Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
211 212
Выздоровели:
195 121
Умерли:
2 721 (24.02.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
49 121
Выздоровели:
41 419
Умерли:
619 (24.02.2021)

"Если в партиях любители – эффекта не будет". Как изменился состав депутатов мажилиса

По результатам выборов семипроцентный барьер для получения депутатских мандатов в мажилис преодолели те же партии, что были представлены в парламенте и раньше.

10 января в Казахстане прошли объединённые выборы кандидатов в депутаты мажилиса и маслихатов, избираемых по партийным спискам. Это первые за 16 лет очередные выборы в нижнюю палату парламента, которые прошли в конституционные сроки. До голосования-2021 очередные выборы последний раз проходили только в 2004 году, но тогда в Казахстане была смешанная избирательная система, когда только 10 мандатов приходилось на партийные списки, а 67 депутатов избирались по одномандатным округам. С 2007 года в стране применяется пропорциональная система, когда 98 депутатов избираются по партийным спискам, 9 – Ассамблеей народа Казахстана.

До голосования в выборное законодательство страны внесли поправки. Теперь, чтобы зарегистрировать партию, достаточно 20 тысяч подписей вместо 40 тысяч. О своём желании создать партию заявили Нуржан Альтаев (экс-мажилисмен, исключённый из Nur Otan) и Ася Тулесова (гражданская активистка, прославившаяся после вывешивания баннера "От правды не убежишь" на марафоне в Алматы в 2019 году). Кроме того, который год никак не могут зарегистрировать свои партии гражданский активист Жанболат Мамай и глава инициативной группы по созданию партии HAQ Тогжан Кожалиева. Поэтому в этой предвыборной кампании участвовали прежние игроки за исключением ОСДП, объявившей бойкот.

По результатам выборов в мажилис прошли те же партии, что представлены в парламенте уже 13 лет. Разница лишь в количестве мандатов, но большинство по-прежнему у правящей партии. Изменилась явка: если последние годы она росла и била рекорды, то в этом году она упала ниже показателя 2007 года.

Инфографика Informburo.kz

Явка снизилась на 14%

Явка избирателей в этом году составила 63,25% – самый низкий показатель с 2007 года. По регионам она распределилась следующим образом:

  • СКО – 75,5%;
  • Кызылординская область – 73,9%;
  • Алматинская область – 73,5%;
  • Акмолинская область – 72,8%;
  • ВКО – 72,4%;
  • Жамбылская область – 72,2%;
  • Костанайская область – 71,8%;
  • Павлодарская область – 71,3%;
  • Карагандинская область – 70,7%;
  • Туркестанская область – 65,8%;
  • ЗКО – 62,4%;
  • Актюбинская область – 58,8%;
  • Шымкент – 56,5%;
  • Атырауская область – 56,4%;
  • Мангистауская область – 55%;
  • Нур-Султан – 45,1%;
  • Алматы – 30,3%.

Для сравнения: на последних парламентских выборах в 2016 году явка была выше и рекордной за всю историю независимого Казахстана – 77,1%. Тогда в регионах проголосовали:

  • в Алматинской области – 92,67% избирателей;
  • Южно-Казахстанской – 83,4%;
  • Атырауской – 82,91%;
  • Костанайской – 82,57%;
  • ВКО – 80,52%
  • СКО – 80,09%;
  • Жамбылской – 79,97%;
  • Кызылординской – 79,84%;
  • Акмолинской – 78,68%;
  • Актюбинской – 78,28%;
  • Карагандинской – 76,74%;
  • Астане – 73,78%;
  • Мангистауской – 73,12%;
  • Павлодарской – 70,55%;
  • ЗКО – 70,03%;
  • Алматы – 32,23%.

Если в Алматы всё стабильно – треть избирателей ходят на выборы, то во всех остальных регионах явка снизилась, что в результате повлияло на общую картину – снижение республиканского показателя с 77 до 63%. Особенно это заметно в столице – с 73 до 45%, в областях ситуация не столь значительная – небольшое снижение, но в целом высокие цифры.


Читайте также: "Средний класс может стать протестным". Почему оппозиция должна пройти в парламент?


Ещё перед выборами центр социальных и политических исследований "Стратегия" собирал данные опросов, которые проводились с 2012 по 2019 год. Анализ показал, что с каждыми выборами явка избирателей становится всё ниже.

"С 2012 года явка избирателей не была выше 75%. Замеры, сделанные в январе 2020 года, показывали 56-60%. Электорату не интересны выборы в мажилис. Существует такое понятие как "спираль молчания". Её суть в том, что чем ближе дата выборов, тем больше ожиданий, что партия-фаворит выиграет. Все считают, что партия выиграет без нас – без наших голосов. Я считаю, что такая модель поведения будет значительно представлена в 2021 году", – прогнозировала в октябре 2020 года директор центра "Стратегия" Гульмира Илеуова.

1,5 трлн тенге партии истратили на предвыборную кампанию

В этом году также значительно выросли расходы партий на агитацию. В 2016 году расходы были такими:

  • Nur Otan – более 341 млн тенге;
  • Aq Jol – более 105 млн тенге;
  • НПК (в то время КНПК) – более 274 млн тенге;
  • "Ауыл" – более 62 млн тенге;
  • Adal (в то время "Бірлік") – более 30 млн тенге.

Итоговых данных о расходах партий на последних выборах ЦИК ещё не опубликовала. Но по данным на 27 декабря 2020 года траты превышают те, что были в прошлую кампанию:

  • Nur Otan – более 565 млн тенге;
  • Aq Jol – более 254 млн тенге;
  • НПК – 177 млн тенге;
  • "Ауыл" – более 255 млн тенге;
  • Adal – более 273 млн тенге.

Вырос процент испорченных бюллетеней

Политолог Марат Шибутов в своём авторском Telegram-канале опубликовал статистику по испорченным бюллетеням на выборах депутатов мажилиса с 2004 по 2021 годы:

  • 2004 год – 134 431, или 2,77%;
  • 2007 год – 146 805, или 2,41%;
  • 2012 год – 77 707, или 1,11%;
  • 2016 год – 43 282, или 0,57%;
  • 2021 год – 297 718, или 3,95%. 

"Прошедшие выборы как раз чемпионы и по количеству, и по доле. Весьма значимый и влияющий на итоги результат", – написал Марат Шибутов.

10 наблюдателей выгнали с избирательных участков

Некоторые связывают высокие показатели явки в регионах с тем, что там легче "нарисовать" цифры, чем в больших городах, где на участках установлены камеры, а требования наблюдателей и знание ими законов более высокие. Столичный журналист и наблюдатель 118 участка в Нур-Султане Анар Бекбасова рассказала, что в 13.20 разница в явке между данными наблюдателей и членами избирательной комиссии достигла 100 человек. После этого члены комиссии перестали делиться информацией о явке.

"Конечно, в регионах это легче сделать, когда там нет наблюдателей. Среди нас был мужчина, который несколько лет был наблюдателем. Он сказал, что основные нарушения всегда в регионах. В столице и больших городах это сделать сложнее. Да и в регионах заставить людей пойти проголосовать намного легче. Например, в аулах влияние акима сильное", – говорит Анар Бекбасова.


Читайте также: Независимые наблюдатели заявили, что суд отказался рассматривать их жалобу на избирком по формальным основаниям


В регионах действительно были жалобы от наблюдателей на действия членов избирательной комиссии. По данным МВД, в день выборов с участков принудительно удалили 10 наблюдателей. Основные причины:

  • нарушение санитарных ограничений;
  • воспрепятствование работе комиссии;
  • нарушение правил нахождения на избирательных участках.
 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от "Нашей газеты" / Новости / Kostanay (@ng.kz_)

 

Тем не менее, по словам Анар Бекбасовой, присутствие наблюдателей всё же помогло пресечь часть нарушений.


Читайте также: МВД о митингах в день выборов: К ответственности никого из участников не привлекали


Политологи тоже отметили высокую активность наблюдателей в этом году, какой не было раньше, что не могло не повлиять на показатели явки. Если в 2016 году были слабые запросы наблюдения, то в этом году – взрыв желающих наблюдать. Это говорит о возросшем политическом самосознании казахстанцев и повышении уровня протестности в стране.

"Правда, пока уровень протестности концентрируется в виртуальном пространстве, а акции протеста и митинги не очень многочисленны. Но тем не менее изменения происходят. Об этом можно судить хотя бы по тому, что среди активных протестующих много молодёжи, чего не наблюдалось ещё 5-10 лет назад. Но в эти выборы не было массовых акций протеста. Почему? В предшествующие годы власть активно репрессировала тех, кто выходит на улицы, поэтому протест загнался внутрь", – считает политический обозреватель Виктор Ковтуновский.

Сторонников Nur Otan стало чуточку меньше

Политолог Ислам Кураев перечислил положительные моменты, которые отличают последние выборы от предыдущих.

Первый – Nur Otan перед выборами провела внутрипартийные праймериз.

"Это более политизировало общество, привлекло некий интерес к выборам. На самом деле партийные выборы в этом году были на голову выше по организации. Особенно в агитационный период. Партии активно выходили в соцсети, готовили нового формата агитматериалы, были даже выходы в Tik Tok – это уже прогресс, новое видение. Эти выборы были более современные, цифровые", – полагает Ислам Кураев.


Читайте также: Берик Имашев, глава ЦИК: Если у вас общество пчеловодов, может, вам не надо заниматься политическими вопросами? 


Второй – изменился процент голосов избирателей. В прошлые выборы Nur Otan набрала более 80% голосов, остальные прошедшие в парламент партии – чуть больше 7%. Процент голосов у не прошедших партий был от 0,29 до 2%. В этом году Nur Otan набрала 71%, "Ак жол" – больше 10%, НПК – выше 9%. Не прошедшие партии также прибавили в процентах.

"Появляется плюрализм мнений, общество выбирает для себя более близкую по духу партию. Сложно сказать, чего ждать населению от этих выборов. Оно голосовало, исходя из изученных или озвученных предвыборных программ. Если отдали свой голос за определённую партию, то с неё надо спрашивать в итоге по пунктам, что сделали. Надо народу быть более ответственным за свой выбор. Любое обещание должно быть выполнено хотя бы на 99,9%", – говорит Ислам Кураев.

Парламентской оппозиции дали больше прав

Перед парламентскими выборами в Казахстане приняли поправки, предусматривающие введение института парламентской оппозиции, которая теперь будет иметь право инициировать проведение парламентских слушаний, а также определять повестку дня правительственного часа. Руководителям фракций дадут право выступать на совместных заседаниях палат парламента и других заседаниях мажилиса.

Но представлена ли в парламенте оппозиция?

"Если мы говорим о принципиальной оппозиции, то её не было и не представлено теперь. Такого рода оппозиция у нас не легитимизирована, она вытеснена с политического поля, принудительно маргинализирована. Реально оппонирующие действующему режиму партии не регистрируются и не могут участвовать в выборах", – уверен Виктор Ковтуновский.


Читайте также: Парламентские выборы-2021: какие партии есть в Казахстане и что они из себя представляют


"Программы партий почти у всех схожи, нет жёстких противоречий. Более или менее оппозиционные представители – "Ак жол". В их программе обозначен постепенный переход к парламентской республике, в то время как Nur Otan настаивает на президентской форме правления. Хотя бы учитывая это, "Ак жол" можно считать оппозицией. Есть ещё пару идей у них, которые не сходятся с правящей партией. Но всё же в основном программы их не сильно отличаются друг от друга", – добавляет политолог Жулдызай Искакова.

Она следила за агитацией партий во время предвыборной гонки. Полагая, что зимой, да и во время пандемии, политики должны были делать упор на соцсети, Жулдызай Искакова сопоставляла, насколько активно конкуренты используют этот ресурс. Вот что получилось:

Партии в соцсетях по данным на 27 декабря 2020 года / Таблица со страницы Жулдызай Искаковой в Facebook

"Как компания борется за своего клиента, так и партия должна бороться за свой электорат, а не сидеть от выборов до выборов и ничего не делать. Партии, которые пришли в парламент, что-то выдвигают, делают какие-то заявления, но ничего не меняется. А о партиях, которые не прошли, население вообще не знает. Есть такое понятие "профессиональные политики" – они зарабатывают, существуют за счёт политической деятельности. Но если в партиях любители партийной жизни, то эффекта не будет. Когда люди понимают, что их благосостояние, карьера и будущее зависят от того, как они выстроят работу в партии, тогда будет что-то меняться. Но если нет такого понимания, то у них соответственное отношение и к работе", – говорит ещё один политолог Замир Каражанов.

Партии не стали соблюдать 30-процентную квоту для молодёжи до 29 лет и женщин

До выборов в законодательство внесли норму, по которой в избирательные партийные списки должны включать не менее 30% женщин и молодёжи. 

Партии уже распределили полученные мандаты. В состав депутатской фракции Nur Otan вошли 36 победителей праймериз и 40 человек выдвинуты по партийным спискам:

  • шесть членов Национального совета общественного доверия: Канат Нуров, Бахытбек Смагул, Берик Абдигалиулы, Ерлан Саиров, Айдос Сарым и Бекболат Тилеухан;
  • 24 женщины, в том числе Дарига Назарбаева;
  • всего один депутат младше 29 лет – Мади Ахметов, глава алматинского молодёжного крыла Jas Otan;
  • шестеро госслужащих;
  • 24 депутата прошлого созыва, в том числе бывший спикер мажилиса Нурлан Нигматулин;
  • 18 директоров различных предприятий.

Полный список депутатов от партии Nur Otan

10 мандатов НПК распределила так:

  • трое из предыдущего созыва: Айкын Конуров, Жамбыл Ахметбеков, Ирина Смирнова;
  • трое членов движения Urankz: Сергей Решетников, Айбек Паяев, Файзолла Каменов;;
  • всего две женщины: Айжан Скакова и Ирина Смирнова;
  • советник гендиректора по общим вопросам АО "КазНИИСА" Александр Милютин;
  • директор административно-хозяйственного управления ТОО "Каратау" Газиз Кулахметов;
  • руководитель аналитической группы "Кипр", член общественного совета Алматы Ерлан Смайлов.

Депутатов в возрасте до 29 лет нет.

12 депутатами "Ак жол" стали:

  • четверо из предыдущего созыва: Азат Перуашев, Ерлан Барлыбаев, Берик Дюсембинов, Дания Еспаева;
  • всего две женщины: Айгуль Жумабаева и Дания Еспаева;
  • экс-мажилисмен V созыва, президент Союза производителей строительных материалов Азамат Абильдаев;
  • экс-депутат маслихата Атырау трёх созывов, директор ТОО "Атырау construction services" Серик Ерубаев;
  • бизнесмен, директор строительной компании MabexTrade Ltd Максат Раманкулов;
  • президент газеты "Қазақ үні", член Национального совета общественного доверия при президенте Казыбек Иса;
  • генеральный директор ТОО СП "Форпост" Андрей Линник;
  • молодой предприниматель, победитель проекта "100 новых лиц Казахстана" Азат Сембинов;
  • руководитель строительной компании "Алуа-Строй" Ерлик Омиргали.

Депутатов в возрасте до 29 лет нет.

Как видно, 30-процентную квоту для молодёжи и женщин партии не стали соблюдать. В начале предвыборной гонки поданные в ЦИК списки соответствовали этим требованиям, окончательные – увы, нет. Более того, в законодательстве не предусмотрена ответственность за нарушение этой нормы. Де-факто квоту ввели, а де-юре следить за буквой закона некому. 

По мнению Виктора Ковтуновского, поправку об обязательное квоте ввели лишь для того, чтобы создать видимость изменений.

"Проблема глубже. Списки партий довольно обширные, а кто становится депутатом – решают не избиратели, а руководство партий. Во многих странах люди голосуют и за партии, и за конкретных кандидатов этих партий. В состав депутатов входят те, кого больше всего поддержали избиратели. И нам ничего не мешало принять аналогичные процедуры. Но такие законы, которое есть, в интересах тех, кто режиссирует эти выборы", – полагает Виктор Ковтуновский.


Читайте также: "Теперь мы работаем с партийными брендами". Почему депутаты от партий хуже самовыдвиженцев


Политолог Аскар Нурша придерживается другого мнения, считая квоту первым шагом к тому, чтобы в дальнейшем состав парламента менялся более качественно.

"Заявление Президента относительно квот – по большому счёту политический ориентир, к которому будут двигаться власти в своей политике. Но это не означает, что всё это могло быть осуществлено на этих выборах. Между планами и реализацией всегда есть большая дистанция. Я думаю, вопрос технического исполнения этой задумки оказался более сложным, чем ожидали. И молодёжь, и женщины – не новички и в казахстанской политике, и в составе парламента. Но численно в этой системе у нас всё равно превалируют мужчины, женщины менее включены в эту деятельность. Объективно не может быть в составе парламента пропорционально больше женщин, чем они есть в казахстанской политике", – считает Аскар Нурша.

Может, действительно, для того, чтобы состав парламента качественно изменился, нужно время. Пока же можно резюмировать, что принятые перед выборами поправки о снижении порога для регистрации партий и квоте для женщин и молодёжи не заработали. Новых партий не появилось, квоту партию не соблюли, состав мажилиса хоть и обновился, но малознакомыми для большинства казахстанцев людьми. Прошедшие выборы показали только снижение явки избирателей, которая больше указывает на то, что электорат не поверил в перемены.