Что успел осуществить Асхат Аймагамбетов на посту министра просвещения

Асхат Аймагамбетов / Фото Informburo.kz
Асхат Аймагамбетов / Фото Informburo.kz

Асхат Аймагамбетов выложил в соцсетях пост об итогах своей работы на посту министра.

В первый рабочий день 2023 года президент Казахстана, как и обещал накануне новогодних праздников, подписал ряд указов о смене нескольких первых руководителей ключевых министерств. В числе первых оказалось Министерство просвещения. Вместо Асхата Аймагамбетова кресло министра занял Гани Бейсембаев, работавший при Аймагамбетове его заместителем.

Асхат Аймагамбетов в 2003 году окончил исторический факультет КарГУ по специальности "историк, учитель истории", в 2006 году – юридический факультет Карагандинского института актуального образования "Болашак" по специальности "юриспруденция". В разные годы работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом кафедры политологии и социологии КарГУ, руководителем управления образования Карагандинской области, вице-министром образования и науки.

Informburo.kz сделал подборку успехов и неудач Асхата Аймагамбетова на посту министра – по его собственному мнению и по публикациям новостных лент прошедшего года.

Самое важное в работе по мнению экс-министра

В тот же день примерно в одно и то же время с новостью об отставке министра просвещения на странице Асхата Аймагамбетова в Facebook вышел пост с итогами деятельности условно нового ведомства, которым он успел поруководить чуть больше полугода (портфель министра просвещения Аймагамбетов получил 11 июня 2022 года). До этого назначения чиновник руководил Министерством образования и науки, распавшимся в середине 2022 года на два – просвещения, а также науки и высшего образования.

Дети разные нужны, дети разные важны. Таков главный посыл публикации экс-министра, где он рассказал, что было сделано в 2022 году для казахстанских детей разных возрастов, особых образовательных потребностей, одарённых, из социально уязвимых слоёв населения, живущих в детских домах.

Итак, для детей из детских домов "при активном содействии уполномоченного по правам ребёнка разработаны законодательные нормы по введению института приёмных профессиональных семей. Данная форма устройства обеспечит детям необходимые семейные условия проживания, уход и социализацию, а также позволит значительно сократить количество воспитанников детских домов".

В рамках программы "Всеобуч" помощь детям из нуждающихся семей пересмотрена. Теперь вместо одежды, обуви, канцелярских товаров на специальные картсчета родителей переводится фиксированная сумма – 37 389 тысяч тенге. По признанию самого экс-министра, качество выдаваемой помощи в натуральном выражении помощи вызывала много нареканий, а на выделяемые деньги родители смогут самостоятельно подобрать всё необходимое для ученика.

"Более 475 тысяч детей из малообеспеченных семей получили эту финансовую помощь", – отметил Аймагамбетов на своей странице в Facebook.

Он напомнил, что в "2022-ом впервые приняты правила и закреплено право ребёнка на защиту от травли (буллинга)". Министерство утвердило специальные Правила профилактики буллинга, разработанные экспертами.

По данным министра, в школах введена должность педагогов-ассистентов, и сегодня свыше 1500 ассистентов помогают детям с особыми образовательными потребностями. Увеличилось и количество ПМПК – психолого-медико-педагогических комиссий, частные центры (за госзаказ) теперь будут оказывать коррекционную помощь детям с особенными потребностями.

"Впервые для одарённых детей были предоставлены образовательные гранты для поступления в вузы без сдачи ЕНТ. Мы с 2022 года ввели квоты при поступлении в специализированные школы для детей из социально уязвимых слоёв", – указал в итогах года министр.

Призёры международных предметных олимпиад получили премии в размере до 4,5 млн тенге и гранты для поступления в вузы без сдачи ЕНТ. Наконец, с 2022 года введены квоты при поступлении в специализированные школы для детей из социально уязвимых слоёв в размере 15%.

Министр сообщил, что "в конце года был принят закон, которым вносится запрет на приватизацию государственных детских садов и организаций дополнительного образования (художественных, музыкальных школ, дворцов школьников, детских технопарков и других объектов)". Массовая приватизация детских садов и других учреждений образования началась ещё в 90-х годах и не прекращалась до последнего времени. Потенциальных инвесторов интересовали преимущественно земельные участки на центральных улицах городов, для их захвата самые предприимчивые могли пойти на многое в обход законов, интересы детей в таких ситуациях в расчёт не брались. Поэтому запрет, пролоббированный министерством и его первым руководителем, можно без натяжки отнести к важнейшим.

Усилены требования к детским садам, работающим по госзаказу, который теперь заработал по принципу "Деньги идут за ребёнком".

"Теперь соответствующие всем предъявляемым требованиям сады будут включаться в общий перечень организаций, получающих госзаказ. А дальше уже сами родители при получении направления в детский сад могут выбрать конкретный сад из этого перечня. Соответственно, детский сад будет получать ровно столько мест и финансовых средств, сколько родителей выбрали именно этот сад", – описал Аймагамбетов в соцсетях.

Чем запомнился Аймагамбетов общественности

Скорее всего, родителям школьников Аймагамбетов запомнится изменением продолжительности учебного года и каникул. Нынешний 2022/2023 учебный год завершится 31 мая. Решение об этом министерство и министр приняли накануне учебного года. Согласно нововведению, продолжительность нового учебного года составит 35 учебных недель для учащихся первых классов (ранее – 33 недели), 36 учебных недель во 2–11 классах (ранее – 34 недели).

По информации министерства Аймагамбетова, ряд школ обратились в Минпросвещения в декабре 2022-го с предложением начинать учебный год с 20 августа. Ведомство заверило, что предполагаемое новшество коснётся не общеобразовательных школ, а лишь международных и пилотных.

Запомнился министр и своим отношением к репетиторству, которое назвал "популярным трендом во всём мире". По его мнению, Сингапур и Южная Корея настолько продвинулись в этой сфере, что в странах даже были вынуждены ввести ограничения по времени, отведённому на занятия с репетиторами.

"Люди должны обучаться, получать новые знания и навыки. Если есть такая необходимость, мы это запрещать не можем. Могу сказать коротко, на сегодня мы (ребёнок министра. – Авт.) занимаемся только в школе", – заявил Асхат Аймагамбетов, отвечая на вопросы журналистов.

Ещё одно нововведение анонсировал экс-министр накануне освобождения от должности. В стране решили в пилотном режиме предоставить академическую свободу школам, имеющим необходимые ресурсы и потенциал. Задача заключается не только в создании ученических мест и механического охвата, а в расширении количества хороших и разных школ с качественной образовательной программой.

"Школы смогут самостоятельно определять содержание. Им не придётся жёстко следовать типовым учебным программам, но при этом обязательным будет достижение результатов обучения, указанных в государственном общеобязательном стандарте образования (ГОСО)", – отметил Асхат Аймагамбетов.

Из заметных новшеств школьной программы можно назвать исключение предмета "Самопознание", в школах с казахским языком обучения включение русского языка в программу со второго класса (а не с первого, как было раньше), а английского – с третьего класса и для казахских, и для русских школ. Два новых предмета "Изобразительное искусство" и "Трудовое обучение" пришли на замену "Художественному труду".

Выпускники педагогических вузов теперь должны сдавать Национальный квалификационный тест перед тем, как начать работать в школе. Такие тесты для учителей-предметников включают вопросы по самому предмету и методике его преподавания. По итогам тестирования молодой специалист должен получить квалификацию "педагог".

"Качество важнее количества. Мы не должны привлекать к работе с детьми не подготовленных в достаточной степени выпускников", – подчеркнул министр.

Наконец, в должности министра просвещения Аймагамбетов заступился за директоров школ, на которых, по его мнению, возложены все проблемы отечественной системы образования.

"Школа – не организация, которая оказывает социальную помощь. Школа – организация, занимающаяся обучением. Мы возложили на школы "Всеобуч" и другие вещи, и теперь не знаем, чего требовать у директоров: качества образования или обеспечения школьной формой? По моему мнению, это неправильно", – сказал министр образования на встрече с алматинцами.


Читайте также:


Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров