Известное агентство Bloomberg утверждает, что к 2014 году у Международного банка Азербайджана уже были проблемы. Однако разрыв ликвидности в миллиард долларов не помешал топ-менеджерам Нацбанка принять единогласное решение о покупке облигаций, совершенной, к слову, через оффшорную компанию. К 2017 году разрыв составил уже более двух миллиардов долларов.

В октябре 2014 года размер инвестиций ЕНПФ в азербайджанский банк составлял порядка 45 миллиардов тенге. На 1 мая 2017 года стоимость ценных бумаг МБА составляет 71,3 миллиарда тенге.

Международный банк Азербайджана заявил, что намерен получить помощь на сумму 3,34 млрд долларов от правительства страны. И, скорее всего, он её в очередной раз получит, но это вряд ли поможет вернуть долги.

Обещанного 10 лет ждут

На встрече с кредиторами в столице Великобритании 23 мая азербайджанская сторона озвучила варианты реструктуризации обязательств.

Согласно первому варианту, МБА предлагает ЕНПФ свои первоначальные облигации обменять на ценные бумаги Азербайджанской Республики с доходностью в размере 5,125% годовых и погашением в 2029 году. В этом случае сумма долга с 250 миллионов снижается до 200.


Здание центрального офиса МБА в Баку

Здание центрального офиса МБА в Баку / Фото с сайта report.az

Второй вариант отличается от первого ещё большим сроком погашения – до 2032 года, и ещё более низкой ставкой в размере – 3,5% годовых. И также предусматривает "прощение" 50 миллионов долларов.

Третий вариант напоминает ЕНПФ сказку, и поэтому в него казахстанскому кредитору хочется верить больше всего: 250 млн долларов текущих обязательств Международного банка Азербайджана предлагают обменять на 250 млн нового выпуска облигаций МБА со сроком погашения 7 лет (до 2024 года) и ставкой вознаграждения 3,5%.

В любом из этих вариантов ЕНПФ как кредитор теряет деньги, которые надеялся получить при инвестировании.

Интересной и показательной иллюстрацией сделки может служить тот факт, что ценные бумаги Международного банка Азербайджана примерно в это время приобрёл и Halyk Group. Только топ-менеджмент АО "Народный банк Казахстана" оказался расчётливее, и крупнейший финансовый институт республики вышел из истории с вложением средств в бумаги МБА с доходом и вовремя.

Казахстанский долг – он статусный самый

На заседании правительства 30 мая министр финансов Бахыт Султанов отметил, что риски с невозвратом денег вкладчиков ЕНПФ минимальны. К тому же Международный банк Азербайджана осуществлял выплаты до самого последнего момента:

"По данным Нацбанка, с 2014 года по сегодняшний день ЕНПФ в виде вознаграждения получил уже от МБА средства в сумме порядка 15 млрд тенге, то есть порядка трети инвестированной суммы. В тенговом выражении эквивалент составляет 52 млн долларов", – отметил Султанов.

Самое интересное, что банкротство МБА было, по сути, предсказуемым. Председатель Нацбанка Данияр Акишев на специальной пресс-конференции подтвердил, что переговоры о возврате средств вкладчиков ЕНПФ его ведомство вело с 2016 года. Просто не стало беспокоить лишний раз вкладчиков.


За последние 2 года курс манат упал более, чем в 2 раза

За последние 2 года курс маната упал более чем в 2 раза / Фото с сайта report.az

Официальный Баку досрочно возвращать долг не желает. Выделять Нацбанк и ЕНПФ из числа остальных кредиторов азербайджанская сторона явно не намерена, и ждать возврата этих денег Казахстану следует в порядке общей очереди. Вопрос с долгами МБА правительство Азербайджана намерено решить к августу-сентябрю 2017 года.

При этом об особом статусе казахстанских инвестиций регулярно заявляют государственные деятели Казахстана. Но громкий скандал, кажется, окончательно подорвал доверие к ЕНПФ и к существующей пенсионной системе Казахстана.

Личная ответственность

С 1 января 2016 года был полностью изменён порядок принятия решения об инвестициях средств вкладчиков ЕНПФ. Эти деньги второй год подряд вкладываются практически точно так же, как и средства из Национального фонда. Иными словами, провести сегодня выкуп облигаций, как с Международным банком Азербайджана, уже не получится.

К тому же изменился и валютный портфель депозитов. Если на 1 января 2015 года в облигациях и на депозитах банков второго уровня мёртвым грузом лежало более 1,4 триллиона тенге, то на 22 мая 2017 года валютные активы ЕНПФ составляют уже 27,1% от общего объема, то есть почти 2,5 триллиона тенге. Иностранным деньгам государственные финансисты доверяют больше.


Ужесточение правил инвестирования денег вкладчиков ЕНПФ произошло при Акишеве

Ужесточение правил инвестирования денег вкладчиков ЕНПФ произошло при Акишеве / Фото Informburo.kz

Однако изменения правил игры и ужесточение требований к распоряжению накоплениями казахстанцев не повышают доверия к ЕНПФ и Национальному банку. Из 9 миллионов обладателей пенсионных счетов за 2016 год регулярные ежемесячный взносы сделали чуть больше 1 миллиона вкладчиков. А около 8 миллионов казахстанцев имеют на счетах меньше 1 миллиона тенге. Такая статистика говорит лишь о том, что на серьёзную пенсию эти люди не надеются, а копят на безбедную старость под матрасом.

Если ввести временный мораторий на деньги ЕНПФ, как советует политолог Сатпаев, и провести полную ревизию всех инвестиций фонда, то, вероятно, обнаружатся и новые интересные сделки. Однако прозрачность и работа над ошибками, по мнению экс-главы Общественного совета при ЕНПФ, – единственная возможность для государства провести первую в истории страны пенсионную реформу для граждан, а не для Правительства:

"Не хочется, чтобы эту реформу с частными управляющими компаниями приняли постфактум: Нацбанк тему отработал, Правительство приняло, а вкладчиков поставили перед фактом. Нужна хорошая качественная общественная дискуссия, чтобы заранее можно было выделить слабые места. Чтобы потом, когда это будет реализовываться, на нас не вывалились новые сюрпризы", – уверен директор Группы оценки рисков.

Показательным, по мнению Сатпаева, будет и итог расследования по делу о покупке облигаций Международного банка Азербайджана: если будут жёстко наказаны конкретные управленцы, то тогда уровень доверия и открытости пенсионной системы вырастет в разы. Политолог опасается, что накажут лишь рядовых сотрудников Национального банка.

Новая пенсионная реформа

На фоне скандалов вновь раздаются голоса о том, что прежняя система со множеством частных пенсионных фондов была гораздо более прибыльной и безопасной. Однако многие уверяют, что и эта система себя дискредитировала.


Вкладчики ЕНПФ просят открытости и прозрачности

Вкладчики ЕНПФ просят открытости и прозрачности / Фото с сайта kapital.kz

В итоге, как официально заявлено, в Казахстане государство идёт на создание системы, при которой на рынке будет присутствовать и ЕНПФ в качестве учётного центра, а частные управляющие компании должны будут добавить накоплениям доходности и избавить рынок от монополии госфонда.

По словам Рахима Ошакбаева, главы центра прикладных исследований "Талап", в ситуации, когда лишь 1% вкладчиков ЕНПФ имеет на своём накопительном счету больше 5 миллионов тенге, страна может в будущем столкнуться с целым поколением нищих пенсионеров:

"При таком объёме накоплений многие могут оказаться без средств к существованию. Что в нашей стране, богатой природными ресурсами, на мой взгляд, не совсем правильно. Речь идёт о глобальном реформировании пенсионной реформы – зачем перебинтовывать палец, если организм серьёзно болен. Большую часть пенсии, на мой взгляд, должна составлять солидарная система: бюджет должен нести эту нагрузку, он может себе позволить. Вторая часть пенсии, мне кажется, должна быть добровольно-накопительной. Но государство должно предложить стимулы и либерализовать этот рынок в целом. У казахстанцев должен быть выбор: куда и во что инвестировать свои деньги".

Мировой опыт

Национальный банк Казахстана в вопросе инвестирования денег вкладчиков ЕНПФ часто называют ультраконсервативным: то госуправленцы увлекаются покупкой государственных ценных бумаг, то массово вкладывают сбережения казахстанцев в иностранную валюту. Происходит это в закрытом режиме, а о сделках вкладчики узнают постфактум. В цивилизованном мире государственные пенсионные фонды работают максимально открыто и прозрачно.

К примеру, в Ирландии и Новой Зеландии вообще существуют жёсткий запрет на инвестирование в государственные ценные бумаги. Однако в других странах (в Австралии, КНР) пенсионные деньги – существенное подспорье для реализации крупных инфраструктурных проектов. Потом, правда, в процессе эксплуатации частных дорог, автомобильных и железнодорожных, будущие пенсионеры и фонды получают солидную прибыль.


Офи Национального банка РК

Офис Национального банка РК / Фото с сайта kursiv.kz

Многие страны после кризиса 2008 года перестали активно вкладывать внутри собственной страны, а предпочитают инвестировать в иностранные активы. При этом последние 5 лет на планете активно растёт роль альтернативных источников. Кроме облигаций, акций и валюты крупнейшие пенсионные фонды мира успешно вкладывают деньги вкладчиков в экономику: в интересные стартапы, новые технологии и решения.

Можно задаться реальным вопросом: а вложили ли ЕНПФ и Нацбанк за последние годы в реальный сектор отечественной экономики с маржой или в какой-нибудь успешный громкий проект, который был куплен за сотни миллионов долларов? К сожалению, ответ на этот вопрос отрицательный.

"Уровень доверия к действующей пенсионной системе у значительного количества казахстанцев, безусловно, упал, – считает экономист Рахим Ошакбаев. – Многие воспринимают это не как реальные накопления на старость, а как некий квазиналог, что, безусловно, неправильно. За последние годы произошло масштабное обесценивание этих вкладов, и я как вкладчик лучше бы распорядился этими деньгами, чем ЕНПФ. Уверен, что не только я. Нормального управления этими деньгами, к сожалению, не удалось наладить за 19 последних лет".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter