Кредитный вопрос. Должны ли банки забирать единственное жильё должника?

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Коллекторы и судоисполнители стали кошмаром для миллионов казахстанцев. Можно ли их усмирить?

Публичные обсуждения будущего закона "О банкротстве физических лиц", который планируют принять до конца этого года, проходят с общественностью в регионах и на площадках политических партий. В столице дискуссия разгорелась на круглом столе в филиале партии "Ак жол".

Фракция настаивает на том, чтобы при изъятии единственного жилья у должника, объявленного банкротом, ему предоставлялось не менее 18 м2 жилья.  

Законопроект сейчас находится на обсуждении в рабочей группе мажилиса парламента, которая продолжает собирать рекомендации и предложения от экспертов по спорным моментам документа, который коснётся почти каждого гражданина Казахстана.  

Председатель партии "Ак жол" Азат Перуашев и депутат мажилиса от партии Дания Еспаева / Фото Informburo.kz

Председатель "Ак жола" Азат Перуашев, открывая обсуждение, рассказал, что проблема банкротства физических лиц и восстановления платёжеспособности граждан является злободневной и неоднократно ставилась фракцией в мажилисе, начиная с 2015 года.

"Мы даже попытались тогда внести отдельную главу в закон о банкротстве и реабилитации, но правительство и Нацбанк выступили против, сочтя, что слишком такое отношение лёгкое, которое мы предлагали. Они не поддержали и обещали, что подготовят целый законопроект. В 2017 году Минфин подготовил, но на каком-то этапе он застопорился. Наша фракция подготовила свой законопроект. Правительство опять не поддержало и в очередной раз пообещало, что эти вопросы будут рассмотрены в их законопроекте. Вопрос не двигался. Проблема стала крайне острой, когда дело в прошлом году дошло до массовых трагедий", – отметил Азат Перуашев.  

Он напомнил о двух случаях, которые всколыхнули всю страну. В первый раз в сентябре 2021 году, когда житель Алматы Игорь Дужнов застрелил пятерых человек, среди которых были двое полицейских, пришедших выселять его из дома за долги. Второй случай произошёл в ноябре того же года в Алматы, когда 28-летняя женщина сначала выкинула из окна многоэтажки троих малолетних детей, а потом выбросилась сама. Все они погибли.  

"Тоже оказалось, что у них были долги непомерные. Потом был ещё случай, когда в Байзакском районе Жамбылской области после взрыва склада боеприпасов правительство приняло решение списать долги, выяснилось, что на семье одного из действующих сотрудников МЧС было 15 кредитов, которые не выплачивали. То есть проблема закредитованности, проблема неподъёмности кредитов очень остро стоит", – подчеркнул актуальность темы круглого стола глава партии.

По словам Перуашева, разработанный Минфином законопроект выявил вопросы, по которым партия ещё не договорилась с правительством.

"Речь идёт о социальных гарантиях и изъятии единственного жилья. Со своей стороны госорганы, конечно, постарались максимально эту проблему расширить в своём законопроекте. Мы считаем, что расширили недостаточно. И считаем, что есть вещи, на которые посягать нельзя, которые для любого человека являются тем порогом, за которым для него теряют смысл и жизнь, и многое другое. Сейчас законопроект находится в мажилисе, в рабочей группе, и проходит обсуждение. Мы предлагаем в рамках помощи и содействия рабочей группе мажилиса и выяснения наших позиций провести данный круглый стол", – открыл обсуждение Перуашев.

Вице-министр финансов Ержан Биржанов (в центре) и зампредседатель Комитета госдоходов Кайрат Миятов / Фото Informburo.kz

Слово дали вице-министру финансов Ержану Биржанову, который презентовал законопроект, разработанный по поручению президента страны после январских событий. По словам вице-министра, это один из самых ожидаемых законов, ибо, согласно данным Кредитного бюро, 1,3 млн казахстанцев имеют просрочки по кредитам более 90 дней.

"Мы провели обсуждение с населением и собрали дополнительные рекомендации в таких регионах как ВКО, Карагандинская, Жетысуская, Туркестанская и Алматинская области. Наша главная цель, чтобы законопроект был качественным. И если с вашей стороны будут предложения, мы готовы их рассмотреть", – высказался Ержан Биржанов.

"Если у должника имеется единственное жильё, то будет ли он его лишён, если будет подвергнут банкротству? Смогут ли они в будущем взять кредит?" – обратился Перуашев к Биржанову.  

"Если единственное жильё не находится в обеспечении по кредиту, то оно не подпадает под производство. Если же это жильё находится в залоге или взято в ипотеку, то оно будет рассматриваться для производства. Мы понимаем ситуацию. Это очень тяжёлый вопрос. На сегодня имеется около четырёх тысяч подобных обращений", – ответил тот.

"Честно говоря, есть случаи, когда люди уже выплатили банку стоимость жилья. Остались лишь проценты. Но из-за того что процентная ставка высокая, мы подталкиваем таких людей к банкротству", – настаивал глава партии.  

"Мы готовы вместе с финансовыми институтами обсуждать данный момент. По второму вопросу. Во время обсуждения законопроекта вместе с Нацбанком и Агентством финансового мониторинга одним из предложений было наложение ограничения на получение кредита на протяжении пяти лет после объявления гражданина банкротом. В законопроекте данное ограничение есть. Но после банкротства в обязательном порядке человек будет проходить курсы финансовой грамотности, чтобы в последующем не брать лишний кредит", – ответил вице-министр.

На что Перуашев выразил мнение, что достаточно было бы внести человека в базу как имеющего незакрытый кредит, а дальше кредиторы должны сами решать, давать ему в будущем кредит или нет.   

"Мы настаиваем и будем продолжать настаивать на неприкосновенности единственного жилья. Даже в случае, если речь идёт об ипотечном кредите. Надо находить приемлемые решения для того, чтобы не делать людей бомжами, не выбрасывать на улицу семьи вместе с детьми. Ипотечные организации, банки, кто кредитовал, они должны находить решения. Либо через социальное жильё, либо арендное, или ещё каким-то образом. Скажем, при выплате более 50% от стоимости жилья чтобы была социальная гарантия получения другого жилья взамен", – подчеркнул Азат Перуашев.     

Глава Фонда развития парламентаризма в Казахстане Зауреш Баталова напомнила присутствующим, что Казахстан в 2005 году ратифицировал Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статья 11 которого как раз относится к праву на достаточное жилище и гласит: "Каждый имеет право на достойный уровень жизни и непрерывное его улучшение".

"Право на жилище, питание и питьевую воду – это основные компоненты этого права. В рамках международных стандартов государство должно позаботиться о том, чтобы никто не был лишён единственного жилья и в случае такого изъятия, принудительного выселения должны быть выполнены следующие процедуры: предоставление равнозначной компенсации или альтернативного жилья", – считает Баталова.

По её словам, фонд многие годы работал с банками и неоднократно Нацбанку советовал, что в случае, когда единственное жилье недобросовестных или неплатёжеспособных должников выставляется на торги, нужно сначала выполнить все процедуры по переселению должника в другое жильё.

"Да, он теряет право собственности, но это нужно обеспечить. Этот момент не урегулирован со стороны государства, которое разрешает не только банкам, любым субъектам как физическим, так и юридическим допускать принудительное выселение. Поэтому когда речь идёт о банкротстве физлиц, нужно в законопроекте чётко прописать процедуру правильного применения банкротства с учётом социально уязвимых слоёв населения. Это многодетные, инвалиды I и II группы. Нужно прописать правильную процедуру принудительных выселений. А именно обязать акиматы убедиться при выселении, чтобы люди не остались на улице. Государство должно иметь фонд социального жилья на такие случаи для предоставления в аренду", – предложила общественница.

Обсуждение законопроекта о банкротстве граждан в партии "Ак жол" / Фото Informburo.kz

По мнению депутата мажилиса от "Ак жола" Дании Еспаевой, даже если единственное жильё должника подпадает под обеспечение по кредиту, должника нужно обеспечить жильём в пределах санитарных норм. Сегодня это 18 м2. Этот момент, по словам депутата, является краеугольным камнем законопроекта.

"Также у нас есть замечания по одной из статей внесудебного урегулирования процедуры банкротства, с которой мы не согласны. В статье говорится, что должник имеет право подать заявление о применении процедуры внесудебного банкротства, если его обязательства перед кредиторами, в данном случае перед банками и финансовыми организациями, не исполнены в течение 12 месяцев. Мы не согласны с этим сроком и полагаем, что этот срок надо сократить до шести месяцев. Во-первых, сумма кредита зачастую бывает очень маленькой. Это 300-500 тысяч, взятые на потребительские цели, или кредиты, которые берут у микрофинансовых организаций на месячные потребности. Поэтому если должник не может погасить такой кредит в течение шести месяцев, то я не думаю, что в оставшиеся шесть месяцев он найдёт эти деньги. Тем более что уже на 15-й день просрочки банки начинают работу с проблемным заёмщиком. В течении месяца определяются с ним, будут применять реструктуризацию или нет. А после 90 дней уже отдают дело коллекторам", – представила предложение партии Дания Еспаева.

Второе её замечание касалось этой же статьи, по которой предусматривается применение процедуры внесудебного банкротства по тем кредитам, которые переданы коллекторам. В законопроекте написано, что должник подаёт заявление, если долговые обязательства не исполнены в течение пяти лет.

"Если человек даже в течение года не погасил эти 300 или 500 тысяч, зачем ждать, чтобы его кредит пролежал у коллекторов пять лет? И только потом он имеет право эту мелкую сумму подать на внесудебное банкротство. Наше предложение: эти пять лет сократить хотя бы до двух лет. Хотя, честно говоря, можно было бы и до года. А также мы считаем, что тем гражданам, которые подали на внесудебное банкротство и размер доходов у этих граждан меньше прожиточного минимума, мы должны в законопроекте предусмотреть социальные пособия", – заключила депутат.

Начальник управления развития банков и небанковских организаций департамента Нацбанка Ануар Бакиров сказал, что в целом банк поддерживает высказанные предложения, за исключением сокращения процедурных сроков (один год и пять лет).

"Неоднократно уже говорили по этому поводу, что шесть месяцев для БВУ для проведения процедуры внутри банка и самому заёмщику времени не хватит. Поэтому изначально поставили 12 месяцев, чтобы и банк, и заёмщик могли подтвердить, что должник не платёжеспособный. Пять лет – для того, чтобы заёмщик не получал займы в течение этого срока", – пояснил он.


Читайте также: Депутат Канат Нуров: Банкротство – это не кредитная амнистия


По словам зампредседателя Комитета госдоходов Кайрата Миятова, срок в пять лет установлен, чтобы не давать возможность коллекторам опять возвращаться к взысканию.

"Мы сказали, забудьте про эти пять лет. К сожалению, стиль изложения закона не позволяет (так написать)", – пояснил Кайрат Миятов.   

"Коллеги, тогда нужны формулировки, которые не читались бы, как мы их прочитали, двояко", – рекомендовал профильным ведомствам под конец обсуждения Азат Перуашев.

Инициаторы обсуждения пообещали, что высказанные на круглом столе рекомендации будут представлены членам рабочей группы мажилиса, которые с учётом мнений общественности затем вынесут законопроект на голосование в парламенте.  

К слову, это уже не первое обсуждение законопроекта при филиалах партий. В конце июня Народная партия Казахстана также представила свои рекомендации.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров