.
  • ч. 2 "Клевета в СМИ" - Лишение свободы до 2 лет, либо штраф до 2 000 МРП, либо исправительные работы в том же размере. При этом все публикации в интернете приравнены к СМИ.
  • ч. 3 "Клевета с обвинением в коррупционном, тяжком или особо тяжком преступлении" - Лишение свободы до 3 лет либо штраф до 3 000 МРП или исправительные работы в том же размере.

Тамара Калеева
Тамара Калеева / Фото British Embassy in Nur-Sultan

По словам правозащитницы Тамары Калеевой, сохранение статьи за клевету в уголовном кодексе является признаком стран с низким качеством законодательства. Схожая ситуация ранее была у соседних государств по СНГ, но, например, в Кыргызстане и Таджикистане статью недавно декриминализовали. В России клевета осталась в уголовном кодексе, но за неё не лишают свободы.

"Мы фактически в списке недоразвитых стран, у которых сохраняется уголовная ответственность за клевету. Наша генеральная прокуратура, когда вступает в дискуссии по статье за клевету, туманно в общих словах ссылается на опыт Германии, где есть уголовная ответственность, но там столько нюансов, что это очень большие натяжки, - рассказывает Тамара Калеева.

Тамара Калеева говорит, что Казахстан уже дважды принимал участие в универсальном периодическом обзоре по правам человека при ООН и каждый раз представителям Республики рекомендовали декриминализовать "клевету". В ноябре назначена очередная сессия по правам человека и ситуация повторится в третий раз, считает Тамара Калиева.

"Только что я вернулась из Женевы, где прошла так называемая пресс-сессия. Гражданский сектор говорил о своём видении ситуации в том, что не всё так лучезарно как это хочет показать Правительство. Одним из главных аргументов было то, что у нас лишают свободы за клевету, вопреки всем стандартам международных обязательств", - заявила правозащитница.

В 2019 году генеральная прокуратура внесла предложение отменить в Казахстане наказание в виде лишения свободы по статье о клевете, но только по части первой статьи 130 УК РК "бытовая клевета". СМИ и публикации в интернете изменение не затронет. Калеева считает данное изменение декоративным, так как лишение свободы по статье 130 части 1 УК РК было добавлено в уголовный кодекс недавно – в 2015 году.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter