Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
176 973
Выздоровели:
159 486
Умерли:
2 472 (24.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
47 421
Выздоровели:
35 149
Умерли:
552 (24.01.2021)

На Западе арестовали активы Нацфонда и фонда "Самрук-Казына". Что будет с деньгами и какие у этого последствия?

Чем больше информации по "делу Стати" появляется, тем больше вопросов возникает.

Новости об аресте в Европе активов Национального фонда на 22 млрд долларов быстро распространялись по СМИ и социальным сетям. Однако чем больше появлялось информации по так называемому делу Стати, тем больше вопросов возникало: как долго будут идти судебные тяжбы, каковы риски для Казахстана и когда эта история закончится? Редакция Informburo.kz рассказывает о том, почему были арестованы активы Нацфонда и что будет с казахстанскими деньгами.

Почему Национальный фонд так важен

Основная цель Национального фонда – это формирование накоплений для будущих поколений казахстанцев и снижение зависимости республиканского бюджета от ситуации на мировых сырьевых рынках. Часто этот фонд называют "мягкой подушкой" страны.

Сейчас активы составляют чуть более 57,7 млрд долларов. Таким образом, под арестом за границей находится почти 40% всего Нацфонда. По последней концепции фонда, его активы делятся на две группы – стабилизационный и сберегательный портфели.

Стабилизационный портфель поддерживает достаточный уровень ликвидности фонда, максимальный его размер ограничен 10 млрд долларов. Стабилизационная часть покрывает около четверти всех расходов бюджета и примерно равна по объёмам образованию и здравоохранению.

Сберегательная часть должна обеспечивать доходность в долгосрочной перспективе. Этот портфель не имеет ограничений по объёму.

В последние годы Нацфонд активно используют для покрытия дефицита бюджета, он составляет значительную долю доходов. К примеру, в бюджете республики на 2018 год из 8,45 трлн дохода трансферт составляет 2,6 трлн, то есть почти 30%.

"Целевые и гарантированные трансферты из Национального фонда в последние годы формируют около 50% доходной части (республиканского бюджета. – Авт.). Соответственно, очень многие программы развития, которые мы реализуем, были бы невозможны без этих трансфертов. Поэтому Нацфонд играет системообразующую роль", – говорит экономист, директор центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев.

Схожее мнение высказал и директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров.

"Это по сути второй бюджет Казахстана, который создали как фонд будущих поколений. Первое его назначение – это как финансовая подушка для стабилизации экономики. Во-вторых, он нацелен на диверсификацию экономики и развитие новых отраслей. Фонд на своём пике достигал 73 млрд долларов, но за последние три года уменьшился на четверть", – отметил Каппаров.

По его словам, средства Нацфонда в значительной мере инвестированы за рубежом в долларовые активы. Внутри страны деньги вложены в облигации фонда "Самрук-Казына" или его дочерних компаний.

Вместе с тем в наличии фонда как такового есть и негативный момент: кабмин "расслабляется".

"Целевые трансферты – те трансферты, которые направляют на "тушение пожаров". Но с ними есть риск, что Правительство по мере наступления кризисных явлений не старается реформировать экономику или проводить структурные реформы, а идёт в Нацфонд и берёт оттуда деньги. Почему это плохо? Потому что у Правительства на любой кризисный вопрос всегда один ответ: выделить деньги и закрыть проблему. Не решить её, а просто отсрочить. То, что мы наблюдаем с 2008 года в банковском секторе, – это прямой результат того, что у нас есть Нацфонд", – добавил эксперт.

Чтобы прояснить ситуацию с тем, есть ли риски для трансфертов в связи с заморозкой активов за рубежом, Informburo.kz направил в Министерство финансов официальный запрос. В ответе на него сообщается, что "активы Национального фонда РК по состоянию на декабрь 2017 года составили 57,7 млрд долларов". Гарантированный трансферт на 2018 год составляет 2,6 трлн тенге, или около 7,8 млрд долларов, а целевых переводов не предусмотрено.

Who is Mr. Stati?

Первоисточник спора "Стати – Казахстан" находится в Мангистауской области. Речь идёт о проекте Боранкольского газоперерабатывающего завода, который до сих пор не завершён. Анатолий Стати – предприниматель из Молдовы, бывший советский функционер и основатель компании Ascom Group S.A. Основной профиль компании, созданной в середине 1990-х годов, – добыча нефти и газа.


Анатолий Стати

Анатолий Стати / Фото из открытых источников


В Казахстане компания Ascom начала работу в 1997-м. Разведка велась на западе страны на месторождениях Боранколь и Толкын. Здесь Стати работал через компании "Казполмунай" и "Толкыннефтегаз". Последняя и взялась за строительство Боранкольского ГПЗ. В 2005-м провели тендер и заключили договор на строительство с генподрядчиком.

Однако в 2008 году у компаний молдавского бизнесмена начались "финансово-правовые проблемы". Финансовая полиция Казахстана возбудила уголовные дела в отношении четырёх граждан Молдовы, в том числе самого Стати и его помощника Сергея Корнегруца, возглавлявшего "Казполмунай". Его арестовали, а остальных, включая самого Анатолия Стати, объявили в международный розыск.

Предпринимателей обвиняли в том, что они без лицензий использовали трубопроводы, принадлежащие государственным компаниям Казахстана. По версии следствия, на этом они заработали около 147 млрд тенге или более 1 млрд долларов по курсу на то время.

На контракты "Казполмунай" и "Толкыннефтегаз", а также на движимое и недвижимое имущество наложили аресты. Сергея Корнегруца суд приговорил к четырём годам лишения свободы за незаконное предпринимательство. После отбытия части срока его перевели в колонию-поселение недалеко от Атырау, откуда он условно-досрочно освободился. После этого прокуратура заявила о неправомерности УДО, и на скамье подсудимых оказались бывший начальник департамента КУИС по Атырауской области и двое его подчинённых.


Шаровые резервуары "Толкыннефтегаз", 2008 год

Шаровые резервуары "Толкыннефтегаз", 2008 год / Фото с сайта vnzm2.ru


Молдавские СМИ сообщали, что в 2008 году экс-президент Молдовы Владимир Воронин обращался к казахстанскому коллеге Нурсултану Назарбаеву в письме по поводу бизнесмена Стати. В документе говорится, в частности, о финансировании Стати "пропагандистских акций" и "политических формирований, находящихся в оппозиции нынешней власти", а также его вмешательстве в кадровую и внешнюю политику Молдовы. Достоверность этого письма подтвердить невозможно.

В 2010-м строительные работы на Боранколе остановили. Контракт с компанией Анатолия Стати расторгли, а завод перешёл во временное управление "КазМунайГаза". Предприятие не построено до сих пор.

Стати наносит ответный удар, Казахстан оспаривает

В июле 2010 года Анатолий Стати и его сын Габриэл Стати, а также компании Ascom Group S.A. и Terra Raf Trans Traiding Ltd подали заявку в Арбитражный трибунал при Торговой палате Стокгольма на судебную тяжбу с Республикой Казахстан. Разбирательства длились до конца 2013 года, полный обзорный документ по суду можно посмотреть здесь.

После рассмотрения дела арбитраж вынес решение в пользу Стати. С Казахстана должны были взыскать 497 685 101 доллар, проценты на эту сумму по ставке для шестимесячных облигаций США и ещё 8 975 496,4 доллара за расходы на юридическое представительство.

Казахстан с таким решением не согласился и 19 марта 2014 года обжаловал его с требованием отменить. Как сообщили в Министерстве юстиции РК, юристы обнаружили информацию и документы, показавшие, что в течение многих лет Стати разворачивал "масштабную мошенническую схему". По мнению казахстанской стороны, бизнесмен через сделки с аффилированными лицами и поддельные финансовые отчёты заключил договоры с завышением стоимости строительства газоперерабатывающего завода.

9 декабря 2016 года апелляционный суд "Свеа" оставил решение арбитражного суда в силе, после чего Казахстан обратился в Верховный суд Швеции для обжалования. Тут нужно прояснить, что прежде чем принудительно исполнить решение арбитража, его нужно признать законным на территории какой-либо страны. Стати попытался сделать это в Великобритании, но суд ему отказал.

После этого бизнесмен обратился в США, а Казахстан направил встречный иск Стати о его мошенничестве в Лондоне. Страна подала ходатайство и в Высокий суд Англии. 6 июня 2017 года он установил: имеются достаточные доказательства того, что решение в шведском арбитражном суде получено мошенническим путём.

Казахстанская сторона обращает внимание на возможность наличия мошеннических схем в работе компаний Стати в РК. По представленным доказательствам, его компания "Толкыннефтегаз" заключила несколько контрактов с "пустышкой" Perkwood. Один из них касался поставки оборудования для Боранкольского ГПЗ на 115 млн долларов. Но стоимость была завышена, потому что техника стоила "не более 31 млн евро".

Английский суд дал указания по разбирательству, но начнётся оно лишь в октябре 2018 года. Помимо этого в октябре 2017 года Казахстан подал иск в Окружной суд Вашингтона для привлечения к ответственности Стати по обвинению в мошенничестве. Однако, по словам министра юстиции Марата Бекетаева, американский суд будет ждать решения суда в Англии.

Стати начал судебные разбирательства по принудительному исполнению решения Стокгольмского арбитража. Для этого он обратился с запросами наложить арест на активы Казахстана в Нидерландах, Бельгии и Люксембурге. Суды Амстердама и Брюсселя ходатайства удовлетворили.

В результате в банке Bank of New York Mellon заморозили активы Национального фонда на 22 млрд долларов, находящиеся у него на кастодиальном хранении. По данным СМИ, в эту сумму входят казначейские векселя США на 11 миллиардов долларов и денежные средства в размере 589 миллионов долларов.

Тем временем в Швеции были заморожены акции Казахстана в 33 государственных шведских компаниях общей стоимостью примерно 100 миллионов долларов, а также акции KMG Kashagan B.V., принадлежащие Фонду национального благосостояния "Самрук-Казына". Через эту компанию Правительство Казахстана участвует в консорциуме на месторождении Кашаган. Стоимость пакета акций составляет 5,2 млрд долларов.

Как сообщили в самом фонде, эти активы не продадут, а "Самрук-Казына" сохраняет право голоса по акциям. Управление KMG Kashagan B.V. идёт в обычном режиме, но дивиденды не выплачиваются. При этом в Министерстве юстиции подчеркивают, что риски Казахстана ограничены суммой арбитражного решения, 22 млрд останутся в целости.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает, что кто-то из казахстанской стороны, возможно, мог передать Анатолию Стати информацию об активах Нацфонда и местах их хранения.


Месторождение Кашаган

Месторождение Кашаган / Фото с сайта dakotapetroleumgroup.com


"Не то чтобы мы везде рассказывали, куда вкладываем деньги. К примеру, есть компания Kashagan B.V., о которой мы публично объявляем, а есть активы, которыми мы управляем через управляющие компании. Доподлинно об этом Стати мог узнать с помощью частных сыщиков, data mining. И там, и там первоначальным источником наверняка была какая-то казахстанская сторона. Кто это был, я не знаю. Полной раскладкой по Нацфонду владеет ограниченный круг лиц", – рассказал собеседник Informburo.kz.

По его словам, чтобы заморозить какие-либо активы, Стати должен был собрать бумаги, подать их в суд и предоставить, возможно, доказательства, что активы принадлежат Казахстану. И после этого могли произвести арест.

Другой эксперт, директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров считает, что информацию об активах можно было получить и другими способами.

"Сложно сказать, откуда такая информация у инвестора. Возможно, в торговых терминалах Bloomberg, Reuters это можно увидеть. Западные компании публичные и публикуют список акционеров, и там можно по структуре посмотреть", – отметил эксперт.

В Минюсте Казахстана заявили, что меры судебных исполнительных органов Швеции и Нидерландов носят предварительный характер. Страна выразила возражения против ареста и подала отдельные ходатайства о снятии обеспечительных мер.

Схожего мнения придерживается и председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев. В интервью телеканалу "Россия 24" он назвал происходящее "хозяйственным спором".

"Я думаю, что все-таки мы говорим о том, что есть некий хозяйственный спор и, наверное, есть аналогии. Российская Федерация сталкивалась с подобным, наверное, когда были претензии от швейцарской фирмы Noga, и тогда происходили подобного рода прецеденты. Мы столкнулись с этим же самым, поэтому я не рассматривал бы в этом некую системную работу в отношении всех активов стран типа Казахстана или тех, кто входит в Евразийское экономическое пространство, что возникают некие риски для этого", - сказал Акишев.

Что будет с деньгами?

15 января после объявления Минюста об отказе давать комментарии по делу и информационной тишины министр юстиции Марат Бекетаев рассказал о текущей ситуации по судебным тяжбам.

"Весь ажиотаж, который Стати пытается создать вокруг больших сумм, – это временная конструкция. Даже в Казахстане, если есть судебное решение на миллион тенге и замораживаются 100 миллионов тенге, любой здравомыслящий человек понимает, что в ближайшей перспективе эта сумма заморозки будет уменьшена. И тот, кто наложил излишний арест на эту сумму, будет нести ответственность, в том числе материальную", – подчеркнул министр.

Упомянул он и заморозку акций фонда "Самрук-Казына" в компании по Кашагану. По словам Бекетаева, модель в этом проекте предполагает, что Казахстан получает выгоду не в виде дивидендов, а налогов и профит-ойла. От продажи нефти часть прибыли уходит в бюджет и Нацфонд.

"Казахстан не может продать эти акции, но Казахстан и не планирует их продавать", – заявил глава Минюста.

Казахстанский политолог Айдос Сарым считает, что сейчас вопрос быстрой и эффективной разморозки счетов в New York Mellon – это вопрос чести для Правительства Бакытжана Сагинтаева.

"Разморозка возможна в случае, если суд убедится в доброй воле ответчика, его готовности признать юрисдикцию и выполнить любое решение суда, либо если правительство договорится с истцом. Чем дольше суд, тем больше издержки. Кроме всего прочего власти должны объяснить людям, что происходит. Информировать общество о ходе процесса", – говорит эксперт.

Что касается убытков от заморозки активов Нацфонда, то их, по словам финансового консультанта Расула Рысмамбетова, быть не должно.

"Конечно, всё зависит от формулировок в решении суда. Но, как правило, никаких потерь мы не несём, потому что даже если суд заморозит выплату дивидендов, они будут накапливаться. Потенциальные потери могут быть лишь при быстрой или так называемой пожарной распродаже части активов для выплаты компенсации. То есть наши активы продадут быстрее и потому дешевле. Но в части дивидендов по другим активам, замороженным, но не подлежащим продаже, потерь не будет", – рассказал собеседник Informburo.kz.

Однако с восприятием инвестиционного климата в нашей стране всё может сложиться не так однозначно.

"Влияние этой ситуации на наш инвестиционный климат двоякое. С одной стороны, международные инвесторы будут понимать, что их активы могут изъять по штрафам и другим платежам, если госорган докажет правонарушение в казахстанском же суде. Но у этой истории есть и хорошая сторона для инвесторов: у Казахстана за границей есть активы, которые можно отсудить после разбирательств", – добавил Рысмамбетов.

Финансовый консультант не исключает и возможность того, что следом за Стати могут появиться и другие иски. "Тем более после того, как суд может продать активы и выплатить средства данному конкретному инвестору", – подытожил эксперт.

В Министерстве юстиции настаивают, что решение по заморозке активов в New York Mellon не повлияет на позицию Нацбанка или Республики Казахстан в других судах и не повлияет на позицию страны о том, что арбитражное решение в пользу Стати было получено мошенническим путём.

"Судебные процессы по признанию и приведению в исполнение решения арбитражного трибунала займут определённое время. (…) В рамках указанных процессов по рассмотрению фактов мошенничества Стати республика будет добиваться возмещения всех убытков, в том числе связанных с замораживанием активов", – говорят в ведомстве.

Следующая известная дата по судебным тяжбам – октябрь 2018-го. Казахстан в Высоком суде Англии будет пытаться доказать, что суд в Стокгольме Анатолий Стати выиграл с помощью мошеннических схем.

UPD: 24 января пресс-служба Минюста РК распространила сообщение о том, что голландский суд отменил решение о наложении ареста на активы Нацфонда.

Суд согласился с позицией Нацбанка и Минюста и постановил, что активы фонда неприкосновенны.