Шымкентские таксисты получают свыше 500 тысяч в месяц. Почему они хотят повышения тарифов?

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Водители угрожают забастовкой, если стоимость проезда в такси не будет повышена

В Шымкенте накануне, 6 декабря, забастовкой грозили таксисты, сообщает "31 канал".

Сотни водителей, подписанных на сервис "Яндекс.Go", собрались перед Центральным стадионом и заполонили парковку, чтобы выразить недовольство повышением взимаемой комиссии.

"17% берут, а посадка маленькая – 250 тенге. У нас по Казахстану самая дешёвая посадка, а проценты – наравне с другими городами. К примеру, в Алматы – 500 тенге, в столице вообще, слышал, 1000. Нам невыгодно. Наши требования – повысить посадку до 500 тенге, либо пусть снизят проценты хотя бы до 13-11", – заявил таксист Азамат Коканбаев.

По словам водителей, их попытки связаться с руководством "Яндекс Go" провалились. На жалобы в службу поддержки получают лишь шаблонное сообщение от автоответчика. По предварительным данным, на сервис "Яндекс Go" подписано более 12 тысяч шымкентских водителей, каждый день работает около трёх тысяч. Если комиссию не снизят, таксисты грозятся не выйти на работу.

Сколько на самом деле зарабатывают таксисты

По данным таксопарков-партнёров "Яндекс Go", таксисты предоставили не совсем корректную информацию.

Во-первых, в Алматы посадка стоит не 500 тенге, а 350, а в Нур-Султане – не 1000, а 400.

Во-вторых, средняя комиссия по Шымкенту составляет 15,2% вместе с комиссией парка, а 17% бывает в редких случаях.

В-третьих, доход водителей в Шымкенте за последний год не снижался – напротив, с осени прошлого года вырос примерно на 20%. Водители Шымкента зарабатывают 1500-2000 тенге в час в тарифе "Эконом" (сумма уже после вычета комиссии сервиса).

И, наконец, доход у таксистов очень даже неплохой. Многие из них получают от 400 до 900 тысяч тенге в месяц. Ниже приведены скрины месячного дохода отдельных водителей.

Клиенты тоже недовольны

Выступлений недовольных таксистов или курьеров в 2021 году наблюдалось в Казахстане немало. Требования всегда одни и те же: снижение комиссии или повышение тарифов. Причём даже столичные водители тарифами не удовлетворены, хотя поездки на такси в Нур-Султане ощутимо бьют по кошельку.

Пассажиры тоже недовольны ценами и жалуются в госорганы. Реагируя на эти обращения, антимонопольное ведомство приступило к анализу рынка подобных услуг. Однако глава ведомства Серик Жумангарин заявил, что он против регулирования цен в этой сфере: если на рынке нет монополии или сговора, то и вмешиваться в формирование цены государство не должно.


Читайте также: В Казахстане одни из самых низких цен на услуги такси в мире


Закон не защищает трудовые права таксистов и курьеров

Казалось бы, таксист – не штатный сотрудник какой-либо организации и жаловаться на уровень заработка права не имеет. Это же добровольно: не нравится цена – не принимай заказы. Однако на самом деле проблема намного глубже, чем банальное недовольство тарифами. Это происходит сейчас по всему миру – формируется новый социальный класс людей, живущих в условиях незащищённости, работающих по контрактам нулевого часа, постоянно меняющих место работы. Этот класс назвали прекариат. В первом Национальном докладе о рынке труда Казахстана значится, что в 2020 году неформальную занятость имело 14% населения (1 226 565 человек) – это очень много, так что игнорировать проблемы прекариата уже нельзя.

Как правило, эти люди получают заказы через разные цифровые платформы. У них нет договоров найма – соответственно, такие работники лишены соцгарантий

По словам правозащитника Юрия Гусакова, директора карагандинского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), проблема в том, что работников цифровых платформ не считают занятыми в трудовой сфере, их считают оказывающими услуги или пользующимися программным обеспечением, или покупающими такое ПО.

По мнению КМБПЧ, в Гражданский кодекс необходимо внести пометку о признании работниками тех, кто работает или оказывает услуги в рамках договора возмездного оказания услуг. Формулировка позволит избежать неравенства и дискриминации, а также обяжет платформы должным образом оформлять отношения с работником в виде трудовых договоров. 

В Трудовом кодексе понятия "трудовой стаж" и "работник" необходимо расширить, считают в бюро. 

"Огромное число людей – граждан Республики Казахстан, не граждан Республики Казахстан – выполняют эти самые трудовые обязанности на таких вот цифровых платформах. Трудовые отношения законспирированы, на них даже не распространяются минимальные социальные стандарты в сфере труда. А ведь это норма Конституции", – подчеркнул эксперт.

Пандемия ускорила формирование нового социального класса

Для работодателей контракты нулевого часа – хорошая возможность возложить ответственность за сотрудников на аутсорс.

Из-за коронавируса многие компании были вынуждены быстро уйти в цифровую среду. Не будь пандемии, для этого потребовались бы годы. Мобильные приложения начали заменять диспетчеров и операторов call-центров, что в десятки раз увеличило скорость принятия и осуществления заказов. Курьеры и водители такси остались очень востребованы даже после карантинных ограничений, и спрос на них продолжает расти. После закрытия офисов в мегаполисах появилось огромное количество фрилансеров (IT, журналистика, дизайн и т.д.). 

Нарастающую значимость прекариата не обошёл стороной президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в последнем Послании народу.

"Тотальная цифровизация привела к новым формам занятости на основе интернет-платформ. Яркие примеры этого – водители такси, курьеры и другие. Эта сфера нуждается в содействии государства с точки зрения социального и медицинского страхования, пенсионного обеспечения, налогообложения", – сказал Токаев.

По прогнозу президента Центра развития трудовых ресурсов Даулета Аргандыкова, число прекариев будет расти. И пока в мире ещё не придумали, как защитить их трудовые права.

"На сегодняшний день в международной практике не существует универсального нормативно закреплённого определения платформенной занятости. Лишь в  некоторых странах (Индия, Колумбия), и то это больше касается решений судебных органов. Есть другая сторона – техническая. У нас в планах создание фриланс-платформы, это будет идти совместно с нормативно-правовой деятельностью", – заключил Аргандыков.

Рост прекариата порождает нестабильность в обществе. Его внутренние разногласия приводят к осуждению мигрантов (в России как пример) и других уязвимых групп, а некоторые из прекариев подвержены опасности политического экстремизма.

Так почему же казахстанцы (да и граждане многих других стран) выбирают именно такой вид заработка – без трудового договора и социальных гарантий? Плюсы очевидны: неплохой доход и свободный график работы.


Читайте также:


 

Новости партнеров