"Скандалы в СМИ и соцсетях – это прямое давление на суд". О чём говорили на съезде судей

Фото с сайта akorda.kz
Фото с сайта akorda.kz

Судьи предложили запретить всем правоохранительным органам давать информацию о задержаниях.

Раз в четыре года судьи со всего Казахстана проводят республиканский съезд, на котором обсуждают проблемы отправления правосудия. В этом году VIII съезд состоялся в онлайн-режиме с участием Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева и 400 делегатов.

Рассказываем, как прошёл съезд и на что жаловались служители Фемиды.

"За факты давления на суд нужно отвечать по закону"

Давление на судей через социальные сети и средства массовой информации стало одной из главных тем съезда.

"Нагнетают ажиотаж те, кто не знает азов права, а иногда делают это намеренно, чтобы давить на суд. Это так называемая скандализация правосудия. Эта проблема есть и у развитых юрисдикций", – поднял проблему председатель Верховного суда РК Жакип Асанов.

Но при этом негатива становится меньше, благодаря брифингам и разъяснениям решений судей. В рамках политики "слышащего государства" при Верховном суде создали центр коммуникаций, который координирует пресс-службы всех судов и мониторит СМИ и соцсети.

"Нам надо научить судей ораторскому мастерству. Судья должен и голосом, и речью внушать доверие", – сказал Жакип Асанов.

Читайте также: Асанов призвал судей разговаривать по-человечески и внятно объяснять решения

На давление со стороны СМИ и соцсетей Президенту пожаловалась и Татьяна Курынова – председатель суда района Шал акын Северо-Казахстанской области.

"В прошлом году к нам на форум приезжали судьи из 110 стран. Они признали: скандалы в СМИ и соцсетях – это прямое давление на суд. С этим сталкиваются суды всех стран и наша – не исключение. Да, судья не вправе идти на поводу ажиотажа, он обязан вынести решение беспристрастно, но всё равно при этом кто-то будет недоволен. У судьи тоже есть эмоции, психологически ему тяжело идти вразрез с мнением общества, тем более если оно создано искусственно и с умыслом", – сказала она.

Она отметила, что за оскорбление судей в соцсетях никого не наказывают.

"Чаще стали появляться фейки, особенно по болезненным темам: педофилии, изнасиловании, коррупции. При этом клевета, оскорбления, порой даже нецензурная брань в наш адрес остаются безнаказанными", – посетовала Татьяна Курынова.



После съезда на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций корреспондент Informburo.kz попросил разъяснить судей Верховного суда, что имела ввиду их коллега из СКО, говоря об эмоциях.

"Речь не шла о том, что судье трудно принимать или он не может принять решение, которое идёт вразрез с мнением общества. Но судья не живёт в отрыве от социума, у него есть соседи, он живёт в многоквартирном доме, читает газеты, информпорталы", – пояснила судья Верховного суда Назгуль Рахметуллина.

В качестве примера она привела случаи, когда правоохранительные органы проводят громкое задержание, а потом прокуратура меняет обвинение либо просит оправдать подсудимого. При этом весь негатив обрушивается на судей.

"Иногда люди специально во время рассмотрения дела, когда ещё не вынесено решение, начинают будировать какие-то вопросы. Вплоть до того, что пишут посты в соцсетях: мол, если судья вынесет такое-то решение, то будет хорошим, если другое – будет плохим", – добавила судья Верховного суда РК Елена Максюта.

Читайте также: Судья отказал журналистам в присутствии на онлайн-заседании по делу Жомарта Ертаева

Президент Казахстана обратил внимание на жалобы судей о давлении на них через СМИ и соцсети.

"Бывает, что следствие ещё идёт, дело не передано в суд, а отдельные журналисты и блогеры уже нагнетают ситуацию, публично предрекают решение судьи. Гласность, открытость СМИ категорически нельзя использовать для давления на суд. Каждый судья лично несёт ответственность за свои действия и решения. За факты давления на суд нужно отвечать по закону", – заявил Касым-Жомарт Токаев.

Глава государства отметил, что правосудие должно вершиться только в зале суда и только по итогам судебного процесса".

"Доверие к суду падает из-за громких заявлений правоохранительных органов"

Татьяна Курынова подняла проблему презумпции невиновности. По её словам, правоохранительные органы делают громкие заявления после задержаний и преподносят эту информацию так, как будто преступление – уже доказанный факт. У общества формируется мнение, что человек виновен, хотя ещё не вынесен приговор. В суде сторона обвинения может и не доказать виновность, изменить квалификацию преступления, попросить назначить небольшой срок наказания.

"Судья не имеет права осудить, если вина человека не доказана обвинением. Из-за таких случаев и падает доверие к суду, потому что громкое заявление сделало своё дело. Оно сформировало мнение в обществе ещё до суда. Такие громкие заявления – это давление на суд. Статья 201 Уголовно-процессуального кодекса гласит, что информация о досудебном расследовании не подлежит разглашению, это возможно только с разрешения прокурора. Конституция гласит: лицо считается невиновным до вступления в силу обвинительного приговора. Поэтому считаю, что любую информацию для СМИ на досудебной стадии должны давать только прокуроры, как в развитых странах", – предложила судья.

Она напомнила, что судьи не могут выходить за рамки обвинения.

"За каждое преступление есть своя мера наказания. Мы не можем выходить за рамки Уголовного кодекса. Например, в ДТП погибли пять человек. Максимальная санкция – 10 лет. Но если обвинение не предъявляет отягчающих обстоятельств, то суд не может назначить более пяти лет лишения свободы. Или половое сношение с несовершеннолетним. Если это добровольно, то суд не вправе лишить человека свободы, потому что в УК есть более мягкое наказание – ограничение свободы", – пояснила Татьяна Курынова.


атьяна Курынова, председатель суда района Шал акын Северо-Казахстанской области

Татьяна Курынова, председатель суда района Шал акын Северо-Казахстанской области


Касым-Жомарт Токаев отметил, что в давлении на суд через СМИ и соцсети есть вина и правоохранительных органов, которые "спешат с объявлением принятых мер и как бы априори объявляют людей преступниками".

"Люди не знают подобных нюансов и сути дела, но начинают в соцсетях устраивать ажиотаж. Голословно обвиняют судью. Раз он мягко наказал – значит, подкупили. Но мы применяем только то наказание, которое предусмотрено Уголовным кодексом – не больше и не меньше", – подчеркнула судья.

Она предложила ужесточить наказание за истязание детей, оставление их в опасности и преступления против несовершеннолетних. По её словам, внутренние убеждения судьи не позволяют по этим уголовным правонарушениям назначать мягкие наказания.

"Все должны знать, кто и за какие заслуги стал судьёй"

Судья Алматинского городского суда Биржан Карибжанов пожаловался на состояние зданий судов, более половины которых построены в 1920-1980 годах.

"Самый простой способ решить эту проблему выделением миллиардных средств. Например, в Азербайджане взяли 200 млн долларов в кредит и построили все здания по одному стандарту. Конечно, я не прошу взять кредиты, но есть рациональные и быстрые способы решить эту проблему. Жакип Асанов в прошлом говорил об объединении районных судов. Считаю, что это наиболее эффективно. Например, в Нур-Султане действует 4 уголовных и 4 гражданских суда, то же самое в Алматы и в других городах. Если мы их объединим, это было бы правильно", – сказал он.


В таком здании расположен суд

В таком здании расположен суд


Президент Казахстана согласился ним.

"Я согласен с выступлением судьи Алматинского горсуда, который сказал о том, что судьи часто работают в неподобающих условиях. Мы дадим соответствующее поручение правительству, с тем чтобы обратить самое пристальное внимание на существующую проблему", – отметил он.

Биржан Карибжанов затронул тему недостаточности финансирования судов. По его мнению, из-за этого в судьи не приходят сильные юристы.

"Они не хотят идти в судебную систему, потому что ответственность большая, а социальная защита слабая. Поэтому вакансии превышают 10%. В каждом пятом районном суде нет председателя. Эта проблема тоже упирается в финансы. Поэтому я считаю, что размер средств, выделяемых судебной системе из госбюджета, должен быть утверждён на процентном уровне", – отметил он.

Судья предложил решить проблему повышением госпошлины. По его данным, стоимость развода через суд составляет 830 тенге, а в Узбекистане – в 25 раз больше, в Молдавии – в 120 раз больше. В 84 видах судебных споров сумма пошлин не достигает даже 5000 тенге.

Читайте также: Этика госслужащего и личная жизнь. Почему магистранты Академии правосудия не согласны с отчислением

Президент Казахстана напомнил, что в последние годы повышены требования к кандидатам в судьи, внедрены современные инструменты отбора. Сильные юристы, видные учёные и правоведы-практики теперь могут стать судьями без опыта судейской работы.

"Суду следует привлекать специалистов, свободно разбирающихся в сложнейших вопросах экономики и права. Это требования времени. Репутация судей должна быть безупречной, а процесс отбора кандидатов прозрачным и публичным. В большинстве развитых стран требования к судьям настолько высоки, что даже незначительный проступок в прошлом может стать причиной отказа от должности. Считаю, что подобная практика должна применяться в Казахстане", – заявил Касым-Жомарт Токаев.

Президент предложил сделать отбор новых судей публичным. Жакип Асанов на съезде сказал, что это предстоит реализовать совместно с Высшим судебным советом.

"Все должны знать, кто и за какие заслуги стал судьёй. Это не только шаг к большей открытости судебной системы. Прозрачность отбора – ключевой фактор противодействия коррупции", – прокомментировал предложение Жакип Асанов.

Касым-Жомарт Токаев поднял вопрос работы Академии правосудия. По его данным, в настоящее время лишь 7 из 60 выпускников идут в судьи. При этом их подготовка финансируется из государственного бюджета. На стажировках им платят 70% от оклада.

"Рано говорить о том, что мы полностью избавились от обвинительного уклона"

Жакип Асанов рассказал, что оправдательных приговоров значительно больше. По тяжким преступлениям рост в 12 раз. Если раньше в год оправдывали 15 человек, сейчас около 180.

"Рано говорить о том, что мы полностью избавились от обвинительного уклона. Нужен системный подход, начиная с органов досудебного расследования", – сказал он.



По его словам, есть один существенный момент, который мог бы ускорить процесс избавления от обвинительного уклона. Сегодня в суд передаются все материалы уголовного дела: протоколы осмотров, показания людей, акты экспертиз. Их составляли оперативники, следователи, прокуроры.

"Любому человеку, кто читает дело, и к судье в том числе, вкрадывается дух обвинения. На уровне подсознания человек уже убеждён: обвиняемый – преступник, и он должен быть наказан. А на доводы защиты смотрит через призму сложившейся у него парадигмы. Эксперты считают: в суд не должно поступать всё уголовное дело разом, только акт обвинения и акт защиты одновременно. Так мы оградим судью от обвинительного духа и предубеждённости. И пусть прокурор и адвокат дают суду доводы по чайной ложке. Это и есть состязательный процесс. Только так должна доказываться вина подсудимого", – отметил председатель Верховного суда.

Многие развитые страны давно работают по этой модели. Италия – с 1989 года, а за ней и прибалтийские страны.

"По делам, где крутятся интересы и большие деньги, велик риск коррупции"

Жакип Асанов рассказал как сейчас выстроена борьба с коррупцией в судах. Первым фактором он назвал загруженность судей.



"Многие годы шёл рост исков в суды, как лавина. В 2018 году зарегистрирован исторический максимум – 4,5 млн дел. В день поступало 20 000 дел и материалов. Каждый судья каждый день принимал 11 решений. В столице и в Алматы – до 50 решений в день. Коридоры судов были похожи на улей, заполненный истцами, ответчиками, "болельщиками". В этом потоке велик риск коррупции. Особенно по делам, где крутятся интересы и большие деньги", – сказал Жакип Асанов.

Сейчас количество рассматриваемых дел сокращено с 20 000 до 6 000, благодаря введению судьи-примирителя и увеличения медиативных соглашений. Теперь 40% споров завершаются миром, а судьи переформатировались на примирение сторон.

"Второй фактор коррупции: госорганы не хотят брать ответственность, футболят в суд, боятся менять свой акт. Говорят: иди в суд, принеси решение", – сказал он.



Для решения этой проблемы создан Кодекс об административной юстиции, который вступит в силу с 1 июля 2021 года. В странах, где такой закон принят, резко повышается дисциплина и ответственность госорганов.

"Призывы быть честными порой не работают, остаются суровые методы. Мы укрепили службу безопасности специалистами из КНБ. Налажена работа с антикоррупционной службой. В результате с 2018 года 28 судей были субъектами уголовного преследования. Это больше, чем за 8 лет до этого вместе взятых. Из них 14 осуждены, остальные либо уволены, либо их дела ещё в суде", – сказал Жакип Асанов.



Президент Казахстана предложил ужесточить наказание для судей, нарушивших закон.

"Доверие общества к государству серьёзно подрывает коррупция, преступная порука, некомпетентность. Я по-прежнему получаю немало писем и обращений о такого рода нелицеприятных фактах. Считаю, что необходимо ужесточать спрос с судей, нарушивших закон. Конечно, лишь жёстких мер не достаточно. Нужно культивировать соответствующую судебную этику", – сказал глава государства.

Касым-Жомарт Токаев отметил, что новые стандарты должны регламентировать культуру поведения судей на процессах в коллективе, обществе. Соответствующие требования должны стать обязательными для адвокатов и юридических консультантов.

"Подобная практика существует во многих развитых странах. К примеру, под эгидой Организации объединённых наций учреждена глобальная сеть честности, неподкупности судебных органов. Полагаю, казахстанское судейское сообщество должно стать активным участником программ этого проекта в целом", – добавил он.

Читайте также:

Глава государства затронул тему обеспечения прав человека и верховенства закона.

"Судейскому корпусу в каждодневной работе следует исходить из этих ценностей и принципов. Наши судьи должны следить за неукоснительным соблюдением прав человека. Судьям необходимо постоянно повышать профессиональную квалификацию, совершенствовать подходы к работе, менять сложившуюся систему мышления. Для этого важно установить тесные контакты с международным судейским сообществом, учитывать актуальные международные тенденции в судебной сфере", – сказал он.

Один из важных приоритетов ­­­– независимость судебной системы. Как подчеркнул Касым-Жомарт Токаев, это непременное условие справедливого правосудия и повышения доверия граждан к судебной власти.

"Отечественные и международные эксперты считают, что судьи продолжают зависеть от председателей судов и коллегий. Это неприемлемая практика, от которой необходимо избавляться. Серьёзная проблема – это зависимость судей от правоохранительных органов. Ни у кого не должно возникать даже сомнений насчёт независимости судей. Граждане, бизнес, инвесторы должны быть уверены, что казахстанские суды выносят беспристрастные и справедливые решения", – убеждён глава государства.

Как полагает Касым-Жомарт Токаев, необходимо оптимизировать судопроизводство, исключить ненужные процедуры и регламенты. Он считает, что судебный процесс должен быть понятным и удобным, потому что граждане не обязаны разбираться во всех процедурных хитросплетениях.

"В течение трёх лет встанет вопрос о независимости судей от правительства"

Глава компании Baker & McKenzie в Казахстане Куртис Брайан Мастерс подчеркнул, что иностранные инвесторы считают казахстанскую судебную систему наиболее профессиональной по сравнению с системами других постсоветских стран, кроме стран Прибалтики. Он также отметил цифровизацию судебной системы до пандемии коронавируса.

"В результате казахстанские суды стали одними из немногих государственных органов, деятельность которых не пострадала от ограничительных и иных мер, введённых в связи с пандемией, и это очень важное достижение – это очень большой результат для Казахстана", – сказал международный эксперт.

Читайте также:

Брайан Мастерс считает, что в ближайшие три года Казахстан столкнётся с вопросами независимости судов от правительства и трансграничными исполнениями судебных решений.

"Возможно, самым большим вызовом, стоящим перед казахстанскими судами, является восприятие судов: то, что суды являются зависимыми от государства. Независимо от того, правда это или нет, значение имеет только восприятие. Для того чтобы положить конец такому восприятию, придётся делать много больших и малых шагов", – сказал он.


Предложения эксперта

Предложения эксперта


Он назвал некоторые меры, которые позволят искоренить восприятие о зависимости судей.

"Во-первых, необходимо расширить объём ежегодно предоставляемой судьёй в налоговые органы информации, и чтобы она была общедоступна. Сторона в судебном процессе имеет право знать каждого, с кем у судьи имеются личные связи", – подчеркнул он.

Любые контакты с государственными должностными лицами по вопросам судебного разбирательства должны быть запрещены как судье, так и государственному должностному лицу, считает Брайан Мастерс. При этом наказание за такие контакты должны быть строгими, вплоть до уголовной ответственности, и применяться безоговорочно.

Третье предложение – исключить участие Генеральной прокуратуры в гражданских делах. Он считает, что это наследие СССР и в современном мире нет места такому в судебной системе.

"Ещё одна проблема заключается в том, что решение казахстанских судов, как правило, не могут быть исполнены на территории западных стран, а на территории Казахстана сложно обеспечить исполнение решений западных судов. Поэтому полезным для Казахстана будет ратификация Казахстаном Гаагской конвенции от 2005 года "О соглашениях о выборе суда". Я настоятельно призываю Казахстан предпринимать все необходимые шаги для присоединения к ней", – предложил он.

Гаагская конвенция обязывает суды одной страны-участницы обеспечивать исполнение решений по хозяйственным, коммерческим спорам, вынесенных судами другой страны. Документ вступил в силу в 2015 году. Его ратифицировали Сингапур и 27 стран Европейского союза. Соединённое королевство ратифицировало конвенцию в прошлом месяце, США и Украина подписали конвенцию, но пока что ещё не ратифицировали.

Поделиться:

Читайте также