Почему в Казахстане растёт число религиозных экстремистов

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

После карантинных ограничений казахстанские теологи отмечают увеличение числа приверженцев нетрадиционных религиозных течений.

В Шымкенте только в прошлом году специалистам удалось вернуть к обычной жизни 270 человек, увлёкшихся радикальными идеями, сообщает "31 канал". Как власти и священнослужители ведут борьбу с экстремизмом?

Управления и отделы по делам религии можно назвать мирными борцами с экстремизмом. Их задача – отслеживать зачатки деструктивных течений. Работают они и в социальных сетях, и просто по обращениям граждан. Помогают вернуться к прежней жизни тем, кто заблудился. В Шымкенте за прошлый год таких оказалось 270 человек.

"Мы с ними проводим точечную работу, теологи выясняют степень их религиозных взглядов и вырабатывают тактику дальнейшей с ними работы", – рассказал руководитель управления по делам религии Шымкента Альжан Туякбаев.

После карантинных ограничений число людей, примкнувших к рядам "деструктивных", стало больше, говорят специалисты, хотя до пандемии была заметна тенденция к уменьшению. По мнению психологов, это закономерно – в тяжёлые времена человеку нужна любая помощь и поддержка, но она часто бывает мнимой.

"Если у человека тяжёлые жизненные проблемы, что-то случилось в семье – человек ищет помощи со стороны. Экономическое благополучие – это базовая потребность человека", – пояснил психолог Герман Владимиров.

Чаще всего деструктивные мысли распространяют в Сети, поэтому молодёжь им подвержена больше, говорит имам Адильхан Сертай, но практика показывает, заблудиться может каждый вне зависимости от возраста и рода деятельности.

"Одиночество как один из факторов, но жертвой может стать любой человек, любой национальности, любой профессии. Это может быть инженер, хорошо закончивший технический вуз, может быть врач или даже художник", – отметил имам Адильхан Сертай.

Изменить уже насаждённые деструктивные взгляды непросто, но этим занимаются и имамы, и представители управления по делам религии. Они рекомендуют искать утешение в официальных мечетях и храмах – туда, куда за помощью обращаются тысячи других казахстанцев. И нужно помнить, что настоящий ислам милосерден и жёстко порицает убийства, грабежи и насилие.

По мнению теолога Асылбека Избайырова, для противодействия распространению радикальных идей необходима конкурентоспособная идеология.

"Мы должны опираться на конкурентоспособную идеологию в рамках ханафитского мазхаба, который является для нас традиционным, – сказал эксперт. – Сегодняшняя профилактическая деятельность акцент делает на абстрактных косвенных вопросах, тогда как мы должны решать проблему терроризма и экстремизма", – подчеркнул эксперт.

В январе после нападения террористов на казахстанские города президент Касым-Жомарт Токаев поручил реализовать комплекс системных мер по противодействию религиозному экстремизму: "ни в коем случае не допустить его сращивания с криминалом, особенно в учреждениях уголовно-исполнительной системы".

По данным Комитета уголовно-исполнительной системы, в местах лишения свободы отбывают наказание более 600 человек, осуждённых за преступления экстремистского и террористического характера.

"Отрезанные от общества, имеющие социальную уязвимость осуждённые легко поддаются призывам и влиянию деструктивных и радикальных течений. Ненадлежащие условия содержания и отсутствие занятости также являются катализатором для навязывания экстремистских убеждений", – отметил во время обсуждения этой проблемы в сенате депутат палаты Владимир Волков.

Сенатор Андрей Лукин убеждён, что радикализация является одной из угроз национальной безопасности Казахстана, особенно в уголовно-исполнительной системе. Он считает, что осуждённых за преступления, связанные с религиозным экстремизмом, нужно держать в отдельных камерах.

"Из 64 учреждений УИС для отбывания лишения свободы, лишь девять – с покамерным содержанием, в которых находятся 18,3% от общего числа осуждённых в стране", – отметил в своём депутатском запросе Андрей Лукин.

Действующие учреждения, по данным сенатора, в основном представляют собой здания и сооружения барачного типа 30-70-х годов постройки прошлого столетия.

"В таких условиях невозможно говорить о воспитательной работе, если в одном бараке содержится около 100 осуждённых, где влияние тюремной субкультуры и нескольких авторитетов уголовной преступной среды сводит на нет весь её процесс", – добавил депутат сената.

Андрей Лукин предложил провести реконструкцию действующих учреждений для обеспечения покамерного содержания в них, прежде всего радикально настроенных осуждённых.

Кроме того, он предложил повысить эффективность охраны и уровня безопасности в исправительных учреждениях с помощью дооснащения оружием не летального действия и специальными средствами, в том числе средствами радиосвязи, техническими средствами охраны, системами блокирования сотовой связи.

Депутат также заявил о необходимости усиления контроля за незаконным использованием в колониях мобильных телефонов.


Читайте также:


Новости партнеров