В декабре 2018 года глава департамента охраны общественного здоровья (ДООЗ) Астаны предупредил, что известная кондитерская Happy Cake в числе прочих работает без разрешительных документов.


Читайте также: Кондитерские цеха, не имеющие заключения санврачей, назвали в Астане


Однако предотвратить массового отравления людей, которое произошло спустя 4 месяца, он не сумел. Почему власти не отреагировали за столько времени, зная о происходящих нарушениях?

"Они открываются как кофейни, а работают как кондитерский цех"

Это главная претензия главы ДООЗ Садвакаса Байгабулова к предпринимателям, которые наладили производство сложных в изготовлении тортов с белковым кремом. Отравление такими тортами на несколько дней укладывает людей на больничную койку, и очень часто жертвами отравлений становятся дети.

В чём разница между кофейней или кулинарией – и кондитерским цехом?

Чтобы открыть небольшую кофейню, не нужно предварительно получать санитарно-эпидемиологическое заключение. Бизнесмену достаточно отослать по egov.kz уведомление – и можно начинать работать. С кондитерским цехом история другая: поскольку работа будет широко вестись с быстропортящимися кремами, которые в испорченном состоянии крайне опасны для здоровья, предприниматель обязан получить это заключение.

"Ничего сложного нет и в этом случае: заключение мы выдаём в течение семи дней с момента обращения, – сообщил Садвакас Байгабулов. – Однако перед этим мы должны осмотреть условия работы в цехе, удостовериться, что технология производства кондитерских изделий отвечает законодательству".

Бизнесмены нередко идут по наиболее лёгкому пути: открываются как заведение общепита вроде кофейни или кулинарии, а на деле выпускают широкую линейку тортов и фактически работают как кондитерский цех. Проверять их нельзя: в Казахстане, согласно Предпринимательскому кодексу, действует мораторий на проверку малого бизнеса с момента его открытия и до трёх лет работы.

"Они нарабатывают клиентскую базу, становятся брендом, а через 2,5 года перерегистрируют юридическое лицо, и их снова нельзя проверять", – раскрыл суть очень простой схемы глава ДООЗ.

Он считает, что Happy Cake – это по многим признакам именно кондитерский цех, однако разрешительных документов на открытие такого заведения у его владельца нет.

Сальмонеллы и кишечная палочка в тортах

По данным ДООЗ, в апреле 13 жителей столицы, в том числе трое детей, отравились тортами Happy Cake. Им поставили диагноз "сальмонеллёз". Salmonella Enteritidis обнаружили в тортах "Птичье молоко" и "Наслаждение", остатки которых изъяли у пострадавших. Во время проверки лабораторная экспертиза нашла кишечную палочку в тортах и сливочном креме. Стафилококк был у четырёх сотрудников, в том числе у двух кондитеров.

В ведомстве пояснили, что куриные яйца зачастую инфицированы сальмонеллой, поэтому перед использованием их обеззараживают в четырёхсекционной ванне в специальной яйцебитне. Кондитерские цеха обязаны иметь такие яйцебитни, но у Happy Cake её не было. Точнее, была одна двухгнёздная ванна, и помещение не соответствовало установленным требованиям, – всё по той же причине, что заведение не получало санитарно-эпидемиологическое заключение.

"Несоответствие поточности технологического процесса при размещении производственных помещений, их недостаточность и несоблюдение требований при изготовлении белкового крема для торта "Птичье молоко", приготовленного из куриных яиц, привело к пищевому отравлению", – сделали вывод в ДООЗ.

Владелец Happy Cake Асхат Солтанов пояснил, почему не стал устанавливать в своём заведении необходимое оборудование.

"Моё мнение, для кондитерских малой мощности в составе общепита яйцебитня не нужна. Достаточно двухсекционной ванны. На мытьё яиц, если речь идёт о 20-30 лотках в день, уходит не больше часа. Всё остальное время вся инфраструктура, выстроенная для яиц, будет просто стоять. Это нецелесообразно", – пояснил Асхат Солтанов. Он также заявил, что, по его мнению, до сих пор не установлена связь между отравлением людей и покупкой тортов в его заведении.

Почему Happy Cake не оформит разрешение?

"Санитарно-эпидемиологические требования к объектам по производству пищевой продукции" запрещают размещать производственные помещения в подвальных и цокольных этажах жилых зданий. Помещение Happy Cake находится именно в таком месте.


Фото Асхата Солтанова / Facebook

Ещё до истории с массовым отравлением администрация Happy Cake пыталась найти другое помещение, но у неё это не получилось, рассказал Садвакас Байгабулов.

Ему возразил глава Happy Cake Асхат Солтанов в публичном споре, когда бизнесмен пришёл в офис чиновника забирать материалы о проверке в его заведении.

"Мы обсуждали этот момент. Правила очень запутанные. Вы сказали, что мы не должны находиться в жилом помещении (цокольном, поправил его Байгабулов. – Авт.). Я предложил заключить добровольный договор аудита, не враждовать, а сотрудничать. Что мы переедем в другое здание либо придём к тому, что СанПиНы не имеют ничего общего с реальностью, и начнём работу по изменению", – сказал Асхат Солтанов.

Садвакас Байгабулов ответил, что законодательство не позволяет ему таким образом сотрудничать с предпринимателем.

"Меня задевает ваша позиция: вы заботитесь о здоровье населения, а я якобы нет. Мы делаем абсолютно всё возможное. Я первый заинтересован, чтобы было всё правильно. Огромное количество СанПиНов. Госорган и бизнес разговаривают на разных языках. Диалога у нас не получилось", – заявил Асхат Солтанов на встрече. Своё заведение он позиционирует как кулинарию.

Версия владельца Happy Cake о провокации со стороны ДООЗ


текст

Садвакас Байгабулов и Асхат Солтанов / Коллаж Informburo.kz

Асхат Солтанов считает, что в департаменте охраны общественного здоровья уделяют слишком пристальное внимание Happy Cake.

Садвакас Байгабулов – относительно новый глава ДООЗ, он получил эту должность в августе 2018 года. И уже в декабре, отвечая на вопросы журналиста, назвал дюжину кондитерских цехов, которые работают без разрешительных документов, в том числе и Happy Cake.

В январе 2019 года история получила продолжение. На кондитерскую пожаловался некто Сансызбаев. Он купил пирожное за 450 тенге и, по его словам, отравился. Мужчина просил проверить кондитерскую Happy Cake на соответствие санитарным требованиям.

"Это произошло через месяц после того, как господин Байгабулов взялся за нас. Мы растерялись, начали смотреть по камерам, кто купил. Переживали: один капкейк – и первое такое обращение. На камерах узнали сотрудника ДООЗ: он раньше к нам приходил на замеры, смывы по нашим заявкам для лабораторных исследований на объектах. Мы подняли протоколы, хотели сверить. Фамилия сотрудника – Айдаров. Но пишет нам Сансызбаев. Мы собрали документы и написали заявление в прокуратуру", – заявил Асхат Солтанов.


Момент покупки пирожного зафиксировала видеокамера

Момент покупки пирожного зафиксировала видеокамера / Скриншот предоставил Асхат Солтанов

Предприниматель тогда предположил, что ДООЗ действует незаконно и подсылает своих сотрудников писать жалобы на заведение, чтобы потом можно было его проверить на законных основаниях. В прокуратуре ему, однако, сообщили: этот человек уже не работает в департаменте, он был уволен за несколько месяцев до этого, в сентябре 2018 года.

В ДООЗ затем рассказали, что пирожное действительно купил не некий Сансызбаев, а Айдаров, а путаница произошла из-за того, что неопытная сотрудница ведомства неправильно оформила извещение о внеплановой проверке. Дальнейшее расследование по этому факту не проводилось, и владелец Happy Cake назвал ответ ДООЗ "отпиской". Он дал понять, что считает претензии ДООЗ последовательным давлением на бизнес.

Асхат Солтанов заявил, что главный санитарный врач столицы потом поспешил и с публикацией фактов об отравлении тортами.

"С 15 апреля началась проверка по тортам, 19-го получили анализы. Вы даёте интервью, трубите везде об этом, хотя должны были получить все основания. Я не говорю, что мы суперидеальны. Конечно, у нас могут быть проблемы, но я бы хотел решать эти проблемы не сквозь сопротивление, а вместе с государством. Это единственное, чего я хочу", – заявил Асхат Солтанов.

"В документах не сказано, что выявлена связь между отравлением и нашим объектом. Мы не получили административного протокола о правонарушении. Ждём этого. Есть факт, что в момент проверки глава ДООЗ уже заявил о нашей виновности, а специалисты и лаборатория подконтрольны учреждению этого человека. Я не ожидал иных результатов проверки", – обозначил позицию Асхат Солтанов.

Объяснение ДООЗ по ситуации с капкейком Happy Cake

"Сотрудник Айдаров был уволен в сентябре 2018 года за коррупцию. Он выплатил штраф и больше не устроится на госслужбу. Однако в январе 2019 года он через портал egov.kz подал нам жалобу на Happy Cake. Мы эту жалобу не имеем права не рассматривать. Но когда проверка начиналась, он отозвал жалобу. Проверка не состоялась", – объяснил инцидент Садвакас Байгабулов.

По его мнению, владелец Happy Cake имел право и должен был в тот момент подать на Айдарова в суд.

"Что вам мешало в январе подать в суд, осветить это в СМИ, а не выжидать какое-то время и сейчас под своим соусом преподнести, как будто это действующий сотрудник, как будто он задним числом уволен? Но он был уволен в сентябре", – заявил Садвакас Байгабулов Асхату Солтанову во время встречи в офисе.

Айдаров действительно был уволен в сентябре и действительно не задним числом. В августе Есильский уголовный суд приговорил его к штрафу в 2,5 млн тенге за покушение на мошенничество. Он проверял предпринимателя по жалобе на испорченную кисломолочную продукцию и потребовал у бизнесмена iPhone X за прекращение проверки. Бизнесмен обратился в Нацбюро, Айдарова задержали. В сентябре Сарыаркинский уголовный суд вдобавок приговорил его за очередную попытку мошенничества к штрафу в 262 500 тенге.

Садвакас Байгабулов также объяснил, почему поспешил объявить об отравлении тортами Happy Cake: чтобы минимизировать количество отравленных.

"Я сделал это, чтобы ограничить число поступающих пострадавших, в том числе детей. В Happy Cake молчали, что у них отравление. А нам зачем подчищать серьёзные осложнения, когда можно на ранней стадии принять все необходимые меры, всех оповестить?" – пояснил Садвакас Байгабулов.

Нужны ли внезапные проверки объектов общепита?

Сейчас кондитерской Happy Cake грозит штраф в 1,1 млн тенге по статье 425, часть 2, Кодекса об административных правонарушениях – "Нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов". Возможно и приостановление деятельности.

ДООЗ готовит материалы в суд, а в кондитерской заказали альтернативную лабораторную проверку.

"Экспертиза в лаборатории при Управлении делами президента показала, что у нас по основной массе протоколов всё чисто. Что касается сотрудников, то стафилококк не обнаружен ни у кого, – сказал Асхат Солтанов. – Детально не могу рассказать, потому что мы готовим иск, и это всё будет ложиться в основу нашей позиции".

Он признал, однако, что в лаборатории при УДП пришли к выводу: Happy Cake должен был получить санэпидзаключение у ДООЗ.

Садвакас Байгабулов считает, что необходимо отменить действующий трёхлетний мораторий на проверку заведений общепита, поскольку это может угрожать здоровью людей. Этой же точки зрения придерживалась и НПП "Атамекен" несколько лет назад, и прокуратура столицы.


Читайте также: НПП выступает за внезапные проверки объектов общепита


Однако с тех пор так ничего не изменилось, и золотая середина между свободой для малого бизнеса и охраной здоровья покупателей так и не была найдена.

Когда в 2018 году в Шымкенте отравились мороженым более 100 человек, и их пришлось госпитализировать, главный санитарный врач Казахстана Жандарбек Бекшин отметил, что не считает мораторий причиной массового отравления. Вопрос до сих пор остаётся открытым, и это приводит к ситуациям, когда санэпиднадзор, даже зная, что владельцы кулинарии или кондитерского цеха работают с нарушением санитарных норм или вовсе без разрешения, ничего не может предпринять.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter