"Теперь мы работаем с партийными брендами". Почему депутаты от партий хуже самовыдвиженцев

Согласно поправкам 2018 года в Закон "О выборах", самовыдвиженцев среди кандидатов в маслихаты больше не будет, в выборах могут участвовать только члены партий.

10 января 2021 года в Казахстане прошли объединённые выборы в мажилис и маслихаты. Избиратели выбирали депутатов по партийным спискам, голосуя за партию и её представителей, а не за конкретных кандидатов. И если выборы в нижнюю палату парламента проходят так с 2007 года, то в маслихаты – впервые. Самовыдвиженцев как раньше уже нет.

Разбираем, чем плоха и чем хороша новая система, и к чему она может привести.

Вместо лидеров общественного мнения могут прийти угодные депутаты

Изменения в Закон "О выборах в РК" внесли в 2018 году. Тогда и появилась новая норма – "распространение пропорциональной избирательной системы на местные представительные органы (маслихаты всех уровней)". Это значит, что депутаты маслихатов должны избираться на основании партийных списков, представляемых политическими партиями в избирательные комиссии. Политологи считают нововведение своего рода экспериментом, результаты которого мы увидим только через два-три года. 

Выборы – это всегда активизация политических партий, некоторые из которых "просыпаются" в этот период. На слуху обычно те, что представлены в парламенте последние три созыва: Nur Otan, "Ак жол" и Народная партия Казахстана (бывшая КНПК). Но это на уровне республики. В регионах тройка представлена по-разному:

  • правящая партия имеет свои филиалы, регулярно проводит различные мероприятия;
  • НПК тоже имеет свои филиалы, обычно проводит круглые столы и редко – благотворительные мероприятия;
  • "Ак жол" в регионах представлена слабо, обычно представители в регионах – главы бизнес-ассоциаций, которые больше пиарят свои организации или НПП "Атамекен", а не партию.

Про остальные партии в межэлекторальный период ничего не слышно. Наверняка представители в регионах есть и даже активные, но местные их больше знают как личности, а не по их принадлежности к той или иной партии. 

Выборы в маслихаты по партийным спискам и переход к пропорциональной системе – это своего рода попытка реанимировать партии на самом низовом уровне. Может случиться так, что первичные ячейки усилят свою работу. Это единственный плюс, который видит политолог Максим Казначеев. 

"На мой взгляд, это шаг назад по сравнению с прежней системой, когда выборы в маслихаты проходили по одномандатным округам. Мы теперь работаем не столько с личностями, которые представляют наши интересы, а работаем с партийными брендами. Раньше избиратели знали персонально депутатов, которые будут представлять их интересы в местных органах власти. Сейчас существует риск, что партии и работа представительных органов власти – маслихатов – окажутся слабо связанными с реальными интересами людей, проживающими в той или иной области, городе", – считает Максим Казначеев.   

Больше казахстанцы не могут повлиять на персональный состав маслихата. Отныне это прерогатива политических партий. Чем же это плохо? Два главных минуса:

  1. Избиратель, голосуя за партию, может таким образом поддержать конкретного кандидата из партийного списка, но этот человек в окончательный список депутатов может не попасть.
  2. Беспартийные теперь не могут баллотироваться в депутаты маслихата.

Оба фактора политологи считают ограничивающими права казахстанцев.    

"Если избиратель проголосовал, имея в виду одного кандидата, а партия выдвинула другого, то после выборов на это никак повлиять нельзя. У граждан нет права отзыва депутатов маслихата, нет инструментов, чтобы влиять на региональную политику. Есть лазейка, когда партии вводят в списки известных лидеров общественного мнения, дав места в маслихате, а по прошествии полугода или года заменяют их, то есть можно отозвать одних депутатов и по выдвинутому партийному списку провести других. Допустим, партия получает 2-3 места, а список включает 12 фамилий, 9 человек – резерв, который может быть использован для ротации, за 5 лет их могут свободно менять. Тогда депутаты в маслихаты де-факто никак не будут связаны с населением и с теми обещаниями, под которые партии проходили в маслихаты", – предупреждает политолог. 


Читайте также: Итоги выборов в маслихат Алматы: Nur Otan получила 29 мандатов, Ак жол – четыре, НПК и Ауыл – по три


Так называемая ротация годами практиковалась в мажилисе. Например, депутат уходит работать на госслужбу или подаёт заявление о сложении полномочий. Тогда его место по партийному списку занимает следующий кандидат.

Если бы закон не поменяли в 2018 году, партии, которая хочет поменять депутата, пришлось бы проводить довыборы на освободившееся место. В них могли бы принять участие как депутаты от партий, так и самовыдвиженцы.

Самовыдвиженцев из бизнеса, готовых ремонтировать дворы, больше не будет

Политологи считают, что в отличие от кандидатов от партий самовыдвиженцы более активно работали с населением. Как правило, это были бизнесмены, которые работали на собственное имя, тратя свои, а не партийные деньги. 

"Самовыдвиженцы, которые подавали заявки на участие в выборах – это представители бизнес-элиты, которые параллельно с работой с населением пытались решать свои экономические вопросы, связанные с развитием бизнеса. Не секрет, что статус депутата маслихата открывает некоторые двери в местных исполнительных органах власти, есть возможность лоббировать свои бизнес-проекты. Если говорить об их эффективности в общественной работе, то можно сказать 50 на 50 – половина времени у них уходила на решение своих бизнес-вопросов, вторая половина – на решение общественных проблем. Как правило, они благоустраивали городские территории, помогали людям, старались поддерживать работу общественных приёмных, инвестировали в коммунальную инфраструктуру", – объясняет Максим Казначеев. 


Читайте также: Nur Otan определил партийный список кандидатов в маслихат Нур-Султана


Поскольку на съездах руководство партии может сменить депутатов, самовыдвиженцы на этом фоне выглядят выгоднее – выигрывают пятилетней гарантией работы. 

Самовыдвиженцы не нужны, потому что они неугодны

Директор центра актуальных исследований "Альтернатива" Андрей Чеботарёв считает, что поправки в Закон "О выборах" ввели намеренно, чтобы не допустить к выборам неугодных власти кандидатов.

2012 и 2016 годах было очень много протестно и оппозиционно настроенных депутатов. В отношении них применялась технология "отстрела" с помощью налоговых органов, когда их снимали с выборов за то, что находили незначительные нарушения в декларациях. Тогда кандидаты были активные, ярко выражали своё мнение, возмущались, поэтому власть приняла решение не допустить больше индивидуальной оппозиционности", – объясняет поправки в закон и причину отказа от самовыдвиженцев политолог Андрей Чеботарёв.  

В поправках, по его мнению, есть несколько плюсов:

  • активизация политических партий на региональном и местном уровнях, включая работу с населением;
  • улучшение отбора кандидатов в депутаты, минимизирующее попадание в их состав случайных и некомпетентных людей;
  • снижение степени влияния акимов на отбор кандидатов в депутаты, на их избрание и, как следствие, на деятельность самих маслихатов.

Раньше подбор кандидатов в маслихаты в основном зависел от акимов. Они продвигали, оказывали влияние на выдвижение кандидатов. Сейчас, по мнению политолога, сама партия в лице руководства утверждает списки. Уменьшение влияния акимов на избирательный процесс эксперт считает плюсом.    


Читайте также: Итоги выборов в маслихаты Шымкента и регионов: пять партий получили мандаты во многих районах и областях


Из минусов, кроме ограничения конституционного права быть избранным в органы местного самоуправления:
  • депутаты маслихатов будут больше зависеть от своего партийного руководства, отдаляясь тем самым от избирателей с их заботами и нуждами;
  • откровенное бездействие большинства казахстанских партий приведёт к тому, что в период выборов они будут искусственно оживляться. При таком раскладе вне конкуренции остаётся партия Nur Otan, которая сохранила за собой депутатское большинство во всех маслихатах страны;
  • влияние акимов областей, районов и городов на формирование и деятельность маслихатов не сойдёт на нет прежде всего потому, что они являются первыми руководителями соответствующих филиалов Nur Otan.  
С учётом этого ожидать существенного улучшения работы областных, районных и городских маслихатов из-за изменения системы выборов депутатов не приходится. 

"Выборы имеют самые разные вариации: в СССР были одни, в соседнем Китае – другие, в Европе и США – более продвинутого плана. Это просто разные варианты выборов, в зависимости от того, насколько активно общество принимает участие в политической системе страны. У нас всё-таки закрытая политическая система, основной участник которой – правящая элита. Реальные результаты мы увидим через пару лет", – подытожил Андрей Чеботарёв. 

Если не нравится депутат – звоните в партию, жалуйтесь в соцсетях

Политолог Марат Шибутов, напротив, считает, что маслихаты только выиграют от пропорциональной системы. 

"Сейчас в маслихате Алматы есть депутаты от Nur Otan, "Ауыла" и "Ак жола". Подавляющее большинство у Nur Otan. Это при мажоритарной системе так было. Преимущество Nur Otan на каждом участке, то есть партия могла использовать большие силы. Сейчас при пропорциональной системе у других партий больше шансов", – говорит член общественного совета Алматы, политолог Марат Шибутов. 

Он приводит в пример партийные фракции в маслихате: они, мол, сильнее, чем одиночные депутаты. Один депутат в поле не воин, уверен политолог. 


Читайте также: Nur Otan, "Ак жол" и НПК прошли в маслихат Нур-Султана. "Ауыл" и Adal не набрали 7% голосов


Если избиратель выбирал одного кандидата, но в список он не вошёл, Марат Шибутов рекомендует звонить во все колокола и требовать выдать мандат тому, за кого был отдан голос. Несмотря на то что, как заметил Максим Казначеев, законных прав на это у людей нет, поменять народных избранников может партия.  

"Партия всегда выбирает наиболее сильного кандидата. Если что, вы всегда можете позвонить в партию и сказать, что вы голосовали за этого депутата. Срок работы депутата – пять лет, партия может дать одному депутату два года, потом два с половиной года – другому. Это зависит от того, как активно будут избиратели звонить и требовать. Чем больше вы агитируете, пишите в соцсетях, звоните, тем больше шансов, что к вам прислушаются. Любая партия ставит тех, кто более популярен", – уверен Марат Шибутов. 

Политолог – сторонник смешанной системы выборов в мажилис, как было до 2007 года, а в маслихат, по его мнению, должны проходить кандидаты по партийным спискам. 

Как показывает анализ, в региональных маслихатах большинство мест получила правящая партия Nur Otan. 

Новости партнёров